29.03.2022 Экономика

ВТО как инструмент экономической диверсии против России

Фото
eer.ru

Восемнадцать лет, подумать только, российские власти боролись за право страны стать членом Всемирной торговой организации. Стали в 2011-м, а уже через пару лет почувствовали, что нас – как того, любимого путинского дурачка, - на четыре кулачка. Но нет, несмотря на это, несмотря на мнение многих экспертов, на аргументированные позиции КПРФ и справороссов власти до сих пор чешут репу, извините: выйти из этой конторы – не выйти?... Ситуацию анализирует обозреватель «Октагона» Елена Черных.

Почти незамеченной прошла новость о том, что в четвёртый пакет санкций вошло требование послов Евросоюза приостановить для России режим особого благоприятствования во Всемирной торговой организации (ВТО) и прекратить рассмотрение заявки Белоруссии на вступление в международную структуру. Зато заметным событием стало внесение в Госдуму предложения от «Справедливой России – За правду» о денонсации Россией протокола о присоединении к ВТО. Это не первый подход политиков «к снаряду», о вреде норм торговой организации для российской экономики говорят многие эксперты. Однако идея выхода до сих пор не получила поддержки со стороны властей.

Игра в одни ворота

Переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию шли 18 лет – с 1993 по 2011 год. Членство в международной организации позиционировалось как возможность свободного движения товаров на внешние рынки, привлечение иностранных инвестиций, создание благоприятных условий для конкуренции и, соответственно, для развития отечественного конкурентоспособного рынка. Теория не совпала с практикой.

Одним из главных преимуществ участия в ВТО декларировалась перспектива продавать национальную продукцию на внешних рынках. Условие – сертификация вывозимых товаров по строгим правилам организации. Однако в странах со стремительно разваливающимся производством вскоре продавать стало нечего, и коллективный Запад наводнил российский внутренний рынок своей продукцией, а из РФ вывозил в основном ресурсы. Согласно данным Федеральной таможенной службы, 54,3 процента российского экспорта занимают топливно-энергетические товары, 10,4 процента – металлы, 7,7 процента – продукция химической промышленности и каучук, 3,5 процента – лес. Структура экспорта практически не менялась на протяжении многих лет, отличались только объёмы.

Это взаимно

Объявленная российским Правительством в 2014 году программа импортозамещения вызвала негодование Запада после того, как в процедуру госзакупок были внесены приоритетные условия для отечественных производителей. О нарушении правил ВТО заявило торгпредставительство США. В декабре прошлого года Евросоюз обратился во всемирную организацию с претензией на 290 млрд евро – в такую сумму послы ЕС оценили программу импортозамещения. По их мнению, создание приоритетных условий для отечественного производителя в процедурах госзакупок ограничивает права европейских производителей. Претензии объясняются тем, что для ЕС Россия должна была стать рынком сбыта, но не полноправным участником торговых отношений.

«Мы анализировали европейскую систему. Самая открытая для иностранных инвесторов система госзакупок создана в Германии».

image-20220329162206-1Алексей Ульянов
директор Института повышения конкурентоспособности, кандидат экономических наук

– Они отдают зарубежным участникам 3 процента. В остальных странах Евросоюза – 1–2 процента, потому что система госзакупок там изначально создавалась для поддержки национальной экономики, – рассказал директор Института повышения конкурентоспособности кандидат экономических наук Алексей Ульянов.

Он добавил, что аналогичным образом необходимо реформировать и российскую систему: ориентировать её на поддержку отечественных предприятий.

Требование послов ЕС должно вступить в силу после публикации бюллетеня на официальной площадке ВТО.

С российской стороны инициативу выхода из всемирной организации в последнее время развивает глава эсеров Сергей Миронов, его поддержали депутаты других партий, например вице-спикер Госдумы Пётр Толстой. Между тем в самой торговой организации «не могут представить возможным» исключение России – об этом сказала глава ВТО Нгози Оконджо-Ивеала.

ВТО выгодна либо совсем маленьким странам, которые ничего не производят, либо большим, ориентированным на экспорт готовой продукции, а не сырья, отметил политолог Сергей Михеев, комментируя положение России в международной организации.

«Разговоры о том, что конкуренция заставит нас лучше работать отчасти правда, но в ситуации, когда вы не производители ничего вообще, а другой производит давно и приходит на ваш рынок, у вас нет ни одного шанса взять и в этой прекрасной конкурентной ситуации что-то производить».

image-20220329162206-2Сергей Михеев
глава Наблюдательного совета «Октагона»

– Выход из ВТО позволит нам стать совершенно свободными и уже не иметь дела с намеренной девальвацией валюты, а развивать собственное производство. Поэтому я считаю, что мы должны принять решение о выходе из ВТО, – говорит Сергей Михеев.

Если внесённый «Справедливой Россией» проект будет поддержан, то случится мировой прецедент выхода страны из ВТО. При этом ещё в 2017 году с таким предложением выступали коммунисты: они говорили, что на сниженных ввозных пошлинах Россия потеряла больше 12 трлн рублей. Дискуссия по этому вопросу тогда была бурной, но конкретными решениями не закончилась.

К слову, когда-то вступление в ВТО на международных площадках от имени России лоббировали и финансировали структуры «Альфа-Банка». Однако спустя пять лет главный экономист «Альфы» Наталья Орлова признала, что эффект минимален.

ГОСТ благословенный

Одним из основных требований ВТО была отмена национальных стандартов качества и системы государственного контроля качества – ГОСТов. Отечественный закон «О стандартизации» перестал быть главным нормативным актом, хотя когда-то именно система национальных стандартов и контроля качества позволила произойти такому феномену, как советская индустриализация.

Закон «О стандартизации» формировался в стране с 30-х годов прошлого века. В 1925-м было положено начало самому процессу стандартизации производства. Чтобы преодолеть разруху, необходимо было наладить производство промышленных станков. По поручению Правительства несколько заводов изготовили образцы кузнечного оборудования с заданной мощностью и производительностью, но на госприёмке оказалось, что у станков разные вес, энергозатратность, металлоёмкость, поэтому стали выбирать лучшие образцы.

Поиск оптимальных вариантов был распространён на всю промышленную политику СССР. Над стандартами качества, бездефектным производством, повышением производительности труда работали целые институты. И Советский Союз более чем успешно конкурировал с западными странами вплоть до начала третьей технической революции.

К созданию собственных систем стандартизации Запад пришёл минимум на 15 лет позже. Системы менеджмента качества ИСО 9000, которые сегодня внедряются на предприятиях, желающих работать на внешних рынках, в своей основе базируются на советских разработках.

На смену закону «О стандартизации» в соответствии с требованиями ВТО пришёл закон «О техническом регулировании». С резкой критикой проекта выступил бывший глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков. На заседании Правительства он заявил, что закон о техрегулировании является прямой угрозой национальной безопасности, что он подготовлен в интересах наших глобальных конкурентов. Но документ приняли, а позже, анализируя действие этого нормативного акта, Фрадков скажет, что даже мощнейшая экономическая диверсия не нанесла бы национальной экономике такой урон.

Действительно, рынок наводнили импортные товары и контрафакт. Объём такой продукции на российском рынке в 2021 году составил от 4 до 6, 5 трлн рублей. Другие последствий «либерализации экономики» – утрата инженерной инфраструктуры и потеря традиций русской инженерной школы. Кстати, Белоруссию до сих пор не приняли в ВТО именно потому, что Александр Лукашенко сохранил систему национальных стандартов. Сейчас рассмотрение заявки Белоруссии о вступлении в ВТО приостановлено.

Туманные контуры будущего

В условиях действующего геополитического конфликта актуальность национальной системы стандартизации в процессе промышленного производства и импортозамещения становится очевидной. Инфраструктура качества и производства сохранилась в органах Росстандарта. Этой инфраструктурой и придётся пользоваться нашим производителям. К счастью, она более чем современна и при необходимости совместима с западными.

О том, как мы будем входить в новую экономическую реальность, эксперты высказываются крайне осторожно. Поводов для оптимизма не так много. Руководитель лаборатории социальных исследований Института региональных проблем Пётр Кирьян считает, что импортозаместиться мы сможем и запасов для поддержания привычного уровня жизни нашей стране хватит. Но нужно понимать, что экономика в принципе стала другой и сравнивать её с эпохой СССР некорректно.

«Технологий, которые сегодня применяются в той же нефтедобыче, металлургии, химической промышленности, во времена СССР просто не существовало. Появились отрасли, которые отстроены буквально с нуля».

image-20220329162206-3Пётр Кирьян
руководитель лаборатории социальных исследований Института региональных проблем

– Экономика стала другой. Мы привыкли смотреть на себя как на поставщиков нефтепродуктов, но это уже давно не так. Сегодня мы имеем конкурентную экономику, которая может прокормить своих граждан, – отметил Кирьян.

Эксперт уверен, что в современном мире нужно оценивать свой потенциал исходя из горизонта событий и ориентировать производство не столько на импортозамещение, сколько на будущий экспорт:

– Например, у нас есть «Сухой Суперджет». Это конкурентный самолёт в своём классе. Мы изначально строили его как экспортную модель. Потребность на внутреннем рынке у нас – сотни машин. А предприятие должно формировать свою экономику в горизонте десятилетий.

По мнению руководителя лаборатории социальных исследований, у России лучшие перспективы в транспортной логистике. Если страна оживит масштабные проекты в судостроении, это будет полезно нам и интересно всему миру.

Директор Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов считает, что главным драйвером процесса импортозамещения может стать только новая русская буржуазия. По мнению экономиста, очевидные успехи в импортозамещении продемонстрировала отрасль сельского хозяйства:

– Нам теперь не угрожает голод. В сельском хозяйстве импортозамещение состоялось. И это во многом благодаря тому, что субсидии получали частные предприятия. В этой отрасли не создали ни одной госкорпорации.

Ульянов также настаивает на том, что федеральная контрактная система теперь должна формироваться по другим принципам: быть полностью ориентирована на поддержку национального бизнеса.

На снимке: момент торжества Эльвиры Набиуллиной (в 2011 году была министром экономразвития РФ) и Игоря Шувалова (слева от неё на втором плане) - Россию приняли в ВТО!

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии