Big data

Больше, чем данные

Фото
Shutterstock

В России власти форсируют развитие технологий big data: с 2024 года заработает нацпроект «Экономика данных» стоимостью 1,5 трлн руб. «Эксперт» разбирался, как под давлением информации будут меняться экономика, социальные отношения и к чему это приведет.

Новый экономический ландшафт

В 2023 году китайские ученые из Университета Сунь Ятсена и австралийские из Института медицинских исследований Гарвана и Сиднейского университета смогли с помощью искусственного интеллекта (ИИ) обнаружить противоядие от бледных поганок, угарного газа и цианидов. Они дали ИИ проанализировать все медицинские препараты, одобренные американским потребнадзором, и запрограммировали алгоритм на подбор химических соединений, блокирующих соответствующие токсины. В случае с поганками антидотом оказался краситель индоцианин зеленый, который используется с 1950-х годов как диагностическое средство. Впоследствии результат, полученный с помощью ИИ-модели, был подтвержден в лабораторных экспериментах.

Это лишь один из массы примеров того, как технологии обработки больших данных трансформируют процесс поиска решения прикладных проблем. Более того, меняются и экономические парадигмы.

Например, проблематика «предела фирмы» нобелевского лауреата Рональда Коуза — по мере роста бизнеса издержки на заключение сделки практически нивелируют выгоду от нее — исчезает в принципе. Эффективность платформ, таких как агрегаторы такси, только растет по мере увеличения количества сделок.

«Экономика данных» — термин, достаточно точно описывающий изменения, определяющие облик мировой экономики в среднесрочной перспективе, говорит исполнительный директор Центра компетенций НТИ по большим данным на базе МГУ Алексей Белошицкий. «Объем накопленной в мире информации растет по экспоненте: всего десять лет назад в мире было накоплено всего 13 зеттабайт данных, а к концу текущего года, согласно прогнозам, этот объем достигнет 130 зеттабайт, — рассказывает он. — При условии развития технологий, осуществляющих обработку больших объемов информации в автоматизированном режиме, это открывает набор уникальных возможностей: инсайты, полученные из данных, способствуют повышению скорости и качества бизнес-процессов, позволяют принимать обоснованные управленческие решения и способствуют созданию персонализированных услуг и продуктов. Ранее все это представлялось невозможным или как минимум менее эффективным в сравнении с традиционными процессами ввиду отсутствия накопленных массивов данных или дефицита вычислительных мощностей».

Данные в прямом смысле этого слова формируют новый экономический ландшафт, продолжает господин Белошицкий: на основе результатов анализа больших данных возможно обеспечение более эффективного распределения ресурсов, и те экономические агенты, которые не готовы использовать этот потенциал, постепенно утратят конкурентоспособность. При этом следует разделять частный и государственный сектор, отмечает он: большинство коммерческих компаний активно внедряют или будут внедрять data-driven подход, то есть на каждом этапе развития продукта опираться при принятии решений на анализ больших данных, руководствуясь соображениями экономической эффективности, в то время как в социальной сфере определяющее значение имеет грамотная государственная политика, ориентированная на развитие экономики данных. Объединение усилий бизнеса и государства и возможность обмена данными обеспечили бы значительный синергетический эффект, считает эксперт.

«Данные — это новая нефть». Эта мысль, высказанная математиком и бизнесменом Клайвом Хамби в 2006 году, сегодня приобрела всеобщую популярность. Сам термин «экономика данных» в 70-х годах прошлого века предложил американский экономист Ричард Талер. Он изучал влияние социальных норм и стереотипов на принятие экономических решений, а также влияние культуры и образования на экономическое поведение людей. Идея Талера заключалась в том, что данные могут позволить прогнозировать принятие тех или иных решений в условиях неопределенности, а также помочь повысить качество продукции и услуг, оптимизировать процессы и сократить затраты. Но осознание того, каким на самом деле экономическим потенциалом обладают данные, произошло только в конце 2010-х с накоплением достаточного их массива и технологических решений, позволяющих их обработать.

Данные отечества

В России в 2025 году должен стартовать нацпроект «Экономика данных», который станет продолжением программы «Цифровая экономика». Всего на реализацию нового нацпроекта на период с 2025 по 2030 год потребуется более 1,5 трлн руб. Согласно презентации Минцифры, подготовленной к стратегической сессии правительства в ноябре 2023 года, цель направления — «добиться повышения качества жизни граждан и роста эффективности в экономике за счет увеличения».

Ожидается, что в «Экономику данных» войдут десять федеральных проектов. Наиболее дорогими станут «Цифровая инфраструктура», «Искусственный интеллект», «Цифровые платформы в госуправлении» — на эти три направления, согласно презентации, планируется суммарно потратить более 1 трлн руб. Причем на первые два придется почти половина бюджета всего нацпроекта. Помимо этого, в «Экономику данных» войдут федеральные проекты «Системы и сети передачи данных», «Кадры», «Инфраструктура вычислений и облачных сервисов», «Отечественные решения в сфере ИТ», «Развитие квантовых технологий», «Кибербезопасность» и «Наука».

Эти проекты предусматривают реализацию конкретных прикладных мероприятий. Например, в презентации, с которой выступал министр на стратсессии, указывалось, что 142 млрд руб. планируется потратить на внедрение облачной платформы «Гостех». Это мероприятие станет самым дорогим во всем нацпроекте. Платформа представляет собой «конструктор» цифровых решений и сервисов, которые могут внедрять и использовать как федеральные, так и региональные ведомства. Предполагается, что «Гостех» позволит решить проблему многократного дублирования закупок одних и тех же решений в разных ведомствах, а также проблему нехватки кадров и недоступности для граждан сервисов в цифровом виде.

Вторым по масштабам финансирования мероприятием нацпроекта станет создание цифровой инфраструктуры образовательных учреждений, на которое планируется потратить 129 млрд руб. В нацпроект также заложено развитие группировки спутниковой связи ГПКС (80 млрд руб.) и платформы «Госуслуги» (78 млрд руб.).

Оцифровка процессов, позволяющая собирать и анализировать большие массивы данных, делает эти процессы более контролируемыми, рассуждает технический директор ИТ-компании HFLabs Никита Назаров. «Например, перепись населения, — объясняет эксперт. — Пока она происходит на бумаге, сопоставить полученную информацию довольно трудно. Когда все записано в цифровую систему, можно анализировать все данные в реальном времени и делать какие-либо выводы и прогнозы. Еще пять лет назад статистика переписи звучала так: „За год в регионе родились 100 тыс. человек, а через шесть лет в школы пошли 80 тыс.“. Куда делись еще 20 тыс. человек, статистика объяснить не могла, потому что данные по миграции между регионами не связывались».

Данные «красного океана»

«Сектора экономики, которые активно внедряют аналитику больших данных, живут в зоне „красного океана“ (сформированный рынок с высокой конкуренцией — „Эксперт“), то есть они уже насыщены предложением. Компании не могут привлекать новых клиентов, так как их уже не существует. Они могут только удерживать старых и какими-либо предложениями переманивать новых от конкурентов», — объясняет господин Назаров.

Речь идет, конечно, в первую очередь о таких компаниях, как «Яндекс», VK, которые обладают огромными массивами данных о своих пользователях и в то же время конкурируют между собой. Например, оценка данных позволяет этим компаниям анализировать результаты рекламных кампаний.

«Яндекс» с помощью анализа данных простраивает маршруты в сервисах такси и доставки, прогнозирует спрос на товары. Для работы сервиса такси компания собирает данные о поездках: продолжительность, расстояние, время ожидания и стоимость, а также информацию о водителях и клиентах. На основе этих данных алгоритмы «Яндекса» определяют оптимальные маршруты для водителей, чтобы они могли быстрее добраться до клиентов и сократить время ожидания. На основе этих же параметров сервис выстраивает динамическое ценообразование.

Банки используют анализ данных для выдачи кредитов и прогнозирования рисков, а операторы связи могут зарабатывать на продаже обезличенных данных различным рекомендательным сервисам. Например, так работает компания oneFactor, которая простраивает георекомендации на основе анализа трафика. Такая статистика может быть полезна малому бизнесу для того, чтобы понять, стоит ли открывать точку продажи кофе на вынос в том или ином месте.

Совокупный вклад российских ИТ-решений и сервисов в экономику в 2022 году достиг 5,4 трлн руб., что равно примерно $86,4 млрд.

Одним из основных направлений экономики данных является анализ информации о поведении пользователей в интернете, который позволяет компаниям оптимизировать свои маркетинговые кампании и повышать качество предоставляемых услуг.

Data-driven подход зачастую приводит к кратному росту эффекта масштаба, то есть снижению затрат на единицу продукции при увеличении объемов производства, и способствует олигополизации отдельных рынков, говорит Алексей Белошицкий. Например, именно благодаря «экономике данных» крупные агрегаторы такси и доставки получают решающее преимущество в эффективности над менее значимыми игроками и постепенно покупают или вытесняют их с рынка. Вместе с тем возможность соединять через онлайн-платформы локальные производства с покупателями в любых регионах благоприятствует развитию малого бизнеса.

По мере накопления массы данных, необходимой и достаточной для того, чтобы результаты их анализа приводили к оптимальному распределению ресурсов и принятию более эффективных решений в сравнении с традиционными методами управления большими системами, будет происходить платформизация или автоматизация экономики, продолжает господин Белошицкий. Платформизация не только упрощает процессы взаимодействия между экономическими агентами, но и повышает доступность продуктов и услуг, отмечает он: за счет снижения транзакционных издержек «продавец» сможет получать больше, а «покупатель» — платить меньше. Таким образом, платформизация, по сути, позволяет преодолеть классическую проблему «предела фирмы», то есть невозможности дальнейшего роста из-за увеличения транзакционных издержек. Платформизация в конечном итоге снимает эти ограничения и ведет к расширению рынка, причем иногда в разы, что было бы невозможно для «традиционного» бизнеса, отмечает Алексей Белошицкий.

Обратная сторона медали

Экономика данных также имеет свои ограничения и вызовы. Одним из них является необходимость обеспечения конфиденциальности и защиты персональных данных. Сосредоточение больших массивов данных на стороне государства или на стороне компании, во-первых, повышает риск утечек, во-вторых, стирает границы приватности, так как обеспечивает прозрачность и предсказуемость действий каждого субъекта.

Экономика данных действительно меняет отношения между людьми, рассуждает заместитель директора Центра компетенций НТИ «Технологии доверенного взаимодействия» на базе ТУСУР Руслан Пермяков. Стремление снизить транзакционные издержки для формирования дополнительной прибыли в будущем приведет к сокращению зоны приватности пользователей или покупателей, считает он.

«Можем ли мы сегодня доверять цифровым системам? — рассуждает господин Пермяков. — Почему мы доверяем их результатам? У айтишников есть афоризм: „Если оцифровывать бардак — получится цифровой бардак“. Если решение системы линейных уравнений можно проверить, то проверить результаты работы нейронной сети невозможно. Более того, как убедиться, что собранные данные точны и корректны? Сейчас все сконцентрированы на конфиденциальности персональных данных. Но при этом мало кто задумывается об их целостности и достоверности».

Сегодня мы все еще видим множество рынков, практически не затронутых «экономикой данных». Но без решения упомянутых проблем и ответа на вызовы она не состоится, считает господин Пермяков. «Был такой старый афоризм: если бы наши строители строили, как программисты пишут программы, то первый же залетевший дятел разрушил бы цивилизацию. Это в полной мере относится и к „экономике данных“», — резюмировал он.

ЦИФРА

Совокупный вклад российских ИТ-решений и сервисов в экономику в 2022 году достиг
5,4
ТРЛН РУБ.,
что равно примерно $86,4 млрд

 

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии