24.01.2022 Политика

Россия против НАТО. Расклад сил за 30 лет

Фото
ТАСС

Медийная истерия вокруг расширения/нерасширения НАТО и ожидаемого нападения России на Украину (а теперь наши СМИ заговорили уже об агрессии ВСУ Украины на Донбассе)  поражает своим градусом, но ещё более поражает, что пропагандисты по обе стороны фронта пока ещё холодной войны в крайне малой степени утруждают себя цифрами и фактами. А между тем – при всей моде на журналистику мнений – именно цифры и факты в решающей степени способны определить общественные настроения, чьи-то головы остудить, а чьи-то заставить призадуматься.  Попытку аргументированного анализа предпринял в журнале «Эксперт»   специализирующийся на военной тематике журналист и писатель Илья Топчий.

Изготовление и применение ядерного оружия как средства массового уничтожения в 1945 году ознаменовало начало новой эпохи, когда противники, обладая подобным типом вооружения, могли уничтожить не только друг друга, но и — оценочно — жизнь на планете. Условия глобального противостояния изменились.

Два «председателя» атомного клуба, США и СССР, теперь не воевали напрямую, не сталкивали миллионы солдат в смертельной схватке. Противники работали на подрыв друг друга через экономику, внутренние противоречия, а на геополитической «шахматной доске» стремились занять как можно больше стратегически важных «клеток»-стран, установить там лояльные режимы и вытеснить неприятеля, использовали прокси-армии и ассоциированные организации. В общем, применяли стратегии гибридной, асимметричной борьбы.

Падение просоветских режимов в Восточной Европе, объединение Германии, распад СССР, вывод советских контингентов привели к радикальному изменению геополитической картины мира. Только в Европе Москва оставила территории семи стран (ГДР, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии и Югославии) площадью около 1247 тыс. кв. км с населением порядка 136 млн человек. Потеря Украины, Молдавии, Белоруссии и Прибалтики — это утрата еще примерно 1020 тыс. кв. км и более 74 млн человек населения.

Всего из-под контроля Москвы вышло 2267 тыс. кв. км территории и 210 млн человек. Граница развертывания российских войск сместилась от 600 (от ГДР до Калининградской области) до 1500 км к востоку. Эти потери превзошли результат немецко-фашистского вторжения в 1941‒1942 годах.

По сути, в Европе освободилась чуть ли не половина «шахматной доски». Образовавшиеся пустоты поэтапно начали заполнять силы западного военного блока, хотя Североатлантический альянс, по крайней мере устно, обещал не расширяться на восток.

Еще в 1990 году Восточная Германия инкорпорировалась в НАТО, объединившись с ФРГ. Польша, Венгрия и Чехия (осколок Чехословакии) вступили в НАТО в 1999-м. В 2004 году их примеру последовали Словения, Словакия, Литва, Латвия, Болгария и Румыния.

В 2005 году в этот военно-политический блок вошла Эстония, в 2009-м — Албания и Хорватия. В 2017 году в НАТО оказалась Черногория, в 2020-м — другая часть бывшей Югославии, Северная Македония.

На этом продвижение НАТО не закончилось. Государственный переворот в Украине в 2013‒2014 годах отбросил эту страну в прозападную сферу влияния. Россия успела воссоединиться с Крымом и поддержала Донецкую и Луганскую народные республики (ДНР и ЛНР).

Попытка аналогичного свержения власти в Беларуси в 2020‒2021 годах провалилась. Захват власти прозападными силами в Минске означал бы выравнивание фронта на западе. В таком случае вероятный неприятель находился бы на тех же рубежах, что и немцы в 1943 году: в 500 км от Москвы и в 135 км от Петербурга. Это несколько суток марша механизированных колонн, минутное подлетное время ракет и самолетов до жизненно важных центров страны. Нетрудно представить скорое развертывание военных баз НАТО и жесткую экономическую блокаду на западе.

Мы постарались оценить, как изменилась диспозиция военных сил России и Запада за последние 30 лет, чтобы понять причины беспокойства официальной Москвы дальнейшим наступлением НАТО на восток и жесткость выставленных ультиматумов.

Перед распадом СССР

В 1989 году в состав НАТО входило 16 государств (не считая Франции, вышедшей в 1966 году и участвовавшей в работе альянса формально). Население (с Францией) превышало 650 млн человек.

Под ружьем находилось почти шесть миллионов человек, имевших на вооружении более 17 тыс. самолетов; 13 тыс. вертолетов; свыше 41 тыс. танков; почти 20 тыс. орудий, самоходных артиллерийских установок (САУ) и реактивных систем залпового огня (РСЗО), не считая минометов; больше двух тыс. военных кораблей и подлодок разных типов (включая катера и патрульные суда). Эти значения не учитывали потенциал возможных союзников НАТО в Европе (Ирландии, Австрии, Швеции и Финляндии). Они также не включали в себя силы сателлитов США на Дальнем Востоке: Японии, Южной Кореи, Тайваня, Филиппин, Австралии и прочих.

Львиная доля перечисленной мощи — до 45% личного состава, 65% авиации, 40% танков — приходилась на США. Значительная часть всего потенциала НАТО — до 60% всех войск, 75‒80% авиации (с учетом минимум двух авианосных ударных групп, АУГ, дежуривших в Северной Атлантике), больше половины танков — размещалось в составе действующих частей и на складах хранения в Европе.

Таким образом, европейский театр военных действий (ТВД) по-прежнему был основным. Азиатско-Тихоокеанскому региону и Ближнему Востоку отводилась вторичная роль. Перечисленный потенциал мог быть в значительной мере увеличен в случае введения военного положения и переброски дополнительных подкреплений из-за океана.

СССР и страны Организации Варшавского договора могли противопоставить этой мощи свыше 5,6 млн военнослужащих, 17 тыс. самолетов и вертолетов, более 84 тыс. танков, 47 тыс. орудий, более 1600 кораблей и подводных лодок. Притом что СССР чуть ранее в одностороннем порядке сократил свои ВС примерно на 550 тыс. человек.

До 70‒80% этих сил развертывалось в направлении европейского ТВД. Они стояли в несколько эшелонов от ГДР до Урала. Значительные советские силы также размещались на Дальнем Востоке (например, против Китая, усиленно старавшегося играть роль «третьей силы»).

Впрочем, основным средством сдерживания выступало ядерное оружие. К 1989 году США располагали 22 тыс. атомных зарядов разной мощности — притом что начиная с 1970-х Америка более чем вдвое сократила этот арсенал. Великобритания и Франция имели свыше 500 боеголовок. СССР мог выставить более 10 тыс. единиц ядерного оружия.

Стоит отметить, что перечислены только стратегические атомные боеприпасы (на стратегических носителях). К тому же их реальное число могло оказаться еще выше официального (объективная картина не оглашалась из соображений секретности).

Стороны также владели огромным количеством тактического ядерного оружия (ТЯО). Его количество не подавалось исчислению. Например, только в Южной Корее в 1976 году у США находилось около 10 тыс. образцов ТЯО.

НАТО и Россия. 1990-е и 2000-е

Распад СССР в 1991 году изменил картину мира, и военное напряжение снизилось. Только США в 1992‒1996 годах уменьшили численность своей армии на восемь дивизий из 18 — с 786 до 500 тыс. военнослужащих. Прекратилась практика развертывания и дежурства американских авианосных групп в Северной Атлантике и в водах рядом с российским Дальним Востоков. В 1996 году в Америке прекратилось производство танков. Американская армия в Европе уменьшилась с 213 до 95 тыс. военнослужащих (не считая гражданского персонала) при 1200 танках и 650 артиллерийских орудиях.

Общая численность американских войск снизилась к концу 1990-х годов — времени принятия новых участников НАТО — примерно на треть (до 1,4 млн военнослужащих). Франция, для примера, также сократила свои вооруженные силы с 450 до 270 тыс. офицеров и солдат, Великобритания — с 311 до 220 тыс. В целом ВС НАТО к концу 1990-х оказались урезаны чуть более чем до четырех миллионов человек.

Численность российских вооруженных сил от наследия в 2,9 млн военнослужащих, оставшегося от СССР, к концу 1990-х снизилась до 1,2 млн офицеров и солдат. То есть кадровый потенциал «на стороне России» за десятилетие уменьшился почти впятеро. Ядерный потенциал снизился до 6700 боезарядов к 2000 году, более чем в полтора раза. В то время как противник численно «ужался» менее чем в полтора раза, а атомное оружие, официально сокращаемое, нередко просто сдавалось на склады.

В 1990-е на Западе считали, что Россия покорена и управляема, контролируется через олигархов, окончательно рухнула в пучину социально-экономического кризиса и депопуляции. Поэтому армии можно сократить, а на восток не продвигаться. Были даже попытки пролоббировать вступление России в НАТО. Это означало бы размещение иностранных баз на территории РФ на законных основаниях и, по сути, прямую военную оккупацию.

Однако в конце 1990-х в состав НАТО были приняты новые участники, и за 30 лет количество стран в блоке увеличилось почти вдвое, до 30 государств, а еще пять участвуют в партнерской программе. В целом потенциал Североатлантического блока увеличился незначительно: примерно на 90 млн человек населения и менее чем на полмиллиона военнослужащих. Основными приобретениями стали территориальные. Западный альянс продвинулся вперед на многие сотни километров.

США в рамках продолжающегося реформирования своих ВС пошли по пути создания сил быстрого реагирования — войск, которые можно быстро перебросить «налегке» для закрепления на плацдарме до прибытия более «тяжелых» формирований.

В рамках указанной концепции появились шесть «страйкерских» бригад, предназначенных к переброске в любую точку земного шара в течение четырех суток. Продолжалось доведение до ума идеи о передислокации в любую область планеты не менее чем 250 тыс. офицеров и солдат в месячный срок. Сохранилась система складирования APS (army prepositional stocks) — наличия огромных запасов вооружения и техники в ключевых регионах Земли.

Тем временем российские ВС в начале 2000-х продолжили процесс сокращения. А некомплект личного состава достигал в среднем 30‒35%. В момент принятия программы «нового облика» армии России в 2009 году наши войска оказались в крайне низкой точке количественного потенциала. Их реальная численность сократилась до 650 тыс. военнослужащих (в основном из-за некомплекта — формально она составляла 1,2 млн человек). Ядерные силы достигли нижней точки в 2014 году, когда в арсенале осталось порядка 2300 стратегических зарядов.

В 2009‒2010 годах войска подверглись еще большим сокращениям. Были расформированы 20-я и 22-я армии Сухопутных войск, а также 1-е командование ВВС ПВО. По-видимому, ВС РФ на самом нижнем численном уровне не превышали 600 тыс. человек (без гражданского персонала).

На центральном направлении войска отвели аж за Москву — в Нижегородскую область. Фактически на западе страны осталось огромное предполье в сотни километров, прикрытое слабой завесой отдельных формирований. Белоруссия как союзное государство располагало 65-тыс.ной армией. Ее ВС уменьшились почти вчетверо по сравнению с началом 1990-х годов.

Ситуацию на тот момент можно было характеризовать как катастрофическую. За 20‒25 лет ВС восточного блока стали меньше почти в девять раз. Атомный потенциал сократился впятеро. В то время как противник усилился и продвинулся на восток.

Изменение соотношения сил между западным и российским/советским военными блоками в 1989–2021 годах*

Изменение соотношения сил Россия - НАТО

Источник: расчеты И.Топчего, открытые данные

«Мюнхенская речь» и ПРО

«Мюнхенская речь» Владимира Путина 2007 года для наших западных партнеров стала большой неожиданностью, но это была логичная реакция на их вседозволенность. Помимо стартовавшего расширения НАТО в 2006-2007 годах началось развертывание системы ПРО — противоракетной обороны, предназначенной для обнаружения, отслеживания и перехвата баллистических ракет различных классов.

Таким образом Штаты формировали национальную ПРО (НПРО) с 1999 года. В 2002 году Белый дом в одностороннем порядке вышел из Договора об ограничении систем ПРО. В 2004‒2007 годах усилил защиту Аляски. Начиная с 2008 года в Средиземном море на ротационной основе развернули несколько эсминцев, служивших элементами системы ПРО. Их количество последовательно возросло с двух до семи-восьми вымпелов. При Бараке Обаме европейская часть программы была пересмотрена. Чехия и Венгрия отказались от размещения противоракет, отдельные элементы приняла лишь Польша.

В дальнейшем, при президенте Дональде Трампе (2016‒2020), вновь продвигались идеи размещения компонентов ПРО в различных странах, приближенных к России. Одновременно выросла активность американского флота, возобновившего, в частности, морские учения на Дальнем Востоке возле берегов Аляски впервые почти за 30 лет. Появились проекты по размещению ракет малой и средней дальности в Польше (до 5500 км). Это позволяло американцам покрывать возможным ракетным ударом российскую территорию до Западной Сибири включительно.

В декабре 2019 года в США были созданы Космические силы. Эта структура стала наследником Аэрокосмического командования, формировавшегося при Рональде Рейгане, в 1982 году. Она отвечала за американскую спутниковую группировку, а также за работу над космическим бомбардировщиком. Если Россия сделала упор на гиперзвуковое и противоспутниковое ракетное оружие, то Пентагон стремился получить космический бомбардировщик для работы с орбиты. Реализация этих проектов означала бы перенос боевых действий в космос.

В рост пошла и численность западных вооруженных сил. Прежде всего это касалось американских Сил специальных операций, за полтора десятилетия увеличившихся с 20 до 70‒80 тыс. человек (исключая гражданский персонал). География операций по-прежнему включала в себя весь мир.

Расклад сил сегодня

По состоянию на август 2021 года американские Вооруженные силы насчитывали почти 1,5 млн военнослужащих, не считая гражданского персонала. В составе различных видов резерва ветвей ВС, а также в Национальной гвардии и береговой охране несло службу еще почти 900 тыс. американцев. Гражданский персонал превышал 750 тыс. служащих.

Всего — более 3,1 млн человек. Ориентировочные масштабы мобилизации резерва видов ВС и Национальной гвардии могли, по некоторым данным, довести численность ВС США до семи-восьми миллионов человек.

На вооружении у них стоит не менее 14 тыс. самолетов и вертолетов, 490 кораблей (без малых, вроде патрульных катеров и лодок), более 11 тыс. танков (включая те, что на хранении), более 9000 орудий и РСЗО (без минометов). США по-прежнему представляют собой основную ударную силу НАТО. Их удельная доля по личному составу и по обычным вооружениям и технике (без ядерного оружия) составляет, как правило, от 30 до 60% общего потенциала сил альянса.

Таким образом, потенциал сил НАТО с 1989 года изменился незначительно. Сегодня это свыше 4,5 млн человек персонала (без гражданских специалистов и резервистов), есть тенденция к увеличению численности. При этом более двух третей войск блока — за счет армий европейских союзников США — концентрируется в Европе, на основном направлении против России.

Проведение мобилизации, переброска дополнительных подкреплений из США, выведение войск на рубежи развертывания может создать подавляющее превосходство уже в первой линии. Примерные масштабы создания фронтовой ударной группировки в течение нескольких месяцев достигают несколько миллионов человек.

Ориентировочно для действий со стороны Европы против России может быть собрано как минимум четыре-пять миллионов человек. И если количественно это сопоставимо с тем, что бросила в 1941 году против народов СССР гитлеровская Германия с ее союзниками, то качественно, за счет кратно возросшей огневой мощи и механизации войск, это в десятки раз большая военная сила.

Российские войска в 2009‒2014 годах продолжали подвергаться оптимизации при некотором росте численности. В значительной мере они оказались отведены за Москву на западном направлении. С точки зрения организации и структуры продолжал исповедоваться принцип перехода на бригадную структуру вместо дивизионной. Правда, после 2014 года начался обратный процесс.

Переворот в Киеве привел к сосредоточению российских войск на украинской границе. В марте 2014 года удалось стянуть всего 10 тыс. военнослужащих. К концу апреля это значение возросло до 40 тыс. Этого было недостаточно для серьезной наступательной операции на глубину несколько сотен километров.

Тем не менее с 2014 года начинается качественный и количественный скачок российских ВС. В 2017‒2018 годах их численность превысила миллион офицеров и солдат, при 890 тыс. представителей гражданского персонала.

Всего — порядка 1,9 млн человек при почти 13 тыс. танков (80% на хранении), порядка 4500 самолетов и вертолетов (включая те, что на хранении), значительное количество артиллерийских орудий, РСЗО и различной бронетехники (не танков). Запас стратегических атомных зарядов достиг, по некоторым данным, 6400 единиц. Исключая ТЯО и включая те заряды, что на хранении: последние составляют до 75% всего арсенала.

Российская национальная гвардия (Росгвардия) насчитывает от 340 до 430 тыс. человек. Однако основные боеспособные силы, способные применяться для контроля занятых территорий, не так многочисленны.

Стоит отметить, что на 2021 год в российских войсках и резерве имеется большое количество лиц, побывавших в зонах боевых действий в составе различных формирований — Министерства обороны (МО), различных спецназов и спецслужб, частной военной корпорации (ЧВК) «Вагнер» и т. д. Только через Сирию и только по линии МО на август 2018 года прошли 63 тыс. человек. Общее число людей с «сирийским» опытом» — не только МО, а всех, — на сегодня может составлять от 120 до 150 тыс.

Недостатком ВС РФ на сегодня остаются недостаточно сильные Сухопутные войска (СВ) относительно масштабов страны, их ограниченная способность формировать мощные ударные кулаки на решающих направлениях.

СВ России в наши дни — это порядка 300 тыс. военнослужащих (без гражданских специалистов), 11 дивизий, ряд прочих формирований. Они дополняются Воздушно-десантными войсками (ВДВ) из резерва Главного командования — еще 45 тыс. десантников (основа — четыре дивизии ВДВ). Это, для сравнения, чуть больше, чем расчетная емкость такого отдельного и достаточно небольшого ТВД, как Белоруссия.

При этой сильной стороной РФ остаются Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) — 12 дивизий, да и вообще ядерные средства. Они главный гарант сдерживания прямой агрессии НАТО.

Перемены на западном фронте в 2021 году

Осенью 2021 года мы наблюдали активное развертывание ряда прозападных воинских контингентов в Восточной Европе. Прежде всего это относилось к Польше, Румынии, странам Прибалтики и Украине.

Польша до октября имела на востоке, возле границы с Белоруссией, только одну дивизию: 18-ю механизированную. Вследствие ситуации из-за конфликта с курдскими беженцами из Сирии и Ирака сюда были последовательно переброшены части еще двух дивизией: 12-й механизированной с северо-запада, из-под Щецина, со стороны границы с Германией, и 16-й механизированной от границы с Калининградской областью.

Фактически из четырех польских сухопутных дивизий на узком пятачке напротив белорусского Бреста оказались собраны элементы трех. Четвертая, 11-я танковая дивизия, пока оставалась на юго-западе Польши, в Жагани, также возле границы с ФРГ, видимо в резерве.

Эти силы, стянутые против Белоруссии, дополнялись формированиями ВВС, спецназа, внутренних войск и пограничной стражи. Оценочный потенциал группировки доходил до 90‒100 тыс. человек при нескольких сотнях танков, солидном авиационном кулаке, а также при нескольких сотнях артиллерийских орудий и САУ. Эти силы дополнялись отрядами из США, Германии и Великобритании, способными стать основой для развертывания более крупных формирований.

Прибытие в район сосредоточения 11-й танковой дивизии из-под Жагани могло означать, что почти все возможные наличные силы поляков брошены на восток, на узкий участок соприкосновения с Белоруссией. При этом прочие границы — даже с Калининградской областью — полностью оголены.

Стоит отметить, что с 2020 года Польша начала программу активного наращивания потенциала своих ВС. Так, общая численность войск к 2022 году должна была быть увеличена со 114 до 160 тыс. военнослужащих. А территориального ополчения — с 29 до 35 тыс. человек.

По некоторым данным, польское руководство стремится довести свои ВС до 300 тыс. офицеров и солдат — это численность польских войск в 1980-е годы. В том числе 250 тыс. бойцов предполагалось иметь в регулярной армии и 50 тыс. ополченцев — в территориальных структурах.

На указанные действия белорусский лидер Александр Лукашенко отреагировал развертыванием одной дополнительной мотострелковой бригады (МСБР) второй очереди к десяти уже имеющимся. Это давало рост численности белорусских ВС примерно на 5000 штыков, с 65 до 70 тыс. военнослужащих. Всего в случае военного положения предполагалось поставить под ружье семь бригад второй очереди, доведя все подразделения до штатов военного времени, а также выставить 120-тысячное белорусское территориальное ополчение.

Активизировалось и развертывание войск Украины на Донбассе. В 2019‒2020 годах ВСУ имели в зоне операции объединенных сил (ООС) порядка 10 сухопутных бригадных/полковых групп (четверть наземных ВС). К 2021 году это значение возросло до 13 бригадных/полковых групп (уже треть).

В конце ноября 2021 года представитель МИДа Мария Захарова анонсировала наличие 125-тысячной армии ВСУ в Донбассе. Это означало концентрацию здесь не менее половины частей и соединений украинских ВС. При достоверности указанной информации вместе с ведомственными формированиями (например, Национальной гвардией Украины, НГУ), а также различного рода гражданским персоналом, в районе проведения ООС может находиться не менее 150 тыс. человек из украинских военных и военизированных формирований.

С начала декабря 2021 года в Донбассе развернута оперативная группа Генштаба ВСУ — впервые с февраля 2015 года, когда завершился последний раунд крупномасштабных боевых действий.

Кроме того, в конце ноября 2021 года на территории Украины находилось, по некоторым данным, свыше 12 тыс. иностранных военных (треть — американских). На 2022 год было заявлено привлечение 11,5 тыс. иностранных военнослужащих для участия в 10 различных учениях на территории страны.

А еще Румыния провела ряд учений на Дунае и на Черном море вместе с партнерами по блоку и с украинскими войсками. Кроме того, в Молдавии победил прозападный кандидат. Цель 65-тысячных румынских ВС — Приднестровско-Молдавская Республика (ПМР).

Россия с начала 2021 года отвечает на подобное усиление выдвижением значительных механизированных групп к границе с Украиной. С апреля 2021 года, было осуществлено как минимум три подобных «подхода»: в апреле, июле и ноябре. Западные оценки говорят о наличии от 90 до 120 тыс. человек российских войск на украинском направлении. (Реалистичность этих оценок — отдельный вопрос. Например, в апреле 2021 года группировка российских войск на границе ориентировочно усиливалась на 20‒25%).

Линии стратегической обороны России. 2022 год

Линии стратегической обороны России в 2022 году

Источник: «Эксперт»

Малая Антанта

Конфигурация расположения сил потенциальных противников такова: если представить гипотетическое выдвижение армий России и Белоруссии на украинскую территорию, то польские войска вместе с союзными контингентами смогут нанести прямой удар во фланг и тыл ушедших на Украину сил — на Минск и навстречу выдвигаемым во втором эшелоне частям и соединениям 1-й российской гвардейской танковой армии (тем более что расстояния там небольшие).

Возможны и другие военно-силовые провокации на границах. Таким образом, Украина, Румыния, Прибалтика и Польша становятся «затравщиками-жертвами», на защиту которых будут подтягиваться другие, более серьезные игроки западного мира, обусловливая свое участие пропорционально степени риска, взвесив все «за» и «против». Реакция российских властей станет в таком случае определяющей. Любая слабина лишь усилит участие Запада в предполагаемом дозированном конфликте.

Тем самым, по сути. возрождена концепция «Малой Антанты» 1920-х годов.

Впереди эшелон восточноевропейских стран с общим военным потенциалом менее миллиона человек в случае введения военного положения и проведения всеобщей мобилизации. Он подпирается силами более мощных стран НАТО, вводимых дозированно.

Наибольшую опасность в схватке за «клетки»-страны на «шахматной доске» станет возможность Запада задействовать всю свою многочисленную авиацию в небе над странами-затравщиками, приносимыми в жертву, и установить бесполетную зону. Западные ВВС — прежде всего американские — на сегодня, к сожалению, кратно превосходят российские.

Вопрос в масштабах потенциального конфликта. Будет ли это региональная проверка либо пожар войны разгорится во что-то большее? К слову, Малая Антанта окончательно распалась в 1938 году в связи с разделом Чехословакии в результате Мюнхенского договора между Германией, Великобританией, Францией и Италией. Интересные исторические аналогии.

Выводы

1. Распад СССР, развал Организации Варшавского, продвижение НАТО на восток стали величайшей геополитической катастрофой XX столетия. За недолгие треть века военный потенциал России и ее европейских союзников (без ядерного оружия) сократился вшестеро (не считая гражданского персонала). Ядерный арсенал страны уменьшился в три с половиной раза. Противник без боя продвинулся на 600‒1500 км к востоку. Размещение ракет и ударной авиации в Польше уменьшит подлетное время до Москвы и Санкт-Петербурга менее чем до полутора часов в пределе, в Прибалтике и Украине — менее чем до часа (до Санкт-Петербурга из Эстонии — до минут). При этом скорость вторжения механизированных колонн с территории Украины и Прибалтики в случае концентрации там сил НАТО, с выходом на рубеж Санкт-Петербург — Москва — Волгоград, снижается до 1‒10 суток.

2. Потенциал НАТО за 30 лет сократился незначительно. Существенная часть сил Альянса по-прежнему размещена в Европе — на направлении главного удара против России. Сравнительно небольшой (несколько десятков тысяч офицеров и солдат) контингент США в Европе не должен вводить в заблуждение. Его можно стремительно нарастить до фронтовой группировки в течение трех-четырех месяцев. При этом силами прикрытия перспективного американского развертывания будут служить многочисленные армии союзников США, построенные в несколько эшелонов.

3. В период с 2014 года РФ несколько восстановила свой военный потенциал. Численность Вооруженных сил (без гражданского персонала) увеличена в полтора раза, количество стратегических ядерных боеприпасов — втрое. Заявлено наличие гиперзвукового оружия, способного легко преодолеть усиленно создаваемый США противоракетный барьер. По некоторым расчетам, в России и США имеется примерно по сотне целей для перспективной ядерной атаки, и при привлечении по несколько зарядов на цель достаточно несколько сотен атомных ударов.

4. Тем не менее ситуация остается угрожающей. Для обеспечения максимальной безопасности необходимо выйти на прежние западные границы СССР, восстановить обширное предполье перед Москвой и Санкт-Петербургом. Это вопрос стратегической безопасности и выживания. Тем более что западный (европейский) ТВД по-прежнему основной для стран НАТО, которые проводят десятки комплексных военных учений ежегодно, располагают отлаженной инфраструктурой для действий крупных масс войск.

5. К тому же линия прежней границы СССР на западе, за вычетом сухопутной границы с Финляндией, — это наиболее удобная позиция для обороны от Европы, поскольку проходит по узкому «перешейку» между Балтийским и Черным морями. Здесь наиболее сокращенный фронт для военных действий. Восточнее и западнее располагаются «раструбы» расширений континентальных территорий.

6. Масштабы действий в случае острой фазы кризиса предвидятся фронтовые, даже при операциях на территории сопредельных государств вроде Украины. Вновь актуальны вопросы всех уровней военного искусства, перспективы восполнения потерь, прежде всего урона в военной технике, потенциал военной промышленности и экономики в целом.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии