11.03.2022 Финансы

Как устроен бизнес криптообменников

Фото
соцсети

На фоне жесткого кризиса финансовой системы РФ и ограничений, наложенных на оборот доллара и евро, резко вырос спрос населения на криптовалюту. Сейчас она в первую очередь используется для вывода средств за рубеж. Аналитики считают, что регуляторам вряд ли удастся эффективно предотвратить подобные операции. Правда, государству помогают криптобиржи, по собственной инициативе блокирующие россиян. Остаются возможности p2p-площадок, то есть переводов между физлицами. Однако с такими операциями связаны существенные риски мошенничества.  Что такое криптообменники и как они устроены ещё в сентябре рассказывал The Bell. Сегодня не лишне напомнить.

Кажется, в скором будущем Россия сможет претендовать на новый глобальный бренд: к «русским хакерам» могут прибавиться «русские криптоотмыватели». Начало на этой неделе положил минфин США, введя первые в истории санкции против криптовалютной компании — основанного россиянами обменника Suex, который, по версии Вашингтона, помогал отмывать деньги хакерам и кибермошенникам, а заодно проводил платежи крупнейшего в России маркетплейса наркотиков Hydra. Мы разобрались в бизнесе загадочного криптообменника и биографиях его основателей.

Что случилось

В прошлый вторник американские власти, выполняя обещание бороться с отмывателями хакерских доходов, данное после взлома оператора крупнейшего в США нефтепровода Colonial Pipeline, впервые в истории ввели санкции против криптовалютной компании. Попавший под санкции криптообменник (сюрприз) оказался российским. Речь о платформе SUEX OTC S.R.O, зарегистрированной в Чехии и имеющей офис в «Москва-Сити» и несколько физических обменников в российских городах. Почти все акционеры и руководители Suex — россияне.

По данным минфина США, Suex «содействовала операциям, связанным с незаконными доходами по меньшей мере от восьми способов вымогательства». За три года через платформу прошел $481 млн, полученный от незаконных операций. Более 40% транзакций на платформе связаны с преступной деятельностью, добавили в ведомстве. Санкции предусматривают блокировку активов компании на территории США. Кроме того, гражданам страны запрещено взаимодействовать с сервисом.

Для США атаки хакеров-вымогателей в последнее время стали проблемой национального масштаба. В начале мая хакеры атаковали трубопровод Colonial Pipeline, из-за чего в стране начался бензиновый кризис. За взломом стояла молодая на тот момент группировка DarkSide, у которой сразу же нашелся «русский след»: в DarkSide работают выходцы из России и стран Восточной Европы, а орудует группировка в странах, где не говорят по-русски. Группировка слыла профессиональной и очень эффективной — сумма полученных выкупов оценивается десятками миллионов долларов в год. О ее бизнесе и принципах мы подробно рассказывали здесь.

В начале июля президент США Джо Байден обсуждал вопрос об атаках хакеров-вымогателей на звонке с Владимиром Путиным, просил Россию пресекать такие атаки и предупреждал, что США будут принимать меры для защиты людей и критически важной инфраструктуры. Первое, за что всерьез взялись американские власти, — криптовалютные сервисы, с помощью которых хакеры получали вознаграждения от атакованных компаний. В июле Bloomberg сообщал, что власти США ужесточили контроль за криптотранзакциями, а в Белом доме появилась специальная комиссия по борьбе с хакерами, использующими вирусы-вымогатели. Первой крупной жертвой и стала Suex — снова компания с очень заметным «русским следом».

Что известно о SUEX

Криптообменник Suex, как следует из документов OFAC, зарегистрирован по двум адресам. Один из них — в Праге, а второй — в «Москва-Сити», в люксе Q на 31-м этаже башни «Федерация». В блоге компании Chainalysis, отслеживающей транзакции в блокчейне и помогавшей в расследовании минфина США, подробно рассказывается о том, как был устроен бизнес Suex с 2018 года.

Suex называют внебиржевым брокером криптовалюты — это не биржа, у которой есть централизованное управление и где пользователи держат счета, чтобы покупать и продавать криптовалюту, а площадка, куда пользователи приносят наличные и криптовалюту и обменивают их. То есть, простыми словами, криптообменник. Для такого бизнеса наличие и местоположение офлайновых офисов — принципиально важный момент: все сделки велись с крупными клиентами, а чтобы произвести обмен, требовалось их личное присутствие в одном из офисов компании, пишут исследователи.

Расследование показало, что платформа конвертировала криптовалюту в наличные деньги в отделениях в Москве и Санкт-Петербурге, а также, возможно, в других офисах в России и на Ближнем Востоке. В Праге компания была зарегистрирована только юридически — о ее физическом присутствии там ничего не известно.

Chainalysis называет Suex площадкой для отмывания денег. Другая компания — TRM labs, которая также занимается блокчейн-аналитикой, писала, что Suex либо умышленно, либо по незнанию заняла важное место на рынке обналичивания незаконно полученной криптовалюты. Стать клиентом Suex можно было только по рекомендации — случайный человек попасть туда не мог. Общение с клиентами шло через Telegram, но саму сделку заключить можно было только лично, приехав в офис. Компания работала только с крупными чеками, минимально допустимая транзакция составляла $10 тысяч, пишет TRM. Сама компания криптовалюту не хранила, а вместо этого использовала инфраструктуру крупной криптобиржи — это помогало быстрее и дешевле проводить сделки, пишут исследователи.

По словам источника The Bell на криптовалютном рынке, Suex, как и другие подобные обменники в «Москва-Сити», пользовалась довольно большим спросом. Наличные туда попадали в основном с московских рынков, вроде «Садовода» или рынка в Люблино. На каждом из них есть пункт приема наличных денег, где их пересчитывают и везут в обменник. Самим предпринимателям на рынках криптовалюта нужна, чтобы расплачиваться с продавцами за границей, например в Китае. Товары через границу часто завозятся по заниженным ценам, а чтобы провести реальную оплату, нужна криптовалюта — стейблкоины Tether (USDT).

Криптообменник практически никак не проверял источники денег своих клиентов, утверждает собеседник The Bell на рынке. Об этом же до недавнего времени косвенно говорилось в профиле на LinkedIn одного из основателей платформы: он обещал, что на сделку в Suex потребуется меньше 24 часов — без долгих разбирательств и подтверждающих документов.

За счет доступа к большому потоку наличных и связей с крупной биржей Suex смогла довести объем обналичивания незаконно полученных криптовалют до угрожающих масштабов, писала TRM. С какими именно биржами могла работать Suex, не уточняется, но после внесения компании в санкционный список стало известно, что она использовала учетные записи бирж Binance и Huobi.

Как пишет в своем расследовании Chainalysis, с момента основания в 2018 году Suex перевела криптовалюту на сотни миллионов долларов, в основном в биткоинах, Ethereum и Tether, а большая часть средств поступила из незаконных и высокорискованных источников. Только транзакции с биткоинами составили $481 млн, а все операции с хакерами-вымогателями и участниками даркнета исследователи оценили в $160 млн. В другой аналитической компании — Elliptic — оценки оказались еще выше: $370 млн незаконных транзакций и $900 млн всего.

В структуре незаконных операций около $13 млн, по данным Chainalysis, пришлось на операторов программ-вымогателей, а еще $24 млн — пришли от недавно рухнувшей пирамиды Finiko (ее историю мы подробно рассказывали здесь). Более $20 млн Suex получила от Hydra, крупнейшего русскоязычного даркнет-маркетплейса по торговле наркотиками. Еще $50 млн — с адресов, размещенных на заблокированной в США криптовалютной бирже BTC-e (захватывающую историю падения этой некогда крупнейшей российской криптобиржи можно прочитать здесь и здесь). Интересно, что сделки с криптовалютой BTC-e продолжались и после того, как она рухнула, а активы оказались заморожены, пишут исследователи. Более подробную схему распределения незаконных транзакций можно посмотреть здесь.

Кто стоит за Suex

Крупнейший акционер Suex, россиянин Егор Петуховский, сейчас, если верить Facebook, живет в Цюрихе. Связь своего бизнеса с какой-либо незаконной деятельностью он отрицает: на своей странице в соцсети Петуховский назвал новости о Suex «дискредитацией» и заявил, что намерен защищать свое имя в суде в США.

Петуховский — серийный предприниматель. В середине 2000-х он начинал с разработки сайтов в компании art of web, затем, если верить его собственному блогу, начал строить «группу компаний», которая занималась всем подряд — от нефтепродуктов и игр для соцсетей до школы иностранных языков, которая предлагает выучить язык за 16 уроков с полиглотом. А в 2014 году создал компанию m4bank.ru, которая делала платежные устройства для банков, а сейчас называется «Центр корпоративных технологий».

Suex Петуховский основал в 2018 году, как он сам описывал в блоге (сейчас эта страница удалена и посмотреть ее можно только в архиве). Сначала его знакомый Иван Петуховский (по словам обоих, они не родственники, а однофамильцы), сооснователь криптовалютной биржи Exmo, рассказал ему о покупке криптовалют. А потом «все изменилось, когда мой партнер по ART OF WEB Максим привел в наш офис Ильдара, очень позитивного и жизнерадостного человека», — писал Егор Петуховский. Максим, по данным TRM, — еще один вероятный инвестор Suex. Расследователи называют две фамилии: Субботин и Курбангалеев — как будто это один человек, но это не так.

Максим Субботин — юрист, его юридическая фирма «Тримфин» зарегистрирована в той же башне «Федерация» в «Москва-Сити» и, судя по вакансиям, специализируется на делах, связанных с покупкой и продажей криптовалюты. Максим Курбангалеев — выходец из Казани, основавший там Blockchain Club, курсы про криптовалюты и трейдинг. А еще — учредитель микрокредитной организации «Финстор», которую ЦБ включил в список компаний с выявленными признаками нелегальной деятельности на финансовом рынке.

Ильдар, о котором идет речь в блоге Петуховского, — это Ильдар Закиров, внебиржевой трейдер из Казани и еще один сооснователь Suex, который публично ассоциировал себя с компанией. Его Петуховский называл «человеком-успехом»: именно с прихода Закирова начался бизнес Suex, ему же удалось найти первого клиента, и в результате сделки компания заработала приличные деньги — 0,4826 BTC. «Вся пикантность состояла в том, что Иван [Петуховский. — Прим. редакции] был занят и не мог заниматься нашими сделками, предоставив механизм пополнения аккаунта на EXMO, и Ильдару, не имевшему на тот момент даже малейшего опыта обращения с биржей, пришлось совершать покупку криптовалют в реальном времени, прямо на бирже ставя ордера на покупку», — писал Егор Петуховский. Интересно, что после внесения Suex в санкционный список Exmo заявила, что никакой связи с Suex не имела.

Кроме того, руководителями Suex называют чешского венчурного капиталиста Тибора Бокора и россиянина Василия Жабыкина. Последнему принадлежит 10% акций обменника. Жабыкин подтверждал The New York Times свою связь с Suex. По его словам, компания создавалась для разработки программного обеспечения для финансовой индустрии. Любую незаконную деятельность Suex Жабыкин отрицает и считает, что минфин США по ошибке нацелился на компанию. Помимо Suex, Жабыкин руководил Neo bank — экспериментальным дочерним проектом МТС-Банка. Но после этой истории его предсказуемо уволили. «Коммерсант» писал со ссылкой на источник, что это решение было продиктовано исключительно санкциями США.

Расстаться с другим своим проектом пришлось и Егору Петуховскому. Помимо криптообменника, он был директором по вопросам листинга в популярном Telegram-боте для обмена криптовалют Chatex. После санкций ему пришлось из этого бизнеса выйти. Поможет ли это Chatex, неизвестно — хотя формально эти компании не связаны, у них «обширные корпоративные и юридические отношения», пишет TRM: например, они обе в разное время принадлежали эстонской компании Izibits.

Но и на этом история может не закончиться: по данным «Коммерсанта», движение «Стопнаркотик» уже подало заявления в ЦБ и МВД, в котором описало связи Suex с ExMo, группой компаний QIWI и украинским банком «Конкорд», позволявшие Suex проводить платежи для наркотического маркетплейса Hydra, оборот которого составляет $1,5 млрд в год.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии