Алексей Дюмин
05.07.2023 Политика

Адъютант в вечном запасе, или Как заканчиваются сказки

Фото
Shutterstock

В дни пригожинского мятежа Алексей Дюмин — тульский губернатор и бывший охранник Владимира Путина — стал одним из самых обсуждаемых российских политиков. Многочисленные телеграм-каналы и анонимные источники утверждали, что именно он, а не Александр Лукашенко, сыграл решающую роль в переговорах с основателем ЧВК «Вагнер» и теперь еще надежнее закрепил за собой особые позиции в президентском окружении. Ему снова начали прочить новые важные должности и даже записывать в преемники, но на самом деле дальнейшее продвижение по карьерной лестнице для Дюмина — задача максимально непростая. Почему – объясняет на Carnegie Endowment журналист специальный корреспондент издания-иноагента Meduza Андрей Перцев.

Незапланированная остановка

О ключевой роли Дюмина в завершении пригожинского бунта писали многие: якобы именно тульского губернатора, давно и хорошо знающего основателя ЧВК «Вагнер», привлекли к переговорам под лозунгом «уйми там своего». Это подавалось как знак большого доверия президента, а поражение Пригожина — как свидетельство грядущего повышения губернатора. В Кремле информацию о роли Дюмина комментировать отказались, сам губернатор хранит молчание, а в его пресс-службе лишь сообщили, что подобные вопросы «выходят за рамки полномочий» главы региона.

Как бы то ни было, изначально в предсказаниях о неизбежном подъеме Дюмина по карьерной лестнице были логические ошибки. Согласно самой распространенной версии, Дюмину светил пост министра обороны. Действительно, перевод губернатора на эту должность долгое время лоббировал его бывший начальник по ФСО, а ныне руководитель Росгвардии Виктор Золотов. Неслучайно близкие к Золотову фигуры — Евгений Пригожин и Рамзан Кадыров — атаковали Сергея Шойгу с лета прошлого года.

Однако их задача была непростой: добиться отставки Шойгу, но не раньше, чем стали бы понятны итоги украинского контрнаступления. В случае серьезных поражений российской армии ответственность легла бы на Шойгу, а не новое руководство в лице Дюмина. Сохранение российскими войсками позиций с перспективами дальнейшего продвижения тоже было неплохим вариантом: Шойгу спасибо, но для новых достижений нужна новая кровь.

Мятеж основателя «Вагнера», целью которого была отставка Шойгу, остановил кампанию по продвижению Дюмина в министры обороны. Известно, что Путин не любит принимать решения под давлением, поэтому Шойгу по итогам бунта Пригожина получил иммунитет. Причем иммунитет двойной, потому что в ходе мятежа президент неоднократно и публично заявил, что никаких претензий к действиям российской армии у него как не было, так и нет.

История неуспеха

Июньские события пополнили «историю неуспеха» Дюмина, которому ранее уже не раз прочили федеральные должности. Напомним, что бывший охранник президента стал тульским губернатором семь лет назад. Аналогичные назначения тогда получили еще несколько его коллег по ФСО: Ярославскую область возглавил Дмитрий Миронов, Калининградскую — Евгений Зиничев. Тогда считалось, что президент тестирует наиболее доверенных людей на губернаторских постах, чтобы потом расставить их на ключевые посты в правительстве или силовых структурах.

Опыта единоличного руководства у бывших охранников не было. До перевода в регионы они работали лишь заместителями: Дюмин — министра обороны, Миронов — министра внутренних дел. Тогда речь шла о типичном для бывших адъютантов Путина амплуа: Дюмин и Миронов были смотрящими от президента в соответствующих министерствах. Они приглядывали в своих ведомствах за влиятельными группами и персонажами. Для этого не нужен особый профессионализм, полное погружение в дела или тем более публичность.

При этом отношения Дюмина и Миронова с руководителями — Сергеем Шойгу и Владимиром Колокольцевым — были очень непростыми. Многое указывало на то, что министры сами попросили президента избавить их от головной боли, а Путин в 2016 году пошел им навстречу — официальную субординацию он чтит.

В итоге конфликтные замы отправились в регионы пересидеть ситуацию. После чего с завидной регулярностью стали возникать слухи, что бывшие адъютанты вот-вот уедут в Москву на высокие должности. Однако повезло в этом смысле только Зиничеву: он почти сразу отказался от губернаторской работы, стал замдиректора ФСБ, а потом действительно возглавил федеральное ведомство — МЧС. Дмитрий Миронов доработал губернаторский срок, но министром так и не стал — сейчас он помощник президента.

Ближе всего к федеральному посту Дюмин подобрался в 2021 году, незадолго до истечения первого срока его губернаторских полномочий. Тогда ему прочили и должность главы ФСБ, и пост министра промышленности и торговли. В Тулу принимать дела уже приехала сменщица — экс-депутат Госдумы от «Единой России» Надежда Школкина. Однако в последний момент планы поменялись, и Дюмину пришлось снова избираться главой региона.

Удачливые конкуренты

Тупик, в который попал Дюмин, объясняется формальной логикой российской вертикали власти. Перейти в министры с губернаторского поста намного сложнее, чем с поста замглавы ведомства. Адъютанты Путина, находившиеся внутри силовых ведомств, после назначения в регионы стали для министерств внешними людьми. А сопротивляться приходу человека извне гораздо проще, чем блокировать его изнутри.

Для статусных фээсбэшников Дюмин был представителем конкурирующей фирмы — ФСО. Не нужен был внешний смотрящий и главе «Ростеха» Сергею Чемезову — сейчас Минпромторг возглавляет (совмещая с должностью вице-премьера по промышленности) его человек Денис Мантуров. Влияния руководства ФСБ и Чемезова на Путина оказалось достаточно, чтобы остановить продвижение фээсошника Дюмина.

Нежелание Путина давить на влиятельные группы в своем окружении все сильнее отдаляет Дюмина от федеральной карьеры. За годы губернаторства в Туле он оказался в числе кандидатов на вылет из списка лиц, которым Путин особенно доверяет. Потому что этот список не может быть бесконечным, а на верхних строчках там появляются все новые фамилии людей, которые стартуют с гораздо более выгодных позиций, чем губернаторские.

Хотя бы по формальным признакам туда вошел премьер Михаил Мишустин. Все большим расположением пользуется и вице-премьер по строительству Марат Хуснуллин. Он с готовностью берется решать проблемные, но важные для Путина вопросы — например, восстановление инфраструктуры на аннексированных территориях.

Фаворитом можно назвать и первого замглавы президентской администрации Сергея Кириенко, который тоже погрузился в военно-донбасскую тематику, сосредоточившись на ее социальном аспекте. Кроме того, Кириенко и его команда занялись крайне важными для Путина вопросами образования и воспитания: именно они курируют разработку нового идеологического предмета «Основы российской государственности».

В последнее время Путину особенно импонируют инициативные менеджеры без явных политических устремлений. Как раз такие, как Хуснуллин и Кириенко. Они это прекрасно понимают и вовсю пользуются возможностью прямых и регулярных контактов с президентом. А вот Дюмин уже многие годы находится совсем в иной категории. Время работает против когда-то перспективного путинского адъютанта. За семь лет губернаторство в Туле успело превратиться для него из временной ступеньки на пути наверх в непробиваемый потолок его карьеры.

Фонд Карнеги за Международный Мир и Carnegie Politika как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир.

На снимке: Алексей  Дюмин в зоне СВО.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии