07.07.2022 Политика

На Украине назрела новая стадия российской спецоперации

После освобождения Лисичанска части ВС РФ и народной милиции ЛНР вплотную подошли к Северску – последнему относительно крупному населенному пункту, прикрывающему путь на Славянск. Что это означает и как могут развиваться события на центральном участке фронта в ближайшее время? По мнению обозревателя газеты «Взгляд» Евгения Крутикова, есть основания полагать, что мы становимся свидетелями начала крупных военных событий.

Противник несколько недель выстраивал новую оборонительную линию вдоль автомобильной и железнодорожных трасс, идущих с севера на юг от Северска через Званово на Соледар и далее на Артемовск (Бахмут – украинское название после переименования 2016 года). Для этой цели снимались части с гарнизона Славянска и направлялись новые подразделения, набранные в глубинных районах Украины. Туда же бежали те, кто смог убежать из Лисичанска.

По замыслу Киева, вдоль трассы должен сформироваться новый фронт украинской обороны района Славянска – Краматорска. Это уже привычная тактика, поскольку ранее противник формировал линии обороны вдоль других естественных преград. В первую очередь рек. Из них выделялся Северский Донец, который ВСУ изо всех сил стремились превратить в непреодолимую преграду, используя климатический фактор (разлив и паводок), а также импортные вооружения для разрушения понтонных мостов.

В результате ВС РФ и союзники приняли новую тактику. Лисичанск был окружен и в конце концов освобожден путем не прямого штурма через реку с Северодонецка, на что буквально напрашивались ВСУ, а через выход в тыл украинских позиций в Лисичанске из условного района Попасной. Попутно был создан и ликвидирован котел в Горском – Золотом.

План Киева стратегически не меняется. Украинский Генштаб продолжает пытаться замедлить продвижение ВС РФ и союзников на некоем новом рубеже. На этот раз перед уже непосредственно Славянском, до которого на некоторых участках фронта осталось 7-10 километров. Задача Киева состоит в том, чтобы на пустом месте создавать новые линии обороны после быстрой утраты крупного промышленного центра.

За линией Северск – Соледар уже сам Славянск, за которым уже никакую новую линию обороны не организуешь. Тут дело, как ни удивительно, в истории и географии. За Славянском и Краматорском на запад заканчивается промышленный район Донбасса. В тылу и в окружении остается Авдеевка с ее огромной промзоной, но ее гарнизон почти наверняка постигнет участь Лисичанска. Окружение и/или бегство и плен.

А особенность исторического формирования Донбасса как региона заключается в крайне плотной застройке. Города за десятилетия советской индустриализации и урбанизации сливались друг с другом. Между ними если и есть пустое пространство, то оно заполнено промзонами и небольшими поселками.

Сети дорог сплетаются между ними в паутину. Например, автомобильная трасса Северск – Соледар – Артемовск, по которой сейчас выстраивается новая линия обороны ВСУ, не имеет обозначения именно как автотрасса. Это просто улицы, перетекающие друг в друга в сросшихся населенных пунктах (улица Пушкина в Северске переходит в улицу Шевченко в Звановке, а далее на юг – это улица Горького вплоть до Соледара).

Именно поэтому ВСУ было так легко создавать оборонительные укрепрайоны, когда практически сплетающиеся друг с другом населенные пункты можно превратить в единую цепь укреплений. И цепь эту приходилось проходить село за селом, пгт за пгт, из-за чего в официальных сводках постоянно мелькали названия малоизвестных сел, превращенных ВСУ в сплошной массив обороны.

А вот за Славянском на запад ландшафт резко меняется. Там, собственно говоря, уже не Донбасс, а Левобережная Украина. И так вплоть до реки Днепр и города Днепр, более известного как Днепропетровск. Между райцентрами – огромные почти пустые сельскохозяйственные пространства, на которых не организуешь новую линию обороны. Это не Донбасс с его вечным урбанизмом. Там зацепиться не за что.

И после окружения/освобождения Славянска в украинской обороне образуется огромная дыра в степи вплоть до Днепра. Конечно, с некоторыми поправками, но сложно представить, что противник будет в состоянии зацепиться там хотя бы за один населенный пункт. Там даже теробороны набрать будет проблемно, ибо тех, кого могли мобилизовать, уже мобилизовали и отправили в Мариуполь или Северодонецк.

Та же история и чуть южнее обязана случиться после занятия Артемовска (Бахмута), что открывает точно такую же возможность движения по степи в направлении Запорожья. А это, в свою очередь, автоматически ставит в критичное положение противника на фронте от города Запорожье до Гуляйполя.

Разрушение украинской обороны вокруг Славянска и Артемовска, конечно, важно само по себе, в том числе и с символической точки зрения (завершение освобождения ДНР). Но в стратегическом плане оно чрезвычайно важно для дальнейшего продвижения и уничтожения военной структуры Украины в целом.

Иными словами, окружение/ликвидация группировок противника в Славянске – Краматорске, далее в Авдеевке, Артемовске и Курахово не просто разрушает фронт в Донбассе и уничтожает крупнейшую на данный момент группировку ВСУ. Самый главный результат будет в том, что это должно вывести войска ВС РФ и союзников на оперативный простор на огромной территории. Попутно на северном фланге провисает оборона противником Харькова, а на этом направлении в последнюю неделю резко увеличилась активность российских войск.

В ближайшее же время на повестке дня стоит разрушение той линии обороны от Северска до Артемовска, которую пытается создать Киев. И есть все основания полагать, что российское командование уже приспособилось к местным условиям. Дело в том, что нет никакой необходимости на плечах отступающих из Лисичанска украинских частей пробиваться к Северску. Над Северском с севера (извините за тавтологию) нависает другая группировка, которая как раз и подошла к Славянску на 7-10 километров.

Киев раз за разом ожидает ударов там, где сам это себе придумал, а получает (уже несколько раз получал) удары во фланги и тыл. Та же история может повториться буквально в ближайшие дни с Северском. Тем более, что Верховный главнокомандующий рекомендовал дать отдохнуть и нарастить потенциал тем силам, что участвовали в освобождении Северодонецка и Лисичанска. А вот частям группировок «Восток» и «Запад» как раз рекомендует продолжить выполнять поставленные задачи.

Дальнейшие события могут разбиться на несколько разных по масштабам и длительности операций. Возможно, что взламывание линий обороны вокруг Славянска (сколько бы их не было) займет до пары недель в зависимости от уровня морального духа обороняющихся.

Уже сейчас видно, что после потери Лисичанска боевой дух ВСУ резко упал, но тыловые части гарнизона в Славянске менее охвачены паникой. Она будет проникать туда по мере прибытия в расположение гарнизона солдат из трех разбитых в Лисичанске и Северодонецке бригад, включая 10-ю горно-штурмовую, набранную в основном из жителей горных районов Западной Украины и понесшую в последнюю неделю критичные для ее существования потери. Но как занятие Северска, так и окружение Славянска – это вопрос времени, то есть вполне себе прогнозируемой локальной операции.

А вот дальше уже начинается свободное поле выбора. Открытая брешь во фронте позволит российским войскам продвинуться вплоть до Днепра. В оперативное окружение, будем надеяться, попадет целая группировка ВСУ на южном участке фронта. Для Киева потеряют всякий смысл попытки удерживать Харьковскую область, поскольку ранее это было нужно исключительно для оказания давления через Изюм на фланг российской группировки.

Откуда ВСУ будут в этой ситуации брать резервы – совершенно непонятно. Это тот самый случай, когда через череду последовательных оперативно-тактических операций может в ближайшей перспективе обрушиться если не весь фронт обороны ВСУ, то значительная его часть. Насколько быстро ВС РФ и союзники выйдут на новую стадию операции, покажут ближайшие дни.

На снимке: просторы Украины.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии