20.01.2022 Политика

Минтимер, говори громче!

Фото
Михаил Козловский

В канун 85-летия Минтимера Шаймиева звонили-писали из некоторых СМИ с просьбой что-то о нём сказать. Я отказался: слишком много личного в памяти, чтобы вот так взять и прострекотать  что-то о величии и мудрости. А сегодня, почитав панегирики, решил, что свои пять копеек надо всё же внести.

Для начала надо пояснить, а кому и напомнить, что, упомянув о «личном», я имею в виду только то, что какое-то время был  довольно близок к Шаймиеву в физическом пространстве – как зам редактора «Советской Татарии» в его бытность председателем Совмина Татарии, как депутат  12-го созыва Верховного Совета ТАССР – ТСР – Татарстана, член редакционной комиссии, писавшей Декларацию о госсуверенитете РТ, а позже – как член Конституционной комиссии и как главред инициированной Минтимером Шариповичем первой «непартийной» республиканской газеты, «Известия Татарстана».  Не более того.  Поэтому публикуемое ниже – это нечто отрывочное, такие флэшбеки, никак не претендующие на портрет многолетнего лидера Татарстана и, как резонно, пожалуй, говорят, всего татарского мира.

…На заседаниях бюро Татарского обкома КПСС предсовмина Шаймиев сидел по правую руку от первого секретаря Усманова, выступал не часто, но иногда говорил что-то с места, очень тихо.  Темпераментный Гумер Исмагилович Усманов вскидывался, вскрикивал – «Минтимер, говори громче!», но тот продолжал так же тихо, чтобы слышно было только Самому, но продолжал, доказывал что-то своё.

Много позже Шаймиев со смехом вспоминал, как пришёл к мысли назначить министром финансов Рустама Минниханова.  Едем с ним по его хозяйству, говорил (Минниханов был главой Высокогорского района), он сидит сзади и мне в ухо  - бу-бу-бу, бу-бу-бу – это не так, то не так, а надо бы вот так. Просто достал! Думаю, ну раз ты такой инициативный да толковый – давай, попробуй сам, сделай!

В этом воспоминании много, конечно, сознательно упрощённого Минтимером Шариповичем, это его манера – донести мысль через «картинку», на самом деле он очень не торопясь обдумывает свои шаги, с крестьянской осторожностью и не сторонится услышать контрдоводы. Но если решает – решает быстро.

…Битый час спорим с Фаузией Байрамовой и Фандасом Сафиуллиным на заседании редакционной комиссии о формулировке в Декларации о госсуверенитете – ТССР писать или РТ, вдруг входит кто-то из помощников Шаймиева, говорит – сделаем перерыв, а мне кивает на дверь соседнего кабинета. Захожу – и с порога, резко – Минтимер Шарипович: ты что там гнёшься, мы же договорились, держим статус на уровне союзной республики, какая РТ!? Как-то ему протранслировали, о чём мы бухтели.

…Стоим, разговариваем в перерыве сессии Верховного Совета. Шаймиев – председатель ВС – вдруг спрашивает полушутя: а что ты думаешь, может, нам ввести пост президента Татарстана? Я, дурачок, не расслышав подтекст, начинаю сомневаться, - зачем, мол, у вас авторитет и так дай бог, должность неубиваемая, а президент… сегодня есть, завтра нет. Василий Николаевич Лихачёв смотрит на меня с сожалением, говорит позже – «Юра, ты что в самом деле?! Он же уже решил!»

…Вопрос в лоб, внезапно: а сможешь сделать газету типа «Советской Татарии», но не орган КПСС? Ну… через пару дней приношу что-то вроде концепции вперемежку с бизнес-планом, Минтимер Шарипович пьёт чай с баурсаком в компании с предсовмина Мухамматом Галлямовичем Сабировым, просматривает мою писанину, вдруг спрашивает: а это что такое – компьютерный комплекс? Объясняю, мол, пора уходить от «горячей» технологии печати, от свинца, можно делать всё качественнее и быстрее.  «Сколько стоит – 500 тысяч долларов? - сверяется с запиской, - Мухаммат, найдём?» Мухаммат вздыхает, но согласно кивает. Не проходит и месяца, как деньги зарезервированы, мы летим с видным финансистом в Лондон (фирма-поставщик определена), оба без знания английского, без переводчика, умудряемся уточнить какие-то детали, и в январе 1992 года в Татарстане выходит первая газета с компьютеризированным процессом издания – от набора до печати; ту же технику получает и «Татарстан хэбэрлере».

Обе газеты Верховного Совета и Кабинета министров РТ – русская и татарская – просуществуют до лета 1996 года.  В один не очень прекрасный день Минтимер Шарипович вызовет нас, меня и главреда «Татарстан хэбэрлере» Рената Хариса, к себе и терпеливо, прочувственно объяснит, что издавать сразу 4 государственные республиканские газеты («Советская Татария» и «Социалистик Татарстан» также продолжали выходить) – это становится накладно («да это и нелогично же!»), надо делать выбор и выбор сделан в пользу газет с более чем полувековой историей. Сидим с Ренатом, слушаем, понимаем, грустим. Но! – поднимает палец Шаймиев, - вас не закрываем,  а акционируем, - тебя, например (тычет в меня пальцем) делаем как татарский «Коммерсант», а тебя  (тычок в сторону Хариса) – как татарскую «Литературную газету». Потянете?» А что нам оставалось? Так появились ЗАО «Время и Деньги» и «Мэдени жомга».

На самом деле, думаю я сегодня, выбор в пользу газет, бывших во времена  СССР органами обкома КПСС, был сделан Шаймиевым не только и не столько из-за их славной истории: многое указывало, что на выборах президента РФ 6 июля с большой долей вероятности победит лидер КПРФ Зюганов (а многие  и сегодня доказывают, что он победил и просто побоялся взять власть),   мудрый Минтимер Шарипович решил подстраховаться. Мелочь? Да нет в политике мелочей.

В заключение – несколько слов о терпении и терпимости.

Хочу напомнить, что Верховный Совет Татарстана образца 1990-1995 года был местом для очень острых, порой, дискуссий, и речи шли не только о суверенитете, но и о программах приватизации, например, о ликвидации ветхого жилья, газификации и в ряде случаев едва ли не главным оппонентом татарстанских властей (а можно сказать – лично Шаймиева) был Иван Грачёв, возглавлявший депутатские группы «Народовластие» и «Согласие», стоявшие, как говорили, на промосковских позициях.  Раз за разом, от заседания к заседанию, Ваня поднимался на трибуну и, своим глуховатым голосом, - бу-бу-бу, бу-бу-бу, совсем как Минниханов в шаймиевской «Волге». Нравилось такое противостояние Шаймиеву? Нет, конечно,  но он слушал, терпел, а что-то и принимал, «брал на карандаш». Что  в итоге случилось с Грачёвым, - затёрли его, закопали? Да нет, его поощрили, как минимум не помешав, а, возможно, и посодействовав, избранию депутатом Госдумы РФ.  В общем-то, избавились, объективно, но изящно, нельзя не признать.

И совсем по-другому сложились судьбы участников «бунта глав» мая 1998 года, решившихся пойти наперекор воле Шаймиева, предложившего на пост главы Кабмина тогдашнего министра финансов Рустама Минниханова, - полетели со своих постов кубарем, многие были вынуждены уехать из Татарстана, бросив нажитое непосильным трудом.  То есть концептуально с Шаймиевым можно спорить и даже добиваться в чём-то своего, но когда доходит до личного – лучше прежде хорошенько подумать.

…Шаймиев, вспомнив как-то о своей работе в качестве министра мелиорации ТАССР – с заливистым смехом: «Ой, ну мы столько там тогда закопали!»

Остановлюсь на этом, приберегу кое-что на 90-летие Минтимера Шариповича.

Юрий Алаев.

Официально

Президент России Владимир Путин наградил первого президента Татарстана, госсоветника РТ Минтимера Шаймиева орденом Святого апостола Андрея Первозванного «за выдающиеся заслуги перед государством».

Орден Святого апостола Андрея Первозванного —  высшая государственная награда Российской Федерации. Им награждаются выдающиеся государственные и общественные деятели и другие граждане РФ за исключительные заслуги, способствующие процветанию, величию и славе России, а также главы и руководители правительств зарубежных государств за выдающиеся заслуги перед РФ. Кавалерами восстановленного в 1998 году ордена Андрея Первозванного стали всего 15 человек. Первым удостоился этой чести академик РАН Дмитрий Лихачев за выдающийся вклад в развитие отечественной культуры.

На сайте Кремля опубликована также поздравительная телеграмма Путина Шаймиеву.

«Уважаемый Минтимер Шарипович!

Примите сердечные поздравления с 85-летним юбилеем. Ваша деятельность, вся ваша жизнь тесными, кровными узами связаны с родным Татарстаном. Все, кому довелось работать или встречаться с вами, неизменно отмечают ваши исключительные профессиональные и человеческие качества, мудрость и простоту, доброжелательность и умение вести диалог.

Возглавляя республику в переломную эпоху, вы не боялись трудностей, твердо следовали своим убеждениям и принципам, при этом показывали пример взвешенных, конструктивных подходов к разрешению самых сложных, острых проблем. Огромный созидательный вклад в социально-экономическое развитие региона, сбережение его культурных, духовных традиций снискал вам поистине высочайший общественный авторитет и признание во всей нашей огромной стране. А ваши проекты, направленные на возрождение христианских и мусульманских памятников, без преувеличения стали зримыми символами укрепления ценностей мира и согласия, которыми славится Татарстан».

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии