20.03.2022 Общество

Сменить атмосферу: почему из России стали уезжать не только оппозиционеры

Фото
Михаил Метцель / ТАСС

Россияне уезжают по разным причинам: кто-то хочет переждать за границей неспокойные времена, кому-то дома грозят преследования. Но в целом эмиграция, как не раз уже бывало в истории, может снизить политическую напряженность в российском обществе и сыграть на руку власти, считает политолог Алексей Макаркин, анализируя процесс на Forbes.

Число людей, покинувших Россию меньше чем за месяц после начала «спецоперации»* на Украине, можно оценить в десятки тысяч — и это притом что авиасообщение со многими странами прервано из-за фактической авиационной блокады. Новейшие эмигранты уезжают в любую страну, куда можно купить билет. Покидают Россию на самолетах до «безвизовых» Антальи, Белграда, Бишкека или Еревана, откуда можно легко добраться до Тбилиси, где еще ранее сформировалось целое российское сообщество — по данным Минэкономики Грузии, только с 24 февраля по 7 марта в страну въехало более 20 000 россиян. Едут и на поезде до «визового» Хельсинки, кто-то летит в Израиль, кто-то — на экзотические острова.

Четыре типа новейшей эмиграции

Появляются сравнения с «Философским пароходом» 1922 года, когда советскую Россию были вынуждены покинуть многие известные представители интеллигенции, такие как философы Николай Бердяев и Иван Ильин. Впрочем, пассажиров «философского парохода» высылали без права возвращения. Современная эмиграция уезжает добровольно, да и выглядит иной — ее с некоторой долей условности можно разделить на четыре группы.

Первая — ситуативная эмиграция. Среди них крупные бизнесмены и аполитичные звезды, которым хотелось бы переждать турбулентные времена за пределами страны. Есть все основания полагать, что многие из них вернутся, так как зарабатывают они в России — здесь их активы или поклонники. Да и на Западе сейчас к россиянам, декларирующим свою аполитичность и отказывающимся отвечать на острые вопросы, отношение непростое — так что с «зоной комфорта» могут быть проблемы.

Вторая группа — «детская» эмиграция. Родители увозят детей, желая, чтобы они учились в западных школах без политинформаций и патриотического воспитания — и без перспективы службы в российской армии. Кстати, «детская» тема была актуальна и для еврейской эмиграции из СССР — вспомним известный текст Александра Городницкого: «Позабудь о своей судьбе, Откажись от былых затей, — Время думать не о себе, Время — просто спасать детей».

Третья группа — высокотехнологичная эмиграция. Уезжают сотрудники IT-компаний, которые могут быстро найти работу в других странах. Эта эмиграция — как «утечка мозгов» — единственная, которая всерьез беспокоит российские власти. Именно поэтому были приняты решения об освобождении сотрудников отрасли от военной службы и налоговых льготах для компаний, в которых они работают. Достаточно ли будет этого в условиях, когда айтишникам нужны не только послабления, но и привычная психологически комфортная свободная среда с возможностью ездить по миру, — большой вопрос.

И наконец, четвертая группа — это политическая эмиграция, от журналистов до деятелей культуры. Некоторые из них работали в структурах, объявленных иноагентами, другие — в только что закрытых СМИ, третьи участвовали в оппозиционных акциях. Вариантов много. Официально они могут вернуться — лишить гражданства лиц, получивших его при рождении, по действующей конституции нельзя, но реально их возвращение в обозримом будущем выглядит маловероятным. Причем не только из-за угрозы уголовного преследования. Государственные люди думают о введении все новых ограничений для оппозиционеров. Депутат Олег Морозов предложил свой вариант: «Почему бы понятие «нежелательная персона» в нашем законодательстве не распространить и на российских граждан? Это не лишение гражданства и, значит, не нарушает конституцию. Но позволяет временно закрыть въезд в страну для граждан, ее покинувших и занимающихся за рубежом деятельностью, наносящей ущерб нашему государству». Ну а в России «временно» может растянуться на долгие годы.

Означает ли это гибель российской либеральной субкультуры? Если провести аналогию с тем же «Философским пароходом», то нет. Либеральные ценности исторически демонстрируют высокую жизнеспособность даже в самых неблагоприятных ситуациях, которых в российской истории ХХ века было немало. В ходе фокус-групп нередко можно заметить, что люди, декларирующие свою нелюбовь к либералам («потому что страну развалили и западные агенты»), тут же начинают отстаивать (пусть и в сокращенном виде) набор либеральных ценностей. Причем речь идет о людях с разным уровнем образования и материального достатка.

Железный занавес

Возможен ли в такой ситуации новый железный занавес? В СССР считалось, что для поддержания стабильности надо держать границу на замке — чтобы трудовые ресурсы были внутри страны, а враждебная эмиграция численно не увеличивалась. В то же время еще с XVII века в мире есть другая практика — разрешение эмиграции для смягчения общественных противоречий. Экономические мигранты, покидавшие в поисках лучшей доли европейские страны и переселявшиеся в Америку, могли бы в противном случае пополнить число участников революций. А любая политическая эмиграция подвержена многочисленным внутренним конфликтам. Яркие примеры таких конфликтов содержатся в воспоминаниях Александра Герцена «Былое и думы» или в сочинениях еще двух известных эмигрантов — Маркса и Энгельса.

В современном мире уязвимость железного занавеса проявилась в период краха СССР, когда сотни тысяч людей выходили на улицы Москвы и других крупных городов протестовать против руководящей роли КПСС. Если бы границы были открыты, то многие из них предпочли бы уехать — и не создали бы проблем для режима. Как это происходит в Венесуэле, где правящий режим держится, несмотря на экономическую катастрофу и гиперинфляцию, — у него хватает средств, чтобы кормить силовиков и «колективос» (массовую опору власти из числа бедных), а средний класс массово выехал в другие страны Латинской Америки. Миграционный кризис достиг таких масштабов, что новоизбранный президент Чили Габриэль Борич даже призвал другие страны Латинской Америки создать систему квот для распределения мигрантов из Венесуэлы. А партия Николаса Мадуро тем временем выиграла губернаторские выборы в большинстве венесуэльских провинций.

Так что логические аргументы свидетельствует о нецелесообразности железного занавеса. Однако, кроме внутриполитической логики, есть еще и эмоции, роль которых в принятии политических решений не стоит недооценивать. И логика холодной войны в условиях, когда она достигла уровня, превосходящего даже первые послевоенные годы — тогда не вводили санкций против президента США. Западный мир стремительно закрывается от России — и Россия, в свою очередь, тоже будет закрываться. Вопрос, до какой степени.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

На снимке: в аэропорту Домодедово в Москве. 

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии