Ситуация на белорусско-польской границе
16.11.2021 Политика

Опасность войны в Восточной Европе пугающе велика

Фото
Sputnik

Несколько тысяч мигрантов с Ближнего Востока, пытающихся проникнуть из Белоруссии в Польшу, являются жалким подобием того огромного потока людей, которые прошли через Балканы в Германию в 2015 году, пишет обозреватель британской The Telegraph Марк Алмонд (Mark Almond), так откуда паника в Европе? Автор считает, что эта новая горячая точка может стать бикфордовым шнуром для пороховой бочки и привести к серьезной конфронтации.

Сегодня существует очень много горячих точек с такой высокой напряженностью, что опасность возникновения столкновения в Восточной Европе пугающе высока

На первый взгляд, несколько тысяч мигрантов с Ближнего Востока, пытающихся проникнуть из Белоруссии в Польшу, являются жалким подобием того огромного потока людей, которые прошли через Балканы в Германию в 2015 году. Но тот возникший в конце лета кризис был в первую очередь вопросом о том, сможет ли правительство Ангелы Меркель «справиться с этим», о чем она, как известно, заявляла. Какие бы проблемы ни создавал этот людской поток для ЕС, очевидного геополитического элемента, дестабилизирующего Европу, шесть лет назад не было.

Однако сегодня пограничное заграждение, возведенное Польшей для предотвращения пересечения границы мигрантами с Ближнего Востока, стало растяжкой между НАТО, которая имеет договорные обязательства по защите Польши, и самой Россией. Возродившаяся при президентстве Путина напряженность, существовавшая во времена холодной войны, прежде чем достичь Вашингтона, проходит через Минск, Варшаву и Брюссель. Риск заключается в том, что эта новая горячая точка на польской границе может стать бикфордовым шнуром для пороховой бочки, что приведет к гораздо более серьезной конфронтации.

Президент Белоруссии Лукашенко организует тысячи рейсов для перевозки потенциальных мигрантов в его страну, послу чего фактически строем направляет их к границе. Странное обоснование этого заключается в том, что он хочет наказать ЕС за санкции в отношении его режима после подавления протестов во время его якобы переизбрания в августе 2020 года. Но из-за событий, которые начались как локальная конфронтация между Белоруссией и восточноевропейскими членами ЕС (Польшей и Литвой), отношения между западным миром и Россией теперь балансируют на грани.

Лукашенко действует уверенно лишь потому, что считает, что у него есть абсолютная поддержка президента Путина, опора, если хотите. Без поддержки Кремля режим Лукашенко рухнул бы. Поэтому, чтобы понять сегодняшнюю растущую напряженность, следует подумать, каких целей хочет достичь ни перед чем не останавливающийся президент России и как далеко он готов зайти.

Именно здесь следует взять в расчет Украину. Хотя миграция является большой проблемой для нас, живущих в Европе западнее, особенно для Германии, ситуация на белорусско-польской границе для Путина является лишь способом отвлечь нас от его попыток оказать еще большее влияние на Украину или даже вторгнуться на ее территорию, что является его настоящим приоритетом.

Выход Украины из состава СССР и тем самым отсоединение ее от России в 1991 году отодвинуло границы и сферу политической поддержки Кремля далеко на восток, негативно сказавшись на территориальных достижениях на этом фронте, к которым Россия шла на протяжении почти 300 лет. Вернуться на прежние позиции является приоритетом для Путина, человека, который хочет ускорить возвращение к былой славе имперской России. Что более важно, он считает большую прозападную Украину экзистенциальной угрозой своему режиму и России.

Именно такое мировоззрение дает толчок к агрессивным маневрам, которые мы наблюдаем со стороны Путина. И именно по этой причине мы должны серьезно относиться к передвижениям российских войск на ее западных границах. Сосредоточение российских войск на украинской границе вполне обоснованно вновь вызвало опасения по поводу внезапного вторжение, подобного аннексии Крыма в 2014 году.

Остановить в значительной степени интеграцию второй по величине бывшей советской республики с западным стратегическим альянсом всегда было ключевой целью Кремля. Существование Украины в качестве нестабильной страны без четких границ мешает вступлению Киева в НАТО, для которого у стран-кандидатов не должно быть пограничных споров.

Хотя Германия и Франция хранят сдержанное (а на практике зловещее и эгоистичное) молчание по поводу миграционного кризиса и передвижения российских войск вдоль границ Украины, Великобритания заняла в этой сфере передовые позиции, направляя материально-техническую помощь Польше и повышая обороноспособность Украины. Именно этим и объясняется жесткая реакция России на статью министра иностранных дел Лиз Трасс (Liz Truss) в «Санди Телеграф» (Sunday Telegraph), разъясняющую твердую позицию Великобритании в отношении поддержки «наших друзей в странах Балтии и на Украине».

Кремль не хочет войны с Западом (это не в его интересах), но он рассчитывает, что растущая опасность конфликта заставит Запад — и Германию в частности — закрыть глаза на украинский вопрос.

Опасность заключается в том, что, как бы Путину ни хотелось строить из себя геополитического гроссмейстера, обычные игроки, оказавшиеся в ловушке между Россией и Западом, могут оказаться в этой игре не просто пешками. Оказавшийся в сложной ситуации сумасбродный местный лидер, такой как белорусский президент Лукашенко, возможно, рассчитывает, что ухудшение отношений между Западом и Россией пойдет ему на пользу, потому что Кремль будет вынужден поддержать его, что бы ни случилось. Даже поддавшийся панике пограничник, стреляющий без приказа, или мигрант, использующий самодельное оружие, могут спровоцировать эскалацию насилия.

Безусловно, в отношениях между Западом и Россией в прошлом была серьезная напряженность, из-за чего самоуспокоенные, не видящие угрозы наблюдатели осуждают любого, кто предупреждает о потенциальном конфликте. Что ж, будем надеяться, что это спокойствие уместно. Но я бы сказал, что рассчитывать только на это неразумно.

Перевод ИноСМИ.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии