Заседание Совета безопасности РФ
09.07.2021 Политика

Новая «Стратегия национальной безопасности России» - отражение изменившихся реалий или трескотня?

2 июля президент РФ  Владимир Путин подписал новую «Стратегию национальной безопасности». По мнению директора Московского центра Карнеги кандидата исторических наук Дмитрия Тренина, это манифест новой эпохи, в которую Россия будет в себе и сама по себе, а с точки зрения доктора экономических наук профессора Валентина Катасонова -  «43 страницы трескотни и словоблудия».  Аргументация полярных оценок – ниже.

Главная цель новой «Стратегии национальной безопасности»,  – пишет Дмитрий Тренин, -  адаптировать Россию к миру, который все еще взаимосвязан, но переживает процесс фрагментации и разобщения, когда новые линии фронта пролегают не столько между странами, сколько внутри них. Так что одерживать победы и терпеть поражения придется по большей части в родных стенах

«Стратегия национальной безопасности Российской Федерации», которую на днях подписал Владимир Путин, – документ особого значения. Это не просто обновленная версия предыдущей Стратегии, принятой в 2015 году, а манифест новой эпохи.

В 2015 году считалось, что отношения с Западом хоть и ухудшились из-за украинского кризиса, но не безнадежны. В ходу по-прежнему была либеральная фразеология, унаследованная от 1990-х годов, а мир еще казался единым.

Нынешняя же версия самого важного стратегического документа идет гораздо дальше. Она затрагивает не только национальную безопасность, но и многие другие вопросы, начиная с экономики и экологии и заканчивая ценностями и обороной. В условиях, когда противостояние с США и их союзниками постоянно усиливается, российские власти недвусмысленно заявляют, что страна возвращается к традиционным ценностям, а такие проблемы, как развитие технологий и изменение климата, становятся определяющими для ее будущего.

Авторы «Стратегии» рисуют мир, переживающий тяжелую трансформацию. Гегемония Запада, по их словам, подходит к концу, но именно это приводит к более многочисленным и интенсивным конфликтам. Подобное сочетание исторического оптимизма (ожидание конца гегемонии Запада) и глубокой обеспокоенности (Запад будет сопротивляться все более ожесточенно) чем-то напоминает знаменитый сталинский постулат об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму.

Западное давление на Россию принимает самые разные формы. В экономике она сталкивается с недобросовестной конкуренцией в виде многочисленных ограничений, нацеленных на то, чтобы навредить ей и замедлить развитие. В сфере безопасности растет угроза силового противостояния. В области морали под ударом традиционные российские ценности и историческое наследие. Во внутренней политике России приходится иметь дело с иностранным вмешательством, направленным на дестабилизацию страны. Причем все эти угрозы рассматриваются в «Стратегии» как нарастающие и долгосрочные.

Обрисовав в общих чертах этот отрезвляющий пейзаж, «Стратегия» делает основной упор на самой России: ее демографии, политической стабильности, суверенитете, межэтническом мире и экономическом развитии на основе новых технологий. Видное место отведено и таким темам, как защита окружающей среды, борьба с глобальным потеплением, и особенно нравственному климату в стране.

Такой фокус на внутренних вопросах растет из исторического опыта – ровно 30 лет назад Советский Союз развалился на пике своей военной мощи и без всякого иностранного вторжения. Сегодня, когда страна вернула себе статус великой державы и успешно перевооружила армию, у российского руководства есть все основания для того, чтобы заняться очевидными внутренними слабостями.

В «Стратегии» приводится длинный список мер для решения самых разных внутренних проблем – от бедности и зависимости от импортных технологий до утраты советского задела в образовании. Все это разумно. То, что с недавних пор Кремль стал уделять особое внимание изменению климата, дает надежду, что российские власти отходят от своего прежнего подхода, когда без особых оснований считалось, что северная и холодная Россия только выиграет от глобального потепления. В конце концов, не так давно кремлевское увлечение цифровизацией помогло дать мощный импульс развитию цифровых услуг по всей стране.

Стратегия не обходит стороной и морально-этические аспекты национальной безопасности. В ней подробно рассматриваются традиционные российские ценности, которым, по мнению авторов, угрожают вестернизация, способная лишить россиян культурного суверенитета, и попытки переписать историю в неблагоприятном для России ключе.

В целом новая «Стратегия» – это важная веха на пути официального отказа от либеральной фразеологии 1990-х годов и замены ее нормами морали, основанными на собственных традициях. Однако здесь документ упускает один важный момент, лежащий в основе многих экономических и социальных проблем России: у значительной части российской правящей элиты вообще отсутствуют какие-либо ценности, за исключением чисто материальных.

В «Стратегии» мимоходом упоминается необходимость искоренить коррупцию, но в действительности эта проблема носит куда более масштабный характер. Как показывает каждая прямая линия с президентом, Россией правит класс, который по большей части обслуживает лишь свои интересы и стремится к личному обогащению, нисколько не заботясь об обществе и стране. Деньги, вернее, Большие деньги стали для этой группы главной ценностью и самым разрушительным фактором в сегодняшней России. В этом, возможно, ее главная уязвимость.

Вопросы внешней политики «Стратегия» трактует довольно общо, но позволяет предположить, чего можно ожидать от будущей «Концепции внешней политики». США и некоторые их союзники по НАТО сегодня официально признаются недружественными государствами. Отношения с Западом больше не в приоритете и теперь упоминаются последними по степени близости, после бывших советских республик, стратегических партнеров, вроде Китая и Индии, незападных организаций (например, Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС), а также других стран Азии, Латинской Америки и Африки.

К инструментам сдерживания России «Стратегия» причисляет не только военные базы США и систему союзов Вашингтона. Туда же попали крупнейшие американские интернет-компании, которые занимают почти монопольное положение в информационном пространстве, и американский доллар, доминирующий в мировой финансовой системе.

То есть главная цель новой «Стратегии национальной безопасности» – это адаптировать Россию к миру, который все еще взаимосвязан, но переживает процесс фрагментации и разобщения, когда новые линии фронта пролегают не столько между странами, сколько внутри них. Так что одерживать победы и терпеть поражения придется по большей части в родных стенах. А раз самые большие сложности ждут Россию на внутреннем фронте, то и основные усилия властей должны быть направлены туда же.

Статья опубликована в рамках проекта «Диалог Россия – США: смена поколений». Взгляды, изложенные в статье, отражают личное мнение автора.

 Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

 

43 страницы трескотни и словоблудия

«Стратегия» - это обширный документ на 43 страницах, включает 106 пунктов (статей), - уточняет Валентин Катасонов. - Как отмечают журналисты, над ним работали очень долго в Совете Безопасности РФ. Документ уже был готов в мае и ждал утверждения президентом. Он призван заменить предыдущую версию «Стратегии», которая была утверждена президентским указом от 31 декабря 2015 года и действовала с 1 января 2016 года.

Видимо, эта новость призвана была вселить в граждан страны чувство уверенности, что они находятся под надежной защитой от разных внешних и внутренних угроз. Люди за последний год утратили душевный покой в связи с разными «пандемиями», «локдаунами», стремительным падением реальных доходов, а, главное, полным отсутствием понимания, куда мы движемся, и нарастающим сомнением в том, что у нас есть хотя бы какое-то подобие национального государства.

Нам хочется чуда, нам хочется, чтобы нынешний кошмар исчез как тяжелый сон. Может быть, «Стратегия» и призвана стать таким «чудом»? Может быть, со 2 июля тяжелый сон закончился, и в стране начинается осознанная жизнь? Может быть, «Стратегия» есть та «дорожная карта», которая выведет Россию из ее нынешних тупиков?

Увы, никакого чуда не произойдет. Мое знакомство с документом показывает, что из недр бюрократического аппарата родилась еще одна бессмысленная бумага.

Впрочем, почему «бессмысленная»?

Во-первых, чиновники разных аппаратов могут поставить очередную «галочку» в выполнении графика подготовки и утверждения очередного «документа». Конвейер по подготовке таких макулатурных бумаг работает день и ночь, все 365 дней в году.

Во-вторых, может быть, найдутся граждане, которые поверят в то, что в России действительно есть «национальная безопасность». Конечно, хотелось бы и «национальную идею», но на первое время хватит и «национальной безопасности».

Документы, подобные «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», — достаточно известный жанр. Такие документы разрабатывались и разрабатываются США и другими странами НАТО. Такие документы были в Советском Союзе. Для подобного рода документов важен принцип иерархичности.

Определяется главная угроза национальной безопасности государства. Максим — две-три угрозы. Все другие угрозы имеют более низкие уровни. Соответственно формулируется главная задача по отражению главной угрозы (главных угроз).

У военных это называется определение главного направления ответного удара.

По отношению к главной задаче выстраивается второй и последующие уровни задач. Из принципа иерархичности (приоритетности) вытекает принцип мобилизации всех ресурсов (людских, материально-технических, финансовых) на направлении главного удара.

Ничего этого и близко нет в «Стратегии», принятой 2 июля. Все равномерно «размазано» на 43 страницах. Перед нами «продукт» «интеллектуальной деятельности» каких-то кремлевских бюрократов в жанре «обо всем и ни о чем». Видимо, авторы этого документа далеки от понимания жанра, равно как и понимания того, каковы реальные угрозы национальной безопасности России.

Примерно половина текста документа — словесная трескотня, словоблудие, самолюбование несуществующими «достижениями».

Чего стоит, например, первый абзац документа: «1. Последовательно проводимый Российской Федерацией курс на укрепление обороноспособности, внутреннего единства и политической стабильности, на модернизацию экономики и развитие промышленного потенциала обеспечил укрепление суверенной государственности России как страны, способной проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, эффективно противостоять попыткам внешнего давления».

После такой оценки «достижений» государства в области национальной безопасности возникает вопрос: а зачем нам вообще «Стратегия»?

Авторы «Стратегии» напоминают плохого врача, который пришел к умирающему пациенту. Вместо того, чтобы обследовать его, поставить диагноз и назначить программу лечения, такой горе-врач объясняет пациенту, что у него (пациента) все в порядке. А дальше такой эскулап закатывает пациенту лекцию на 43 страницах о том, что такое здоровый образ жизни. Рассказывает о правильном питании, о необходимости утренней зарядки, о прогулках на свежем воздухе, о правилах личной гигиены и т. п.

Просветительская «лекция» нашего «врача» очень обширна и систематична, в ней не забыто ничего. Вот основные разделы «лекции»: «Россия в современном мире: тенденции и возможности»; «Национальные интересы Российской Федерации»; «Оборона страны»; «Государственная и общественная безопасность»; «Информационная безопасность»; «Экономическая безопасность»; «Научно-технологическое развитие»; «Экологическая безопасность и рациональное природопользование»; «Защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти»; «Стратегическая стабильность и взаимовыгодное международное сотрудничество».

Еще куда не шло бы, если это была бы программа какого-нибудь вузовского ликбеза по дисциплине «Национальная безопасность». Но это документ, вышедший из недр Совбеза и предназначенный для российских ведомств — Министерства обороны, МИД, СВР, ФСБ и др.

Вот, например, в советское время были документы, которые надо было исполнять как закон. Такие, как пятилетние и годовые планы развития народного хозяйства. Они содержали очень конкретные показатели и графики. Неисполнения планов карались на всех уровнях управления экономикой страны (министерства, главки, производственные объединения, предприятия).

А были в СССР еще такие документы, как приветствия партии и правительства к советскому народу по случаю 1 мая и 7 ноября. Там были пожелания, адресованные всем — и начальникам, и рядовым гражданам, по поводу того, как строить «светлое будущее».

Приветствия к 1 мая и 7 ноября не были обязательными к исполнению. Так вот «Стратегия» по своему духу мне очень напоминает упомянутые приветствия к советскому народу. Т.е. «Стратегия» никого ни к чему не обязывает.

От общих рассуждений по документу перейду к рассмотрению одного из разделов, который называется «Экономическая безопасность». Мне он ближе с профессиональной точки зрения. Начинается он со следующего абзаца: «Мировая экономика переживает период глубокой рецессии. Усиливаются рыночная волатильность, неустойчивость международной финансовой системы, увеличивается разрыв между реальной и виртуальной экономикой. При сохранении высокой экономической взаимозависимости стран и регионов мира замедляются процессы формирования новых международных производственных цепочек и цепочек поставок, снижаются потоки инвестиций. Возрастает роль национальных государств и региональных соглашений в торгово-экономической сфере».

Этот фрагмент, да и большая часть раздела мне напоминает речь главного инженера Треухова о международном положении при пуске трамвая из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Как мы знаем, о самом трамвае инженер так ничего и не сказал.

Забалтывается тема реальных угроз российской экономике и в других пунктах раздела. Вот, например, пункт 60: «В условиях продолжающейся структурной перестройки мировой экономики, связанной с изменением технологического фундамента ее развития, все большее значение приобретают человеческий потенциал и экология. Трансформация традиционных рынков товаров, капиталов, технологий и рабочей силы, появление новых секторов экономики сопровождаются перераспределением ролей и потенциала отдельных стран и регионов мира, формированием новых центров экономического влияния».

Продолжение все той же речи о международном положении, а о «трамвае» (экономической безопасности России) мы опять ничего не узнаем.

Удивительным образом, авторам документа удалось обойтись без таких понятий, как «экономическая война», «внешние экономические угрозы», «экономическая дестабилизация», «экономические диверсии», «экономическая разведка» и т. п. Во всем документе из 43 страниц лишь однажды встречается слово «санкции» (имеются в виду экономические санкции США и их союзников против России).

О такой мере противодействия внешним угрозам России, как экономическая мобилизация, в документе вообще не упоминается. Зато в пункте 67 дается подробнейший список задач по обеспечению экономической безопасности. Список включает аж 35 задач. Список напоминает реестр всех секторов, отраслей и главных производств, которые пока еще имеются в России.

Все смешано в одну кучу: тут и семеноводство, и аквакультуры (рыбоводство), и радиоэлектронная промышленность, и «зеленая энергетика», и т. п. И по каждой из 35 позиций одни и те же слова: «увеличить», «повысить», «ускорить развитие», «уделить особое внимание», «совершенствовать», «укрепить», «сократить» (использование доллара США) и т. п.

В принципе подобные «приветствия к 1 мая» за один рабочий день может подготовить любой натренированный на таких документах клерк. Но у нас ведь на дворе цифровизация. И у меня закралась такая мысль: а, может быть, не только раздел «Экономическая безопасность», но и весь документ «Стратегия» создан… роботом?

Еще одна версия: а, может быть, его подготовили иностранные консультанты? Уже очень не по-русски написаны некоторые фрагменты документа. Используется терминология международных финансовых организаций.

Так, документ пестрит такими словечками, как «низкоуглеродная энергетика», «низкоуглеродные технологии», «мегасейенс» (надо понимать, что речь идет о какой-то мега-науке), «зеленая экономика» и т. п. Порой возникает ощущение, что для России самой главной угрозой является… потепление климата на планете. И документ «Стратегия» должен показать «нашим партнерам», что мы разделяем их оценки и приоритеты. Такое ощущение, что речь идет не о мерах обеспечения национальной безопасности России, а об участии России в обеспечении «мировой безопасности» (так как ее понимают «наши партнеры»).

Авторы документа — люди многоопытные. Их голыми руками не возьмешь. Вы, например, можете их критиковать за то, что в документе не раскрыта такая угроза национальной экономической безопасности России, как иностранный капитал, который захватил контроль над рядом отраслей и производств в нашей стране. Ответ будет следующий: вы не правы, мы об этом написали. Действительно, в пункте 67, где приводится 35 задач, в 33-й задаче значится «усиление контроля за иностранными инвестициями в стратегически значимые сектора российской экономики». Используется метод под названием: «Закопать, чтобы никто не нашел». Такая задача должна стоять на первых местах, на не на 33-м месте.

Или, например, вы станете говорить о том, что стратегия национальной безопасности не может быть без стратегического планирования. И тут ваш упрек авторами документа будет отпарирован. В конце 64 пункта документа вам ткнут пальцем и покажут фразу: «…повышение эффективности стратегического управления экономическим развитием Российской Федерации…». Но эта фраза должна быть если не в начале всего документа, то, по крайней мере, в начале раздела «Экономическая безопасность». Итак, «закопали, чтобы никто не нашел».

Некоторые фразы просто вызывают недоумение. Так, пункт 66 кончается следующей фразой: «создание условий для экономического роста Российской Федерации, темпы которого будут выше мировых».

Это уже напоминает сеанс черной магии: авторы документа призывают какие-то мистические силы, благодаря которым темпы экономического роста России должны быть выше мировых. Пока было все наоборот. За три десятилетия доля России в мировом ВВП неуклонно падала. Так, в 1992 году, доля России в мировом ВВП (рассчитанная по паритету покупательной способности рубля) была равна 4,85%; в прошлом году она уже упала до 3,0%.

А вот еще одна из забавных фраз раздела «Экономическая безопасность»: снижение… уровня коррупции в предпринимательской среде" (30-я задача). Я считал, что коррупция всегда предполагает наличие двух сторон: представителя бизнеса, дающего взятку, и чиновника, взятку получающего. Оказывается, в представлении авторов документа может быть коррупция без участия чиновников.

А вот еще хорошо запрятанная в документе фраза: «…сокращение вывода финансовых активов за границу». Это в самом конце обширной формулировки 17-й задачи.

И тут не могу не вспомнить, что за несколько дней до подписания указа о «Стратегии» Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал закон о поправках к федеральному закону о валютном регулировании и валютном контроле.

Одним росчерком пера, сделанного 27 июня, была проведена легализация ограбления России.

Экспортерам так называемых «несырьевых неэнергетических товаров» было разрешено не возвращать в Россию валютную выручку от продажи товаров. Это широкий круг товаров — черные и цветные металлы, золото, простые металлоизделия, зерно, рыба и морепродукты и др.

В прошлом году экспорт таких товаров составил 160 млрд долл., или почти половину всего российского экспорта. Подписанный президентом закон вступил в силу с 1 июля этого года.

А на следующий день в силу вступила «Стратегия национальной безопасности». Документ о национальной безопасности есть, а сама национальная безопасность уничтожается одновременно с принятием документа.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии