Знакомьтесь: Диана Каледина, незаменимый человек

Фото
Александр Астафьев / РИА Новости

Сегодня ряд СМИ сообщил, что из СИЗО выпустили главу Балтийской промышленной компании (БПК) Диану Каледину, задержанную ранее по подозрению в поставках под видом российских станков оборудования, произведенного из китайских и тайваньских деталей.  Освободили потому, что обнаружилось: без Калединой российское станкостроение, и без того коматозное, встало.  Поразительная история!

Она поразительная, в частности, в том смысле, что в гротескной форме показывает: к сталинским временам возврата нет.  Иосиф Виссарионович мог себе позволить заявить нечто, превратившееся в мэм «незаменимых людей у нас нет» и с лёгкостью заменять попавших под репрессивный каток на более-менее равноценных; Владимиру Владимировичу менять «не оправдавших» зачастую просто не на кого.

И история поразительна, конечно, тем, что тот же следователь, как пишет «Коммерсантъ», который доказал суду, что Каледину надо непременно взять под стражу, так как «у нас санкции,  у нас Украина», сейчас точно  теми же аргументами о санкциях и Украине доказал, что её надо отпустить из-под стражи. Суд согласился, что содержание главы БПК под стражей «может воспрепятствовать своевременному исполнению» госконтрактов компании, в том числе договору предприятия завода «Саста», который входит в состав БПК, с оборонкой.

Вообще же Балтийская промышленная компания объединяет несколько промышленных предприятий — заводы «БПК-Север» и «БПК-Юг», упомянутый станкостроительный завод «Саста», Сасовский литейный завод в Рязанской области и собственное конструкторское бюро. Она также выступает партнером ряда тайваньских, корейских и других компаний по производству тяжелого оборудования.

Вот это партнёрство и вышло, было, боком Калединой: в августе 2022 года её арестовали, обвинив по трем уголовным делам по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупных размерах, до десяти лет лишения свободы) и отправили в петербургское СИЗО «Арсеналка».  Следствие считает, пишет РБК, что мошенничество было допущено еще в 2017 году, во время исполнения двух контрактов на поставку станков — на 84,1 млн и 76,8 млн руб. петербургскому АО «Звезда-Редуктор», который производит судовые редукторные передачи. Третий эпизод уголовного дела касался контракта на 35,6 млн руб. о поставке станков в декабре 2019 года красноярскому «Красмашу» (входит в структуру «Роскосмоса»). По мнению следствия, все эти деньги были похищены, так как оборудование оказалось не полностью российским, а содержащим детали производства Тайваня.

При этом – и вот тут, увы, ничего поразительного нет - экспертизы станков следствие не проводило. Как указывает защита Калединой, их назначили только после задержания главы БПК.

При этом заказчики претензий к Калединой и исполненным контрактам не имеют и уже несколько лет успешно используют оборудование, поставленное БПК, утверждает адвокат главы БПК Руслан Долотов, а «руководство ведущих предприятий тяжелой промышленности России завалили следствие ходатайствами об изменении ей меры пресечения» (цитата по РБК), и суд приобщил к делу обращения и поручительства за обвиняемую от «Красмаша», структур «Ростеха» и «Роскосмоса» и АО «Механика».

Каледина свою вину отрицает и теперь, вернувшись к делам БПК, может, по-видимому, рассчитывать, что с неё снимут все обвинения. Такие дела.

На снимке: Диана Каледина. 

Из досье. Каледина Диана Евгеньевна родилась в 1981 году, Ленинград, РСФСР, СССР, в 2004 году закончила Петербургский государственный университет путей сообщения (бывший Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта, ЛИИЖТ), вечернее отделение факультета «Мосты и тоннели метрополитена».

В 2002 году, то есть будучи студенткой 3 курса, создала фирму, которую назвала достаточно пафосно — Балтийская промышленная компания, хотя работали в ней тогда пара человек.

Происхождение начального капитала Калединой скрывается, но по мнению ряда СМИ, деньги помог привлечь ее муж и его родственники. Первым направлением деятельности ее компании был капитальный ремонт и модернизация российского и зарубежного металлообрабатывающего оборудования. Следующим этапом стала дистрибуция в РФ станков тайваньской фирмы Buffalo Machinery Co. Ltd.

С 2013 года БПК привлекла солидное финансирование, которое позволило расширить производство. Компания приобрела контрольный пакет станкозавода АО «САСТА» в Рязанской области (один из немногих заводов России, на котором налажен полный цикл производства станков в соответствии с установленными правительством требованиями), открыв также новую площадку «БПК-Север» в промзоне Парнас Санкт-Петербурга. Затем были созданы совместные предприятия (СП) с иностранными станкостроителями — немецкой Hugo Reckerth GmbH и тайваньской Buffalo Machinery Co. Ltd.

В 2006 году выручка БПК составила 66,9 миллионов рублей, в 2016 году — около 3,9 миллиардов рублей.

Финансирование шло под участие в проекте «Росатома» «Организация сборки и производства металлообрабатывающих станков в РФ», который стартовал в 2013 году. В его рамках БПК также договорилась о совместной деятельности с двумя предприятиями Челябинской области — ФГУП «Приборостроительный завод» и ФГУП ПО «Маяк».

На базе челябинских предприятий были созданы цеха по сборке станков, БПК же стала их инжиниринговым центром и поставщиком. Производство станков в рамках проекта началось в 2014 году под совместной торговой маркой F.O.R.T. (Force Opportunities Russian Technologies — «Мощь, возможности, российские технологии»). По данным СПАРК, в 2016-2017 годах БПК заключила контракты на поставку с Приборостроительным заводом и «Маяком» почти на 4,5 миллиардов рублей.

В марте 2018 года Диана Каледина в рейтинге миллиардеров «Самые богатые люди Петербурга» заняла 234-е место с состоянием в 2 миллиардов рублей.

Балтийская промышленная компания» на 2022 год состояла из «БПК-Север» и «БПК-Юг», станкостроительного завода «Саста», Сасовского литейного завода в Рязанской области и двух совместных предприятий с Hugo Reckerth GmbH и Buffalo Machinery Co., Ltd.

В декабре 2021 года Диана Каледина была задержана в Москве в ходе операции сотрудников курирующего промышленность управления «П» ФСБ и УЭБиПК ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти. По данным СМИ, она попала в оперативную разработку чекистов и полицейских еще за несколько месяцев до этого. Поводом стал контракт, заключенный БПК в 2016 году с АО «Научно-производственное предприятие "Сигнал"».

Структуры Калединой должны были поставить "Сигналу" фрезерный обрабатывающий центр марки F.O.R.T. Оборудование должно было быть произведено в России, так как закупалось в рамках федеральной целевой программы "Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ на 2011–2020 годы".

Следствие считает, что на самом деле БПК поставила "Сигналу" станок китайского производства, на котором была российская маркировка. Компания, по версии правоохранительных органов, также сфальсифицировала документы о происхождении оборудования.

Диана Каледина свою причастность к афере категорически отрицала, называя свое уголовное дело «заказным». Она не исключала, что она и ее бизнес попали под прицел неких рейдеров, поскольку ряд следственных действий проводился на производственных площадках БПК, не имевших никакого отношения к контракту компании с «Сигналом».

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии