13.01.2022 Политика

В США додумались до санкций персонально против Путина

Фото
geopolitica.ru

Итоги консультаций между Москвой и Вашингтоном в канун состоявшегося 12 января заседания Совета Россия – НАТО, самих переговоров, равно как и утечки о том, что предмета для новых контактов президентов США и РФ пока не  обнаруживается, можно охарактеризовать формулой Троцкого «не мира, не войны», а между тем в конгрессе США сформировался новый пакет антироссийских санкций, в том числе – впервые – лично против президента РФ Путина и высших чинов правительства. Подробности – в обзоре The Bell.

Переговоры России с НАТО дали примерно такой же результат, как и с США в получилось, но и провальными итоги назвать нельзя: несмотря на угрожающую риторику, стороны заявили, что продолжат диалог, и даже договорились заново открыть представительства. США тем временем впервые официально конкретизировали свои санкционные угрозы. Демократы в Сенате предложили, а Белый дом — поддержал законопроект о санкциях против российских банков, госдолга и (впервые) лично Владимира Путина. Их могут ввести даже не в случае прямого военного вторжения, а «значительной эскалации» на Украине, если Белый дом сочтет виновной в ней Россию.

Россия—НАТО

Переговоры с НАТО по гарантиям безопасности продлились около четырех часов — на час дольше плана.

  • Первым вышедший к журналистам генсек альянса Йенс Столтенберг (его брифинг можно посмотреть здесь) предсказуемо заявил, что НАТО не откажется от основополагающего принципа — свободы вступления для суверенных стран. Именно нерасширение НАТО — то есть ограничение этого принципа для стран бывшего СССР — де-факто является главным требованием России.
  • Тем не менее Столтенберг назвал переговоры «трудными, но важными», а обсуждение проблем за общим столом — «важным позитивным сигналом». Риск военного конфликта в Европе реален. Однако генсек альянса не уточнил, вырос он или снизился после переговоров.
  • Глава НАТО назвал два конструктивных результата — стороны договорились о возобновлении миссий России в Брюсселе и НАТО в Москве, а также о продолжении диалога — в частности, об ограничениях на ракетные вооружения в Европе (это один из немногих вопросов, которые стороны готовы обсуждать, и именно на них стараются перевести переговоры страны Запада).
  • С российской стороны переговоры прокомментировали руководитель российской делегации, замминистра обороны Александр Фомин. Он констатировал, что отношения с альянсом на критически низком уровне, а предложенные Россией меры по деэскалации были проигнорированы — но все предложения России делегация до НАТО довела.
  • Представитель МИД, замминистра Александр Грушко уже традиционно выступил с более «ястребиной» риторикой. Он, в частности, напомнил, что у Москвы есть набор «военно-технических мер» (это выражение в контексте права России отвечать на агрессию Запада употреблял президент Путин). «Мы будем предпринимать все необходимые меры для того, чтобы угрозу парировать военными средствами, если не получится политическими», — сказал замминистра.

Теперь переговоры завершатся встречей российских представителей с ОБСЕ 13 января (ей стороны открыто придают значительно меньшее значение, чем предыдущим встречам). Чего ждать после этого, пока непонятно. Глава американской делегации, замгоссекретаря Венди Шерман сказала, что, по ее оценке, для всех сторон настал период согласований с правительствами.

Угроза санкций

Тем временем в США санкционные угрозы для России на случай военного конфликта с Украиной, до сих пор существовавшие только в виде анонимных утечек из Госдепа, обрели первую официальную форму. Днем The Washington Post сообщила, что глава международного комитета Сената Боб Менендес готовит законопроект с санкциями лично против Владимира Путина. А вечером Менендес представил законопроект на заседании комитета. Мы изучили его текст.

  • Главное отличие от декабрьских санкционных утечек из Белого дома — сенаторы предлагают вводить санкции не только в случае прямого военного вторжения.
  • В течение 15 дней после вступления закона в силу (а потом — раз в 90 дней в первый год действия закона и раз в 120 дней начиная со второго) президент США должен определить: а) совершала ли Россия или ее сателлиты [ДНР и ЛНР] действия, направленные на «значительную военную эскалацию» ситуации на Украине по сравнению с положением на 1 декабря 2021 года; б) были ли эти действия направлены на свержение правительства Украины, оккупацию ее территории, вмешательство в суверенитет и подрыв территориальной целостности.

В случае положительного ответа на оба вопроса президент США будет обязан:

  • Ввести санкции против высших российских чиновников — президента, премьер-министра, главы МИД, министра обороны и главы Генштаба, а также командующих всеми родами войск. Санкции предполагают блокировку имущества, находящегося в США или доступного американским властям, а также запрет на въезд.
  • Ввести санкции против как минимум трех российских банков или финансовых институтов из 12 перечисленных (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ.РФ, РФПИ, Московский кредитный банк, Альфа-банк, Россельхозбанк, «Открытие»,  Промсвязьбанк, Совкомбанк, Транскапиталбанк). Санкциями грозят и структурам, которые предоставляют банкам услуги по обмену сообщениями о транзакциях (речь о SWIFT и его альтернативах).
  • Запретить операции с новыми выпусками российского госдолга (как на первичном, так и на вторичном рынке) и расширить запрет на облигации не менее чем 10 российских госкомпаний.
  • Рассмотреть все возможные меры для предотвращения введения в строй «Северного потока — 2» (но об обязательных прямых санкциях речь не идет).
  • Определить список людей и юрлиц, подлежащих санкциям, в нефтегазовой и угольной промышленности, добыче и переработке полезных ископаемых и других отраслях по выбору президента США.
  • Отдельная глава посвящена увеличению военной помощи Украине (на $500 млн в 2022 году в случае российского вторжения) и другим средствам противостояния России в Европе.

Зато в проекте нет упоминания как минимум о двух важных мерах, которые в декабре анонсировали источники в Белом доме.

  • Закрытии корсчетов российских банков в США, которое лишило бы их возможности проводить операции в долларах.
  • Экспортных ограничениях, которые лишили бы Россию возможности покупать импортную электронику (например, смартфоны). Для введения таких ограничений, впрочем, санкция Конгресса не нужна.

Что это значит?

Белый дом не просто поддерживает законопроект Менендеса на словах — чиновники администрации Байдена на этой неделе активно уговаривали законодателей-демократов за него голосовать, пишут The Washington Post и Bloomberg.

За этим стоит своя логика: чиновники таким образом пытаются гарантированно не допустить прохождения альтернативного законопроекта, предложенного сенатором-республиканцем Тедом Крузом. Проект Круза предполагает немедленное (без условий в виде новых действий со стороны России) введение блокирующих санкций против «Северного потока — 2» — а в Белом доме считают, что это подорвет все усилия по переговорам с Россией и рассорит США с европейскими союзниками, прежде всего Германией.

Эксперты, тем не менее, считают, что и у проекта Менендеса не так много шансов на принятие — но все будет зависеть от того, как будут развиваться переговоры с Россией. Если администрация Байдена решит вводить санкции, технически она сможет обойтись и без Конгресса — все нужные инструменты у Белого дома есть.

Что мне с этого?

Российский рынок воспринял появление санкционного законопроекта настороженно, но без настоящей паники — рубль на этой новости упал, но всего на 40 копеек. На переговоры в Женеве и Брюсселе рынок традиционно не реагирует — понять, в какую сторону они идут, пока невозможно.

Петр Мироненко.

На снимке: Боб Менендес показывает «козу» Владимиру Путину.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии