05.08.2018

Почему россияне не выходят на акции против пенсионной системы

Фото
res-news.ru

Обозреватель РИА «Новости» Ирина Алкснис на страницах «Взгляда»внятно показывает, что российское государство научилось грамотно канализировать протестные настроения масс в безопасное для себя русло без применения избыточного насилия, а оппонирующие власти общественно-политические силы продолжают почивать на лаврах великого прошлого и при этом отличаются поразительной инфантильностью.

Для начала несколько цифр. 

37 – столько процентов опрошенных из свежего исследования «Левада-центра» заявляют, что готовы выйти на акции протеста против повышения пенсионного возраста. 

6 500 – столько участников, по оценке полиции, было на митинге против повышения пенсионного возраста, организованном КПРФ и «Левым фронтом» 28 июля. «Белый счетчик» насчитал на мероприятии 10 тысяч человек. Следует отметить, что это самая массовая на данный момент акция по данному поводу. 

102 000 – столько подписей собрала петиция на портале РОИ («Российской общественной инициативы»). Напомню, инициативы, набравшие 100 тысяч голосов на РОИ, рассматриваются экспертными группами, которые могут рекомендовать их для рассмотрения Государственной думой. 

65 000 000 – столько пользователей по итогам 2017 года зарегистрировано на портале «Госуслуг», идентификация на котором используется также для регистрации на портале РОИ.

 

Эти цифры, безусловно, являются лакомым поводом для написания ернического и ехидного текста в адрес политически активной общественности по поводу того, что власти бояться нечего, недовольство пенсионной реформой в российском обществе и дальше будет выражаться исключительно в бухтении по кухням и в уютных бложиках без весомого выплеска на улицы. 

Кстати, ерничество было бы вполне заслуженным, учитывая, что из 65 миллионов пользователей электронными госуслугами до РОИ добралось чуть больше ста тысяч недовольных пенсионными планами власти. Расчет на то, что при таких раскладах внушительное число сограждан оторвут свои тушки от диванов и компьютерных кресел и дойдут до митингов протеста, выглядит неоправданно оптимистичным, несмотря на грозные результаты соцопросов. 

Однако представляется, что куда полезнее – в первую очередь, для самого общества – трезво взглянуть на данные цифры, сделать из них внятные выводы, а затем скорректировать собственные установки и действия. Причем в наибольшей степени это касается как раз самой активной части общества. 

Позвольте мне, будучи, так сказать, «апологетом власти» и выраженно «прокремлевским публицистом», проговорить несколько вполне очевидных вещей, которые явным образом следуют как из реальности, так и из этих самых чисел. 

Во-первых, в 20 веке правящие власти впервые в истории научились грамотно канализировать протестные настроения масс в безопасное для себя русло, причем делать это без применения избыточного насилия. Наоборот, была создана система, при которой массы шли в неприятное для них будущее «добровольно и с песней». Речь, разумеется, о пресловутой западной «развитой демократии», где стотысячные (и даже миллионные) манифестации протеста не являются непреодолимым препятствием для проведения в жизнь непопулярных реформ.

Во-вторых, прямо на наших глазах эта система апгрейдится на принципиально новый уровень. Современные технологии позволяют обеспечивать контроль над населением и его лояльностью намного более эффективно, нежели раньше. Причем уровень формального насилия и принуждения снижается еще больше по сравнению с вполне «вегетарианской» системой западной демократии. 

К чему репрессии и прочие жесткости, когда есть биг дата и система социального рейтинга (в наиболее чистом виде обкатываемая в Китае, но так или иначе появляющаяся во всем развитом мире)? 

Не говоря уже о том, что современный мир предоставляет людям никогда не виданный прежде ассортимент «анестетиков» от суровой реальности и даже ее «суррогатов». На смену алкоголю или наркотикам, которые исторически были главным средством забыться, пришло колоссальное разнообразие доступных развлечений, действительно способных отвлечь людей от тягот их жизни. 

Дополнительным фактором стало возникновение целой сферы, успешно имитирующей в глазах людей их активизм: поставил галочку на сайте – и вот ты уже нонконформист и трибун. Благодарить за это также следует новейшие технологии. 

Как следствие, для развитого мира уже сложилась весьма любопытная ситуация. 

С одной стороны, кризис мировой социально-экономической системы обрекает человечество на ликвидацию государства всеобщего благосостояния. Резать социальные «плюшки» родом из 20 века власти стран будут чем дальше, тем более безжалостно, и Россия тут находится даже не в авангарде. А с другой стороны, традиционные методы массовой борьбы за свои права прямо сейчас утрачивают остатки своего былого могущества. 

Государство существенно обгоняет общественно-политические силы в эффективности методов по удержанию ситуации под контролем, создавая принципиально новые технологии на основе современных достижений. 

Ситуация усугубляется тем, что эти самые общественно-политические силы продолжают почивать на лаврах великого прошлого и при этом отличаются поразительной инфантильностью, похоже, искренне удивляясь после каждого митинга с полутора тысячами участников, почему Кремль до сих пор не сдался на их милость. 

В результате самым мудрым и верным для любых политических сил, претендующих на защиту прав граждан, в данный момент было бы не устраивать внутренние распри, выясняя, кто виноват в том, что все идет не так. И не гордо бить себя в грудь, заявляя о грандиозном успехе, прикрывая откровенно позорный провал. 

Самым мудрым и верным сейчас было бы сесть и заняться очень неприятной и тяжелой работой по анализу реальной ситуации, признанию собственных ошибок, выбрасыванию на свалку отработавших свое концепций, поиску способов встраивания в новую политико-технологическую реальность и созданию принципиально новых методов работы с массами в этой новой реальности. При этом полностью осознавая, что государство вырвалось далеко вперед в данной деятельности и нагонять его будет долго и трудно. 

В конце концов, в прошлом были люди, которые справились с этой задачей, причем находились они в куда более тяжелых условиях и платили за свои убеждения куда более высокую цену. 

Правда, следует признать, что далеко не факт, что это произойдет. Мы живем в интересные времена, когда приличная кредитная история нередко ценится куда выше, чем в прошлом люди ценили собственную жизнь.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии