26.12.2021 Общество

Ковид как политико-идеологический фактор  

Фото
Макс Богодвид

Сегодня телеграм-каналы принесли сгущённую информацию с оценками пандемии ковид не в медицинском, а в социо-культурном и политико-идеологическом аспектам. По проблеме высказались Александр Дугин, лидер международного Евразийского движения, главный редактор портала Катехон, для Незыгаря, и политолог, глава экспертного совета Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ; считается "кремлёвской фабрикой мысли") Глеб Кузнецов на заседании Научного совета ВЦИОМ, - тезисы опубликовал ТК «Вирусная нагрузка». Интересный анализ.

Александр Дугин:

1.Пандемия Ковид-19 продолжает оставаться фактором номер 1 в мировой политике. Эпидемия продолжается и только нарастает, несмотря на все меры по борьбе с ней. Причем на каждом витке пандемии появляются новые факторы (Дельта-штамм, и совсем недавно О-микрон-штамм, нечувствительный к наличию антител, а значит, сводящий на нет результаты вакцинации), заставляющие резко менять стратегию борьбы с пандемией.

2.Второй год эпидемии отмечен продолжающейся поляризацией общественного мнения (в глобальном масштабе). Так постепенно складывается мировой полюс ковид-диссидентов. Этот процесс начался еще в 2020 году, но тогда ковид-диссиденты ставили под вопрос саму эпидемию. В 2021 году это было более неактуально, так как в серьезности и смертельной опасности Ковид-19 убедились все. С учетом начала массовой и часто почти принудительной вакцинации и ужесточения карантинных мер, в частности, введения «зеленых паспортов» и QR кодов, продолжающегося в ряде случаев локдауна, ковид-диссиденты сосредоточили критику на эффективности вакцины (или даже ее вреде). Так движение приобретает характер «антиваксерский». 

3.Вакцины и западные, и российские, и все остальные, пока не доказали своей ожидаемой эффективности, обещания властей резко расходятся с реальностью - вакцинированные и остаются переносчиками вируса, и сами заболевают ковидом (остается лишь один аргумент – среди вакцинированных намного меньше показатель смертности). При этом почти тоталитарные методы навязывания вакцинации и агрессивная правительственная пропаганда закономерно вызывают у обществ еще большее недоверие, подпитывая как общее недовольство политикой элит, так и крайние теории заговора. 

4.Вероятно, цель коллективного иммунитета, является не просто недостижимой, но неверной в корне, так как вирус SARS-CoV-2 демонстрирует высокую степень адаптивности и способность к стремительным мутациям (отсюда штаммы Дельта и Омикрон), что подрывает саму логику как вакцинации так и идею herd immunity. Если вирус способен обходить иммунные стратегии организма (как естественные, так и искусственные), то следовало бы работать над иным решением. При этом собственно лечению Ковида уделяется намного меньше внимания, чем разработке вакцин, что является, по-видимому, стратегической ошибкой, которую Россия вслед за Западом повторяет.

5.Политизация пандемии и наличие весомой финансовой составляющей (доходы от медикаментов и вакцин во всем мире представляют собой баснословные деньги) еще более  усугубляют ситуацию, поскольку дают основания для массовых протестов и широко распространенных настроений, критических по отношению к правящим элитам. 

6.На фоне пандемии происходит поляризация общества, где постепенно критика стратегии официальных властей превращаются в самостоятельное идеологическое направление, в котором преобладают:

- отрицание вакцинации и всей политики властей по борьбе с ковидом (уже без отрицания самой пандемии, как было на первом этапе);

 - крепнущее подозрение в искусственном происхождении вируса;

- теории о том, что вирус не только сделан людьми, но и запущен специально для осуществления зловещих планов переустройства мировой системы;

- истолкование мер слежения, запретов, контроля и вмешательства в частную жизнь со стороны властей как неоправданные или осознанно тоталитарные формы, означающие ликвидацию демократических прав и свобод в глобальном масштабе;

- растущее отторжение резкого скачка цифровизации и опасения в отношении постгуманистических проектов - искусственного интеллекта и т.д.

7.Ковид-диссиденты в 2021 оду стали представлять собой важнейшую составляющую протестного движения в глобальном масштабе. Это направление набирает силы и обрастает своей мифологией, своими героями и своими опознавательными знаками. Есть все предпосылки к тому, что антиваксеры (шире, ковид-диссиденты) превратятся в глобальную мировую сеть с особой на глазах складывающейся идеологией.

Глеб Кузнецов:

1️. Штаммы – «слово года» в пандемийном смысле. Штамм всегда был сугубо научной историей. Лечатся одинаково, вакцин специфических не было и нет. Штамм не обладает "новыми функциями" по отношению к "дикому варианту", разница - "больше-меньше". Т.е. информация о штаммах – бесполезное сотрясание воздуха для массовых аудиторий и даже для врачей.

2️. Популярность штаммов подготовлена "вариантами гриппа" - свиным, птичьим и т.д.

3️. Задача штаммов "продлевать пандемию" и "увеличивать продажи" страха при рутинизации пандемии. Как дни "национальной кухни" в макдональдсе. В меню остается хорошо продаваемое.

4️. А хорошо продается то, что имеет "бОльшую публичность" и "бОльший рыночный потенциал". Продажи штаммов идут через инструменты западной прессы и западных инфлюенсеров. И бразильцы, и южно-африканцы, и индийцы никак не могли донести, что "все не так".

5️. Во внимании властей к штамму и вводимых в связи с ним ограничениях первичны не его свойства (контагиозность, летальность и т.д.), а политические задачи момента. Что особенно выпукло проявилось с омикроном.

6️. Медийная “популярность” штамма не длится дольше полугода независимо от его свойств: дельта до сих пор доминирует, однако за несколько месяцев потеряла новизну в качестве угрозы.

7️. Свойства штаммов – разнятся от страны к стране. Дельта везде не смертельна, кроме России. А для американца альфа – смерть, что позволило Байдену на входе показать пагубность трамповской ковид стратегии.

Неизменны лишь функции, повышающие продажи: каждый штамм более "вирулентен" - легче распространяется; "поражает молодых"; "угрожает детям". Конструкция едина: "никогда такого не было и вот опять". 

8️. Одновременно может существовать несколько штаммов-кандидатов на роль “основной угрозы”, но в течение нескольких недель администрирующее ковид сообщество приходит к консенсусу и начинает совместно продвигать идею опасности только одного из них. Новости о появлении новых штаммов полезны т.к. поддерживают у аудитории ощущение, что COVID-19 продолжает мутировать и не перестает представлять опасность. Но рассогласованность действий правительств дает понять, что власти сами не знают, какая угроза является приоритетной. И перебор штаммов все чаще вызывает снижение доверия и раздражение.

9️. Функции штаммов без региональных задач:

- Альфа - возвращение внимания к пандемии, объяснение зимних локдаунов в развитых странах. И продление ограничений.

- Бета и гамма – проиграли альфе и кассу не собрали. Хотя кое-где были доминирующими.

- Дельта – обеспечение вакцинации.

- Дельта плюс и лямбда кассу не собрали.

- Омикрон – фиксация вакцинации как неизбежной повторяющейся практики. Вакцинация детей. И донесение мысли что пандемия не кончится никогда.

И самое главное, штамм - -форс-мажор, которым объясняется нарушение предыдущих "контрактов": "Посидим в локдауне и пандемия кончится" (Дикий); "Вакцина на подходе – скоро на свободу" (Альфа); "Вакцинируемся и пандемия кончится". (Дельта)

10. Специфика омикрона:

- изменение тональности новостей – "в Британии умер первый больной омикроном" - при пандемии с миллионами жертв за два года звучит абсурдно. Но тема смертей, которую в мире "убрала" вакцинация, возвращается в повестку;

- появление штамм-оппозиции ("живая вакцина", "всем надо переболеть омикроном")

- радикализация собственной повестки властей в ответ на научную и уличную оппозицию: запрос на "катастрофические сценарии" со стороны властей и инфлюенсеров на ковиде.  Публичная позиция властей теряет человечность, свойственную "контексту 2020" ("все будет хорошо", "единый народ решает общую проблему"). Агрессия вместо эмпатии.

✔️ Сила действия равна силе противодействия, и, очевидно, что популярность омикрон-волны будет невысокой, а претензии к начальству все больше и больше. Предлагаемая стратегия выхода на 2022 – "вакцинируйтесь раз в три-пять месяцев чтобы не было ужасов’20" выглядит тяжело продаваемой. 2022 в политическом смысле будет жестким.

Что думаете, правы аналитики или нет?

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии