26.01.2022 Политика

Как Путин возрождает НАТО

Фото
РБК

Хватит считать Путина великим стратегом, призывает автор Politico Пол Тейлор. По его мнению, действия российского президента противоречат заявленным целям Москвы. Путин хочет ослабить НАТО, однако его "агрессия и угрозы", наоборот, только укрепляют альянс, утверждает журналист. При этом Россия не раз указывала, что никому не угрожает и не собирается никого атаковать.

Не прошло и двух лет с тех пор, как французский президент Эммануэль Макрон поставил НАТО диагноз "смерть мозга", а альянс возродился благодаря российским угрозам в адрес Украины. Этот "ржавый, но бравый" оборонительный блок во главе с США остается единственным гарантом европейской безопасности.

Насколько это соответствует давней стратегической цели Москвы изгнать США из Европы, чтобы господствовать на континенте? Это знает только российский президент Владимир Путин. Но тем из нас, кто не посвящен в его замыслы, это кажется как минимум противоречащим здравому смыслу.

Что бы ни решил Путин делать с Украиной, если его цель заключается в ослаблении западного альянса, он несомненно добился некоторых целей, но не своих, а натовских.

Во-первых, он усилил стремление Швеции и Финляндии к членству в НАТО, или по крайней мере, их решимость не исключать такой вариант. Когда эти скандинавские страны после окончания холодной войны вступили в Евросоюз, они не стали присоединяться к военному блоку. Но после захвата и аннексии Россией Крыма в 2014 году они все теснее сотрудничают с Североатлантическим альянсом.

Кроме того, публичные ультиматумы Путина загнали в угол даже самых пассивных членов НАТО,и теперь они вынуждены одобрять политику открытых дверей альянса, хотя раньше сильно сомневались в целесообразности приема Украины и Грузии. Никто не хочет потакать Путину, когда тот сосредоточил на границе Украины стотысячную группировку российских войск.

Это убедительно доказала недавняя вынужденная отставка главнокомандующего ВМС Германии, который выразил одобрение кремлевскому руководителю и заявил, что Крым никогда не вернется в состав Украины. Правящая элита в Берлине в большинстве своем придерживается такого же мнения.

Настаивая на формате переговоров в духе холодной войны по принципу "сверхдержава на сверхдержаву" и пренебрежительно отказывая ЕС в праве участвовать в такой дискуссии, Россия также выбила почву из-под ног у тех парижских, берлинских и брюссельских руководителей, которые мечтали сами выстроить новую архитектуру европейской безопасности.

Можно забыть прозвучавший на прошлой неделе в Европарламенте призыв Макрона к руководству ЕС составить собственный проект новой системы безопасности, а потом представить его НАТО и России. Скорее всего, это были предвыборные маневры, предназначенные для внутренней аудитории, а не серьезная дипломатическая инициатива, поскольку разногласия ЕС на эту тему хорошо известны.

И наконец, как это ни парадоксально, позерство Путина и игра на публику привели к тому, что США глубже втянулись в проблемы европейской безопасности, сделав это после того, как два американских президента пытались перенаправить стратегическое внимание Вашингтона на Китай, а президент Джо Байден потихоньку вознамерился возложить на ЕС больше ответственности за обеспечение безопасности на континенте. Теперь Белый дом готов поддержать "стратегическую автономию" Европы, но вместо этого вынужден денно и нощно заниматься проблемами европейской безопасности.

Возобновит или нет Россия военные действия на Украине (а Путин поднял ставки так высоко, что теперь ему для мирного отступления нужны большие уступки), но этот кризис наверняка повлияет на то, какой станет НАТО после знакового июньского саммита, на котором альянс впервые за 10 с лишним лет примет новую стратегическую концепцию и выберет нового генерального секретаря.

В предыдущей стратегии альянса российская угроза занимала остаточное место, будучи гораздо менее актуальной по сравнению с антитеррористической борьбой, урегулированием кризисов и миссиями по стабилизации обстановки в таких далеких странах как Афганистан и Ирак. Но теперь она вернулась, выйдя в самый центр сцены.

На НАТО все сильнее давят ее восточные члены, которым довелось пережить советское господство. Они настаивают на том, чтобы альянс отказался от нынешней стратегии усиления, в рамках которой он создает лишь минимальное постоянное присутствие войск на восточном фланге, и перешел к военной стратегии "передовой обороны", напоминающей период холодной войны. Она предусматривает наращивание сил и средств на передовых рубежах в ответ на развертывание российских войск в Белоруссии и вокруг Украины.

Мы уже видим первые признаки такой стратегии. Британия направляет дополнительные войска в прибалтийские государства и в Польшу, а Франция предлагает сделать то же самое в Румынии, где верховный главнокомандующий альянса порекомендовал создать сухопутную группировку. Об этом сообщил журнал Der Spiegel. Соединенные Штаты наверняка направят на восточный фланг еще больше сил обеспечения. А прежде застенчивые члены НАТО типа Испании сейчас планируют отправить боевые корабли в Черное море.

В итоге угрозы России непременно приведут к тому, что НАТО увеличит свое военное присутствие в восточноевропейских странах, которые раньше были сателлитами Москвы, и не станет выводить оттуда западные войска, как того требует Путин.

У европейских стран небольшие армии, а потребности восточного фронта в предстоящие месяцы наверняка будут значительнее потребностей Сахеля или Ливии, где может потребоваться вмешательство ЕС.

Безусловно, ЕС сохранит свою роль, особенно если дело дойдет до ужесточения экономических санкций против Москвы или до снижения европейской зависимости от российского газа. Но за стол переговоров Евросоюз не сядет, и формировать будущую архитектуру европейской безопасности он не станет.

Этот кризис наверняка повлияет на то, кто станет следующим генеральным секретарем НАТО. Два последних генсека были из скандинавских стран, которые не участвуют в оборонительных усилиях ЕС. Некоторые европейские государства, особенно Франция, полны решимости поставить на эту должность более проевропейского кандидата из ключевой страны Евросоюза. Такого, под чьим руководством европейские союзники будут постепенно меняться и брать на себя больше ответственности за безопасность Европы. Америка в этом случае сможет присутствовать на заднем плане, действуя на союзников успокаивающе.

Но поскольку борьба за Украину наверняка затянется, а может даже усилиться, Вашингтон, Лондон и Варшава обязательно будут требовать выбрать традиционного сторонника атлантизма, который станет проводить жесткую линию против России. Если в штаб-квартиру НАТО на следующие четыре года придет новый воин холодной войны, Путин сможет винить в этом только самого себя, а не тех, кто хочет, чтобы альянс развивался, а Европа взяла на себя роль лидера в НАТО.

Все эти последствия уже кажутся непреложными даже до того, как прозвучали первые выстрелы (будем надеяться, что они не прозвучат).

Поэтому довольно исходить из того, что Путин великий стратег, знающий, как пользоваться слабостями и разногласиями Европы, непостоянством Америки и ее склонностью отвлекаться на другие дела. То, как он ведет себя в условиях нынешнего кризиса, противоречит заявленным целям Москвы.

Путин несет в руках большую базуку, но похоже, что он нацелил ее на свои собственные ноги.

Перевод ИноСМИ.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии