14.07.2022 Экономика

«Поворотный пункт» санкционного кризиса в России – осень-зима 2022 года

Фото
Shutterstock

«Поворотный пункт» в развитии санкционного кризиса в России еще впереди, точка его кульминации пока не достигнута, говорится в аналитической записке Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) «Первые шаги кризиса: в зеркале макроэкономического прогноза», с которой ознакомился РБК. Основные риски санкционного кризиса для российской экономики реализуются в третьем-четвертом квартале 2022 года,

Что будет влиять на развитие кризиса

Дальнейшее изменение параметров состояния российской экономики будет происходить под влиянием нескольких факторов, полагают в ЦМАКП. Среди них:

* Состояние платежного баланса, а также сроки и масштаб восстановления внешнеторговой активности (экспорта и импорта)

Сегодня платежный баланс формируется исходя из того, что физический объем экспорта резко сокращается, а переадресовать объем поставок энергоносителей, которые традиционно шли в ЕС, на другие направления сразу не получится, отметил Белоусов. Параллельно, по его словам, выросли цены — и на металлы, и на углеводородное сырье. Впрочем, в последнее время цены стали немного опускаться, и зарубежные партнеры будут делать все возможное для того, чтобы снизить их как можно сильнее — и для собственного выживания, и чтобы создать проблемы России, уверен экономист.

Например, в конце июня страны G7 договорились рассмотреть возможность ограничения цены покупки российской нефти. По данным агентства Bloomberg, они обсуждают ограничение цен на российскую нефть на уровне $40–60 за баррель.

Данные по экспорту товаров российские власти публиковать перестали. Однако Банк России 11 июля сообщил, что профицит текущего счета платежного баланса в первом полугодии 2022 года составил $138,5 млрд, увеличившись в 3,5 раза по отношению к соответствующему периоду прошлого года. Уже превышен рекорд 2021 года по профициту платежного баланса ($120 млрд). Регулятор объяснил эти результаты значительным ростом экспорта ввиду благоприятной ценовой конъюнктуры и одновременно снижением импорта. По данным ЦБ, экспорт товаров и услуг за полугодие достиг $319,5 млрд (на 37% больше, чем за тот же период годом ранее).

По прогнозу ЦМАКП, в 2022–2023 годах произойдет масштабное снижение экспорта относительно сценария без санкций: вывоз машин и оборудования в недружественные страны сократится в физическом выражении на 50–80% и на 10–20% — на прочие рынки, экспорт угля с учетом энергоперехода снизится на 10–40% в зависимости от направления, нефти и нефтепродуктов — на 5–20%, а газа — на 5–10%. Аналогичные эффекты ожидаются на рынках черных и цветных металлов, а также удобрений.

Вместе с тем по мере адаптации России и ее партнеров к новым, кризисным и посткризисным условиям хозяйствования импорт будет восстанавливаться быстрее экспорта, говорится в записке ЦМАКП. Правда, за ввоз привычных товаров придется переплачивать ввиду усложнения логистических цепочек, предупреждает Белоусов. Есть и риск того, что из-за пресечения поставок критически значимого промежуточного импорта (сырья, компонентов) российские компании не сумеют «освоить» расширяющееся пространство внутреннего спроса и оно станет заполняться ввозом готовой продукции. Это, в свою очередь, станет фактором дополнительного углубления экономического спада, считают в ЦМАКП. Его эксперты на данный момент ожидают сжатия ввоза инвестиционных товаров в натуральном выражении (на 10–80% в зависимости от направления) и обвала импорта услуг на 25–80% относительно досанкционного сценария.

* Масштаб «импорта инфляции» с продовольственных и сырьевых рынков

Такой риск может возникнуть при частичном открытии рынков, которое приведет к наложению «импорта инфляции» на вероятное ослабление рубля и расширение спроса, следует из доклада ЦМАКП.

В июне годовая инфляция в еврозоне стала максимальной за всю историю, достигнув 8,6% по сравнению с 8,1% в мае, сообщал Eurostat. В США темпы роста цен в этот период ускорились еще сильнее — до 9,1% в годовом выражении с 8,6% в мае (рекорд за четыре десятилетия).

В России июньская инфляция составила 15,9% за год, снизившись по сравнению с маем, когда она подскакивала до 17,1%. Впервые в истории современной России зафиксирована июньская дефляция

* Поведение российских компаний в условиях постепенного завершения или затягивания кризиса

Речь идет о соотношении между расходами компаний на инвестиции или на труд, а внутри последних — на поддержание реальной оплаты труда или же занятости, следует из материалов ЦМАКП. Пока ситуация нормальная: в России не фиксируется высвобождения занятых, влияющего на макрорезультат, отметил Белоусов. Однако выпуск в гражданских секторах экономики падает, и в перспективе возникнет дилемма: либо государство субсидирует занятость, либо компании начнут сокращения хотя бы массового индустриального персонала, считает экономист.

Традиционно в кризисы в России компании в основном сокращают зарплаты, но не работников. В мае 2022 года уровень безработицы в России снизился до 3,9% против 4% месяцем ранее, что стало историческим минимумом, однако уже в июне министр труда и социальной защиты Антон Котяков сообщил о росте напряженности на рынке труда.

«Совокупность всех перечисленных факторов с высокой долей вероятности может реализоваться в третьем-четвертом квартале 2022 года и сделает их намного более тяжелыми, чем второй квартал, который мы прошли очень хорошо. Этот прогноз — сумма взаимосогласованных гипотез и представлений о том, как устроена экономика», — указал Белоусов.

Текущая экономическая ситуация в целом складывается лучше первоначальных оценок, что является во многом результатом реализации мер плана первоочередных действий правительства, заявили РБК в пресс-службе Минэкономразвития. Вместе с тем сохраняется ряд рисков, указали там: динамика экономического развития до конца 2022 года будет зависеть от темпов восстановления потребительского спроса, денежно-кредитной политики Банка России, а также скорости переориентации экспорта и импорта, выстраивания новых логистических цепочек.

Каковы прогнозы других экономистов

Ожидания пика кризиса в третьем-четвертом квартале 2022 года — это некий консенсус среди экономистов, отмечает директор ИНП РАН Александр Широв. Ряд макропоказателей уже начал ухудшаться, но менее быстрыми темпами, чем прогнозировалось, поэтому именно в четвертом квартале ожидается наиболее сильное сжатие экономики. По последним данным Минэкономразвития, объем ВВП России в мае 2022 года сократился на 4,3% в годовом выражении после падения на 2,8% в апреле, напоминает Широв.

Среди факторов, которые будут на это влиять, эксперт назвал сокращение запасов в торговле и производстве, которое приведет к снижению выпуска, логистическую перестройку, из-за которой сократится импорт, в первую очередь промежуточной продукции, а также остановку все большего количества инвестиционных проектов.

Кризис будет оказывать влияние на экономическую активность и структуру экономики России ближайшие два-три года, если условия вновь не начнут быстро меняться, полагает директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Дмитрий Куликов. Изменения будут происходить по нескольким направлениям, уверен эксперт.

«Вероятно, мы увидим дальнейший переход к способам производства, которые вряд ли были бы конкурентоспособны при отсутствии барьеров на торговлю и без ухода с рынка транснациональных компаний. Также не завершен и уход с рынка или оптимизация в некоторых организациях, которые принципиально не могут существовать по-старому в новой реальности. Кроме того, разумно ожидать консолидации на сжимающихся рынках и изменения приоритетов и содержания государственной экономической политики. Скорее всего, еще ужесточатся барьеры во внешней торговле», — отмечает Куликов.

Согласно прогнозу Минэкономразвития от середины мая, в 2022 году снижение ВВП России составит 7,8%. ЦБ в своих ожиданиях от конца апреля заложил сокращение экономики страны в интервале 8–10%. И регулятор, и Министерство экономики уже объявили, что планируют пересмотреть прогнозы в сторону меньшего снижения.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии