30.04.2022 Политика

Украинское направление: на всех парах - в тупик

Фото
Shutterstock

Эскалация противостояния России с Западом на фоне наступления в Донбассе, обострения на юге Украины и в Приднестровье, качественного роста поставок западного оружия Киеву и угрожающей риторики Москвы кажется неизбежной. О переговорах, кажется, забыто — на этой неделе обе стороны сделали очередные заявления о том, что переговоры зашли в тупик. На самом деле это не совсем так — переговоры активно ведутся, и стамбульские договоренности месячной давности остаются приемлемыми для обеих сторон, говорит знакомый с их ходом источник The Bell. Просто вопросы, которые там обсуждаются, давно отошли на второй план вместе с первоначальными целями «спецоперации» — сейчас реальное значение для сторон конфликта имеют только военные успехи и вопрос о дальнейшей судьбе уже захваченных Россией территорий.

Эскалация напряжения

Чем больше затягивается «спецоперация» в Украине и чем глубже в конфликт втягиваются западные страны, тем больше готовности к новым решительным действиям демонстрирует Москва.

  • Формальным поводом для угрожающих заявлений Москвы на этой неделе стали слова замминистра обороны Великобритании Джеймса Хиппи о том, что Украина имеет законное право наносить удары по военным объектам на территории России. С начала апреля в приграничных российских областях регулярно сообщают о взрывах на нефтебазах и складах; как минимум один из них был официально назван ударом Вооруженных сил Украины. К концу апреля в Брянской, Белгородской и Курской областях, а также в отдельных районах Воронежской области, Крыма и Краснодарского края был объявлен «высокий уровень террористической опасности».
  • Первым отреагировало российское Минобороны: в ответ на слова британского чиновника там заявили, что провоцирование Украины на нанесение ударов по России в случае атаки «приведет к пропорциональному ответу», а российские военные «находятся в круглосуточной готовности к нанесению ответных ударов высокоточным оружием большой дальности по центрам принятия решений в Киеве».
  • На следующий день высказался уже сам Владимир Путин: выступая на Совете законодателей, он сказал, что, если кто-то захочет вмешаться в события на Украине и будет создавать для России неприемлемые угрозы стратегического характера, ответ Москвы будет молниеносным. «У нас есть для этого все инструменты — такие, которыми сейчас не может похвастаться никто. А мы хвастаться не будем, мы будем их использовать, если потребуется. Все решения у нас на этот счет приняты», — сказал Путин.
  • На следующий день, 28 апреля, российские военные впервые почти за две недели нанесли ракетный удар по Киеву — в тот самый момент, когда в городе находился генсек ООН Антониу Гутерриш, всего два дня назад встречавшийся с Владимиром Путиным. Обстрел был проведен через час после совместной пресс-конференции Гутерриша с Владимиром Зеленским. Одна из ракет взорвалась неподалеку от гостиницы, в которой остановился Гутерриш, заявил его пресс-секретарь. Сам генсек ООН в этот момент был на встрече в офисе украинского премьера Дениса Шмыгаля. Минобороны назвало целью обстрела оборонный завод «Артем» в центральном Шевченковском районе Киева. Одна из ракет попала в жилой дом; погибла журналистка «Радио Свобода», 10 человек пострадали.
  • Новой точкой напряжения на этой неделе стала Приднестровская Молдавская республика на западных границах Украины, которой с 1992 года управляет не признанное ни одной страной-членом ООН (в том числе и Россией) пророссийское правительство. На прошлой неделе замкомандующего Центральным военным округом, рассуждая о целях «спецоперации», назвал одной из них «выход в Приднестровье». 25–26 апреля в разных точках республики произошла серия взрывов, два из которых вывели из строя мощные телерадиоантенны, принадлежавшие российскому ФГУП РТРС и ретранслировавшие по всему миру российские радиостанции. Власти ПМР и источники российских информагентств обвинили во взрывах «людей, проникших с территории Украины». В Киеве назвали события в республике провокацией российских спецслужб. А глава российского МИДа Сергей Лавров в пятницу заявил, что Молдавию, в состав которой официально входит Приднестровье, пытаются «втянуть в НАТО».

Запад втягивается

Нагнетание напряжения Кремлем связано не только с медленным ходом «спецоперации», но и с тем, что за прошедшие две недели Запад качественно увеличил прямую военную помощь Украине — помимо остающейся на складах НАТО советской техники и противотанковых и противовоздушных комплексов ВСУ начинают получать западное тяжелое вооружение в промышленных объемах.

  • В конце прошлой недели Пентагон объявил, что в рамках нового пакета помощи на $800 млн передаст Украине 72 155-миллиметровых гаубицы M777 британского производства (ранее США уже заявляли о передаче 18 таких же орудий). Еще 6 гаубиц M777 Украине передаст Австралия, а 4 — Канада. Всего, таким образом, Украина получит 100 орудий. Кроме того, США передадут Украине 120 беспилотников Phoenix и 700 дронов-камикадзе Switchblade.
  • Франция поставит Украине около десятка самоходных артиллерийских установок (САУ) Caesar, Нидерланды — современные тяжелые немецкие САУ Panzerhaubitze 2000. Последней сдалась Германия, долго отказывавшаяся от поставок тяжелого вооружения, — канцлер Олаф Шольц уже одобрил передачу Украине зенитных самоходных установок Gepard, а компания Rheinmetall в начале недели запросила у правительства разрешения на продажу Украине 88 танков Leopard и 100 БМП Marder (оба, правда, — устаревшие образцы).
  • Это только начало. В четверг палата представителей Конгресса CIF одобрила поправки, позволяющие президенту Джо Байдену пользоваться законом о ленд-лизе от 1941 года для одобрения поставок оружия Украине без дополнительных согласований. Сенатом закон уже одобрен, осталась только подпись Байдена. Сам президент в тот же день представил в Конгрессе новый пакет помощи Украине на $33 млрд, рассчитанный на 5 месяцев. Примерно половина денег пойдет на прямую военную помощь. Что именно войдет в пакет, неизвестно, но Украина рассчитывает на новые тяжелые вооружения, которые до сих пор не могла получить.

Что с переговорами

Российско-украинским переговорам в Стамбуле в эту субботу исполняется месяц — и за весь этот месяц никаких признаков возможной имплементации достигнутых договоренностей не появилось. В пятницу вечером Владимир Зеленский заявил о высоком риске полного прекращения переговоров, а Сергей Лавров — о том, что  переговоры застопорились из-за «непоследовательной позиции Киева и их желания постоянно играть в игры».

  • Переговоры «не сломались» — они продолжаются, но война войной, а переговоры переговорами — сейчас это разные плоскости, утверждает знакомый с их ходом источник The Bell. С момента оглашения декларации в Стамбуле на их ход повлияли два события — свидетельства массовых убийств гражданского населения в Буче и других городах под Киевом (российские власти отрицают причастность) и гибель крейсера «Москва».
  • Территориальные вопросы в переговорах по-прежнему не поднимаются, отмечает собеседник. С каких позиций на них заходить, будет зависеть от успехов в военной операции — но пока они совсем не очевидны. Украинская сторона готова к прекращению огня, но не готова отдавать территории Донецкой и Луганской областей. До их полного «освобождения», заявленного Россией как цель второй фазы «спецоперации», пока, впрочем, и так далеко — почти за две недели наступления в Донбассе Минобороны не смогло отчитаться о значительных успехах. О том, как западные военные эксперты оценивают текущую ситуацию, можно прочитать, например, здесь.
  • Вопрос занятых российскими войсками территорий Херсонской и Запорожской областей на юге Украины в переговорах по-прежнему вовсе не поднимается. Новая администрация этих регионов делает заявления, прямо намекающие на их интеграцию с Россией, — например, о постепенном переходе Херсонской области на рубли с 1 мая или о невозможности возвращения области под контроль Украины. Но возможность референдума об отделении от страны при этом отрицает. Владимир Зеленский 23 апреля заявил, что в случае референдума на любых оккупированных территориях Украина выйдет из переговоров.
  • Собеседник The Bell уверен, что при наличии политической воли на подписание договора все еще можно выйти за несколько дней. Но судьба мира сейчас решается на войне, и нет никаких гарантий, что она закончится в скором времени, говорит он.
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии