22.12.2021 Политика

«Dark Eagle» против «Цирконов»: битва подлётных времен

Фото
Лев Федосеев/ТАСС

Атомные «Ясени» у пляжей Калифорнии — единственный возможный ответ Москвы на развертывание американских ракет в Европе, считает военный обозреватель «Свободной прессы» Сергей Ищенко.  И рассчитывает вероятность возникновения очередной мировой войны; выходит, что она растёт.

Соединенные Штаты продолжают, не исключено, самоубийственное не только для них, но и для всего остального мира воссоздание на территории Германии так называемого 56-го артиллерийского командования. За внешне почти безобидным названием на деле скрыт весьма грозный смысл: Пентагон пытается как можно ближе к России придвинуть стартовые позиции новейших американских ракет средней дальности. В том числе и тех, что сегодня еще только находятся в разработке.

Например — гиперзвуковые «Dark Eagle» («Темный орел»). Способные по замыслу конструкторов, как утверждают, летать со скоростью 6500 километров в час и с территории штатовской базы «Клэй Казерне» в Висбадене (ФРГ) достигать западной границы РФ всего за 21 минуту и 30 секунд. Потенциальный выигрыш прост, как казарменная табуретка. И безжалостен, как русский штык: столь ничтожно малое подлетное время просто не даст Москве почти никакого времени для принятия политического решения на ответно-встречный удар. И на деле практически выбьет из рук Кремля все эти наши знаменитые «Искандеры», «Сарматы», «Посейдоны», «Булавы» и прочее.

Такой расклад сил особенно губителен для мира тем, что сделает слишком соблазнительным для американцев стремление внезапно нажать кнопку первыми. И, таким образом, малой для них кровью выиграть большую войну.

Выходит, уже сегодня мир в лучшем варианте оказался на пороге возвращения, как минимум, на пик «холодной войны» между СССР и США в 80-е годы прошлого века. Это когда в той же Германии американцы развернули свои ядерные ракеты средней дальности Pershing 2. А мы в противовес — на своей территории мобильные комплексы с баллистическими ракетами средней дальности SS-20, способные в считанные часы испепелить всю Европу.

А в худшем — во времена Карибского кризиса 1962 года. В ту пору, если не забыли, те же США в Турции развернули ракеты средней дальности «Юпитер» (с дальностью полета до 2400 километров), которые беспрепятственно (в силу малого подлётного времени) могли поражать Москву и главные промышленные центры СССР. А мы в ответ перевезли на Кубу свои баллистические ракеты Р-14 (дальность стрельбы до 4000 километров). И установили их на Острове Свободы на стартовые позиции, с которых с подлетным временем в 20 минут наше оружие оказалось в состоянии превратить в руины Вашингтон. И не только, естественно, этот город.

Мы все сегодня живы, скорее всего, только потому, что и в первом, и во втором случае эти две фазы острейшего противостояния стратегических гигантов благополучно завершилось исключительно политико-дипломатическим путем. Вероятно, такой же исход возможен и сегодня. Но, похоже, лишь при одном условии: если и теперь американцы вдруг почувствуют, что не только Европа вместе с Россией, но и их собственная шкура внезапно начинает подгорать. Но как Москве и в наши дни сделать так, чтобы во властных коридорах Вашингтона снова отчетливо запахло паленой шерстью? Без этого условия Штаты за стол переговоров ни за что не вернуть.

В Кремле, конечно, напряженно работают над поисками ответа на ставшим судьбоносным не только для нас вопрос. Об этом, а также о том, какие именно намечаются варианты, свидетельствуют, как мне кажется, как минимум два высказывания руководителей России, без участия которых такая работа просто не состоянии обойтись.

В этой связи предлагаю не оставить без внимания очень многозначительное, как представляется, предупреждение Соединенным Штатам, сделанное замглавы МИД РФ Сергеем Рябковым 9 декабря. По словам российского дипломата, отношения с США нынче снова вполне могут дойти до ситуации, схожей с Карибским кризисом 1962 года. То есть, по мнению Рябкова, мы уже придумали, как в нынешних политических реалиях вернуть Вашингтон к ситуации, когда и их столица окажется не просто в зоне поражения наших ракет. Но их подлетное время, как минимум, не превысит того, что проектируется для «Темных орлов» в отношении Москвы — несколько десятков минут. Все другое было бы слишком далеко от условий Карибского кризиса. И мало бы помогло организации взаимополезных переговоров о разрядке.

Вот только что конкретное Рябков, по своей должности наверняка знакомый с самыми секретными разработками Генштаба Вооруженных сил РФ, мог иметь в виду? Снова перекинуть российское оружие с российскими же боевыми расчетами на Кубу?

Это вряд ли. Потому что слишком многое в последние годы свидетельствовало, что мы и впрямь были бы весьма не против зарезервировать для России такую возможность. Но до сих пор ровно ничего не свидетельствует, что Гавана к этому готова.

К примеру, ещё в 2016 году замминистра обороны, статс-секретарь МО РФ генерал армии Николай Панков признавал, что в коридорах его ведомства поговаривают о потенциальной полезности такого шага. Затем в 2018 году после встречи министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу с кубинским коллегой Леопольдо Синтрой Фриасом западные СМИ запестрели было заголовками о том, что Россия якобы договорилась с Кубой о создании военных баз.

В феврале 2020-го на Кубе побывал с очень необычным (шестидневным!) визитом главком ВМФ России адмирал Николай Евменов. Снова пресса взорвалась предположениями, что наши военные моряки вот-вот получат постоянную прописку в местном глубоководном порту Сьенфуэгос. Том самом Сьенфуэгосе, в котором в годы «холодной войны» месяцами отстаивались советские надводные ракетные корабли и подводные лодки, несшие боевую службу под самым носом у США.

Потом заговорили было, будто еще немного и Гавана снова позволит нам вернуть себе важнейший центр радиоэлектронной разведки в кубинском Лурдесе. Из которого мы с какого-то перепугу, по решению пребывавшего, как теперь выясняется, в опасных иллюзиях о возможностях равноправного сотрудничества с США Владимира Путина, добровольно ушли в 2002-м.

Ну и?.. Каков выход от этого многолетнего военно-политического словоговорения? Голимый ноль. Ни одного российского солдата на Кубе давно нет. И, думаю, в обозримой перспективе не будет. Гавана, очевидно, слишком хорошо помнит уроки того еще Карибского кризиса, поставившего остров на грань физического существования. И не хочет его повторения.

Что остается? Венесуэла? Никарагуа? Предположим. Тем более — уже упомянутый заместитель министра обороны РФ Николай Панков в 2020 году в стенах Государственной думы рассказывал, что осенью 2019-го Каракас сам предложил нам построить военную базу на его территории. И что-то такое там уже почти началось. Во всяком случае, комментируя начавшуюся в США обычную для такого случая истерику, официальный представитель МО РФ генерал-майор Игорь Конашенков даже пригрозил: «Россия надлежащим образом обеспечит безопасность собственных специалистов и военнослужащих перед непосредственным началом строительства базы в Венесуэле. Риск угрозы жизни наших людей будет сведен на нет».

Конечно, осуществить такое дело было бы просто отлично для нас. Но вовсе не равноценно скорому появлению гиперзвуковых «Темных орлов» американского 56-го артиллерийского командования в Германии. Потому что от Венесуэлы подлетное время до пресловутых «центров принятия решений» в Штатах было бы все же существенно более длинным, чем с вожделенной для такого случая для нас Кубы.

Но что тогда имел в виду Рябков, снова упоминая на днях о возможности повторения именно Карибского кризиса? Возможно, разгадка кроется в словах президента Путина, произнесенных 30 ноября 2021 года на пленарном заседании инвестиционного форума «ВТБ капитала» «Россия зовет!»?

Тогда, пару недель назад, президент снова отметил, что в Польше и Румынии уже размещены элементы американской системы противоракетной обороны, в частности пусковые установки Mk-4. «На них могут быть поставлены и „Томагавки“ — ударные системы. Это создает для нас угрозы, — сказал Путин. — В ответ мы вынуждены были начать разработки нового гиперзвукового оружия. Это наш ответ. Мы можем это сделать уже сейчас. Мы сейчас испытали, и успешно, и с начала года у нас будет на вооружении уже новая ракета морского базирования, гиперзвуковая — 9 махов. Подлетное время будет до тех, кто отдает приказы [в НАТО], тоже пять минут».

Несомненно, Путин тогда имел в виду новейшую гиперзвуковую ракету «Циркон», испытания которой только что успешно завершил Северный флот. Но эта ракета пока ставится исключительно на фрегаты типа «Адмирал Горшков» и многоцелевые атомные подводные крейсера типа «Северодвинск». Складывается впечатление, что именно ими нам, если уж суждено, и придется угрожать американцам «Карибским кризисом-2». По крайней мере, хорошо то, что ничьего больше согласия Москве для этого не потребуется.

Но, по логике, из этого ряда фрегаты придется все же вычеркнуть. Просто потому, что их появление у самых пляжей США (а без этого не обеспечить адекватной «Темным орлам» кратковременности подлетного времени «Цирконов»!) не может быть скрытным. И в случае, если международная обстановка обострится до крайности, они будут утоплены раньше, чем успеют откроют крышки своих ракетных шахт.

Остаются подлодки проекта «Ясень». Да, их признанная даже самими американцами величайшая скрытность плавания способна помочь обеспечению внезапности удара «Цирконами». На борту каждого такого атомохода можно разместить до 40 гиперзвуковых ракет. Что выглядит достаточно впечатляюще для любого потенциального объекта их атаки.

Пока расстраивает лишь одно этих во всех смыслах замечательных «Ясеней» у нас пока — кот наплакал. В строю сегодня только «Северодвинск» и «Казань». На испытаниях — «Новосибирск». Готовится к таковым «Красноярск». «Архангельск», «Пермь», «Ульяновск» еще только строятся и не будут переданы флоту ранее 2025 года.

Но позволит ли ситуация с американскими «Темными орлами» в Европе ждать несколько лет? Возможно, чтобы быстренько «подвезти» «Цирконы» куда-нибудь под Флориду или Калифорнию, только на уже готовые к бою «Северодвинск» и «Казань» и придется рассчитывать. Но тогда никак не обеспечить непрерывность такой угрозы для США. Ведь каждая наша лодка вряд ли сможет находиться в походе свыше обычных для такого дела двух-трех месяцев. Этого, увы, может оказаться недостаточным, чтобы произвести должное впечатление на Вашингтон.

Утешает одно. Их «Темные орлы» тоже пока не готовы стартовать к Москве. Первые средства опытного комплекса лишь два месяца назад переданы одной из частей Сухопутных войск США для летных испытаний. Об этом Пентагон сообщил 5 октября 2021 года.

Первый пуск запланирован на грядущую весну. Каков будет его итог — никто не знает. Так что время для ввода в строй новых «Ясеней» есть и у нас. Тогда и «Карибский кризис-2» вероятно не окажется большим блефом Москвы. Как ни страшно это звучит, если разобраться.

На фото: атомный подводный крейсер «Казань» проекта 885 М.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии