27.04.2018 Общество

Мутные вешние воды

Неделя началась славно: Дерипаска заявил якобы, что не отдаст «Русал», Родченко и Макларен, - что они ничего не говорили про допинг-систему в России, Путин поставил перед правительством стратегическую задачу понастроить студенческих общаг, татарстанские парламентарии потребовали вернуть республике право обязывать всех школьников изучать татарский язык… а Telegram всё работает и работает. Работает и работает.

Это всё мы, ребята

Эта волынка с Telegram будет, похоже, тянуться долго, но надо уже подвести итоги.  Всё идет так, как и положено в России.   Роскомнадзор ведёт себя как пьяный медведь в трактире, круша всё вокруг на пути к цели, цель ускользает, прогрессивная общественность, и продвинутая молодежь в первую очередь, улюлюкает: б-ггг,  они ничего не могут – не умеют!  И никому, похоже, не приходит в голову, что многочисленные «программеры», «сисадмины» и прочие специалисты, колотящие по «клавам» по приказу начальства из РКН, -  это не какие-то старорежимные «ватники», а ровно такие же миллениалы, как и улюлюкающие.  Это вы, ребята,  учившиеся чему-нибудь и как-нибудь, а братья Дуровы и их маленькая команда – исключение из общего правила.

Штришок в  тему:  «в России признали отставание от США в технологиях ракетных двигателей, а также невозможность самостоятельно создавать спутники», пишет Лента.ру со ссылкой на «Интерфакс».  Вот так: само слово вошло в мировые языки, потому что мы первые в истории  запустили аппарат в космос, а сегодня…  Мы, повторю, не деды наши и отцы. Следствием этой деградации – в данном случае – стало то, что оказалась усечённой группировка спутников, обеспечивающих работу системы глобальной навигации ГЛОНАСС, она теперь покрывает только территорию собственно России. Самое время поручить г-ну Жарову (или кому там ещё?) заблокировать GPS. 

Правда, президент РФ В.Путин, выступая в четверг на очередном съезде ректоров вузов России, заверил, что прорывы в высокотехнологических сферах у нас уже есть и привёл в пример группу неких выпускников не названного вуза, которые «за семь лет создали мощнейшую, самую современную ударную боевую систему». За гранты! – президент сказал! Вероятно, речь об одной из систем, показанных в мультике во время оглашения Послания Путина Федеральному собранию, и я, в отличие от скептиков и нытиков, верю, что таковая создана, - уникальная и единственная. Ну, примерно как блоха, подкованная Левшой. Это мы можем. А можем ли поставить такие системы на поток – большой вопрос. Хотя… показали же Путину перед открытием съезда ректоров «первый серийный электромобиль» (цитата из репортажа в программе «Время»), собранный студентами питерского политеха. Как собранное на коленке может быть серийным, знают только наши тележурналисты (б-ггг).

Если серьёзно, то согласно последнему по времени обнародованному «Мониторингу» РАНХиГС, февральскому,  с 2014 года, когда была объявлена политика импортозамещения,зависимость российской  промышленности от импорта выросла до 92-93%.Если в 2015-м году 30% предприятий выражали готовность сократить или полностью свернуть закупки за рубежом машин, станков и технологических решений, то к 2017-му таких осталось лишь 7%.По сырью ситуация не многим лучше: три года назад о попытке перейти на отечественные аналоги говорили 22% опрошенных руководителей, а в прошлом году их доля сократилась до 8%.

Из чего делать будем всякое прорывное, и кто?  Вероятно, всё заместят и сделают те ребята, которые не будут знать нужды в общагах: Владимир Владимирович определил стратегической задачей правительства РФ обеспечить (вместе с властями регионов) массовое строительство студенческих кампусов. 

Бизнес и много личного

Между прочим, возвращаясь к Telegram, детище Павла Дурова – это тоже, по большому счёту «серийный электромобиль», если посмотреть глазами обычного пользователя. Ну, правда, чем он лучше, чем WhatsApp? Протоколом, обеспечивающим суперанонимность? Так и WAиспользует сквозное шифрование. Хранением всех данных в «облаке»? Ну, это как раз очень сомнительное преимущество с точки зрения безопасности.  Есть некоторые другие отличия, но они из разряда «бантиков», украшательств, так что кутерьма, устроенная вокруг мессенджера, это, на мой взгляд, не столько о бизнесе, сколько о чьём-то личном. Хотя это с какой стороны посмотреть. Говорят, например, - на Дурова давят дуром, потому что он за неприкосновенность частной жизни и свободу слова; потому что он хочет запустить через свой мессенджер глобальную криптовалюту, которая катастрофически повлияет на активы российской экономики;  потому что он противостоит проискам хозяев Mail.ru, которые поднимают таким образом капитализацию всяких асек и там-тамов.  Все эти версии могут в той или иной мере  соответствовать действительности, но если отбросить эмоции, то нетрудно увидеть главное: Дуров сегодня просто не может себе позволить показать, что он сотрудничает с российскими властями. Ну подумайте, человек привлек на ICOполтора миллиарда долларов, собирается привлечь минимум ещё столько же, у него глобальный проект, ему снятся лавры Цукерберга (за изъятием сцен допроса в конгрессе США) и  что? Лишиться всего этого, просто попав в санкционный список?  Признать себя глобальным лузером? Да ни в жизнь!

А вот показать (заодно, это не главное, но всё же), что лузеры – это российские власти, что, несмотря на все надувания щёк они мало что могут, поспособствовать десакрализации этих самых властей – тут да, набираются дополнительные бонусы; почему бы и не подразнить.

И одно замечание по касательной.  Кто-то уже умудрился подсчитать прямой  и косвенный ущерб российским деловым, государственным и муниципальным структурам, который нанесли топорные, неподготовленные действия ведомства г-на Жарова по блокировке Telegram: от 1 до 2 млрд долларов США.  Допустим. А теперь представьте: если такой ущерб за считанные дни крушения web-пространства способны нанести отечественные дуболомы, то что могут сделать забугорные, взбреди им в голову обрубить сервера, через которые идёт трафик рунета?  Поневоле задумаешься, так ли уж неправы те, кто говорят о необходимости создания инфраструктуры, обеспечивающей, в случае чего, автономное функционирование нашей региональной Сети?

Два слова о более земном, даже глинозёмном.

На днях министр финансов США м-р Мнучин произвёл мировую сенсацию, заявив, что США готовы рассмотреть вопрос о снятии санкций с российского алюминиевого гиганта «Русал», если владелец компании г-н Дерипаска откажется от неё. На каких условиях (продаст, отдаст бесплатно) и в чью пользу – сразу Alcoaили через цепочку сделок, минфин не уточнил, зато уточнил, что   Штаты не хотят наказывать «трудолюбивый российский народ» (на предприятиях «Русала» трудятся около 60 тыс. человек, не считая коллективы смежников и партнеров), а наказывают лично тех, кто приближен к В.В.Путину и помогает ему вести неподобающую политику. (Забавно, что точно такую рекомендацию высказал в своей колонке в WSJза пару дней до заявления Мнучина М.Б.Ходорковский.) Иными словами, в Белом доме окончательно отказались, кажется, от идеи раскачать на некое подобие революции российский социум и сделали ставку на вариант с расколом элит, на дворцовый переворот. 

Однако в четверг Bloombergи Reuters, два авторитетнейших информационных агентства, сообщили, что Дерипаска не собирается отказываться от своей собственности. Это можно было расценить как сигнал, что просто так нашу элиту не расколешь, во всяком случае до тех пор, пока любые проблемы частных корпораций правительство готово решать за счёт налогоплательщиков. Ну что – реально железная (или алюминиевая, если хотите) логика. Ан нет: прошло всего несколько часов – и пресс-служба Русала сообщила в заявлениина странице в Facebook, что ничего такого у О.Дерипаски и в мыслях не было! Э-э-э… А это как понимать? Что готов отдать всё, что нажито непосильным трудом? Нет. Скорее, - что получил гарантии на самом верху: не *ди, прикроем, надо будет, - все россияне начнут есть из алюминиевых мисок алюминиевыми ложками.

Такие разные слова, а как кружится голова

О сугубо местном.

Госсовет Татарстана вновь вернулся к вопросу об обязательности/необязательности преподавания татарского языка в школе и принял на заседании 25 апреля обращение в адрес председателя Госдумы РФ Вячеслава Володина с просьбой отклонить внесенный в Думу в апреле законопроект, согласно которому изучение национальных языков республик России должно осуществляться по желанию школьников и их родителей, однако не в ущерб освоению государственного языка РФ — русского.

Основной аргумент ГС РТ: «Отмена полноценного изучения государственных языков республик РФ неизбежно приведет к нарушению функционирования родных языков в качестве государственных, а также не будут отвечать основным конституционным положениям, регламентирующим статус личности». 

Главное предложение ГС РТ: сохранить право изучения родного языка в обязательной части образовательной программы для всех народов России, а также «исключить неопределенность в организации преподавания и изучения госязыков республик, определив федеральными государственными образовательными стандартами обязательность их изучения».

Сильно: Татарстан вновь, как в начале 90-х, делает заявку на представительство интересов всех национальных субъектов Российской Федерации.  По канонам политической технологии, такая инициатива должна быть согласована (по меньшей мере кулуарно) с властями национальных республик. Если это так, то в ближайшее время следует ожидать аналогичных обращений  из Уфы, Чебоксар, Махачкалы, Грозного и так далее. Если нет, - Татарстан будет выглядеть, как… Скажу мягко: довольно странно.

Но в любом случае понятно, что в глазах по крайней мере части татарстанского общества проблема существует, в этом смысле Госсовет отражает определенные интересы, как и положено. Вопрос, чьи.

По умолчанию – татарского народа, который Московский Кремль вознамерился лишить права думать, говорить и писать на родном языке. Однако такого права – и при поверхностном, и при детально глубоком рассмотрении вопроса – татар никто не лишает. Син татарча селейшем? Бик якши! Очевидно, что на самом деле вопрос ставится в другой плоскости: речь идёт об  ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ изучать татарский язык всех (всех школьников на данном этапе), вне зависимости от этнической принадлежности и желания,  потому что – по Конституции РТ – татарский является государственным языком на территории республики.  Да, вот тут корень – государственность, интересы национальной элиты (и культурные, допускаю, и сугубо экономические, без сомнения).

Хорошо, названная элита решила, что пришло время публичной дискуссии с федеральным центром по языковому вопросу. С каких позиций она вступает в такую дискуссию? По-моему, далеко не с самых сильных.

Первая и главная слабость – объективное сужение сфер и ареала использования  татарского языка. Собственно, это признают и авторы обращения к председателю Госдумы, настаивая на обязательном изучении татарского в школах не татарами;  они прекрасно понимают, что без этого и сами татары все в меньшей мере будут стремиться использовать родной язык. Почему? – как любит спрашивать Минтимер Шарипович Шаймиев, по сей день организатор и вдохновитель всего татарстанско-суверенного. Потому что.

Потому что язык – это средство, инструмент коммуникации, связей с миром, большего или меньшего объема освоения пространства, как в переносном, так и в прямом смысле слова.  И, следовательно, большего или меньшего овладения богатствами – культуры, науки, да и финансово-экономическими, скажем прямо. Осознанный или инстинктивный – выбор любого здравомыслящего человека очевиден. 

Да, это драма, драма языка любого относительно малочисленного народа, татары тут не исключение.  Можно ли мерами государственного принуждения развернуть ситуацию на 180 градусов? Можно, если это государство или квазигосударственное образование примет и будет в состоянии осуществлять политику самоизоляции, в рамках которой будет формировать моноэтнический социум.  Это нужно Татарстану и самому татарскому народу, это возможно в современном мире (в России или даже если России не будет -  представим на минутку такую фантасмагорическую перспективу)? Понятно, что вопрос риторический.

Он не имеет положительного ответа ещё и потому – и в очень большой степени потому, - что сама татарская элита ведёт себя по отношению к своему народу… как бы помягче сказать… неискренне.  Ни для кого не является секретом, что дети этой элиты учатся отнюдь не в татарских школах, а в школах с углублённым изучением английского языка, и хорошо ещё, если в российских, а не западных, а уж высшее образование получают нередко именно там, за бугром.  То есть, народу – тому, кто на фермах и пашнях, на стройках и за прилавками, говорят, что надо любить и знать родной язык, а своих отпрысков воспитывают совсем по-другому? И как прикажете реагировать на это не татарской части населения республики, если даже лучшие представители татар поступают таким образом?

По-видимому, этот фактор тоже не добавляет очков в переговорной позиции с федеральным центром.

Ну, и о ключевом звене. На упоминавшейся сессии ГС РТ прозвучал такого рода тезис: не будет обязательного, государственного татарского языка, не будут татарской государственности.  На мой взгляд, это очень опасная и довольно близорукая позиция.  Историки и политологи знают, какие были дискуссии по вопросу о национально-культурных автономиях «тюрко-татар» в первые годы после Октябрьской революции 1917-го, и чем они закончились – касательно двух государственных языков – в 20-е годы, после образования Татарской АССР.  Неужели кому-то в Татарстане хочется вернуться к таким дискуссиям? Не думаю. 

Всё это отнюдь не означает, что надо махнуть рукой на татарский язык, татарскую культуру и бездумно дрейфовать в сторону космополитизма.  Я уже писал, и повторю сейчас: с моей точки зрения дети татар просто обязаны изучать родной язык, с раннего возраста пропитываться родной культурой, и федеральные власти вместе с властями республики просто обязаны создавать и поддерживать все необходимые для этого условия. Для этого, а не для якобы пропаганды Татарстана на сабантуях в парижах. В то же время власти Татарстана обязаны  создавать все условия для того, чтобы живущие здесь братья татар по разуму – русские, чуваши, евреи и так далее - захотели использовать своё безусловное право изучать татарский язык и культуру, постигать их богатство.  Ещё раз: создавать условия, чтобы не татары захотели знать татарское; без принуждения. 

Конечно, это сложнее, это требует не только денег, но и ума, дипломатической сноровки, организаторских талантов, но другого пути нет, по-моему. Хокук и бурычы – это разные слова. 

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии