03.07.2022 Общество

В США спустя 50 лет после легализации абортов вокруг них снова кипят страсти

Фото
Allen J. Schaben / Los Angeles Times via Getty Images

В США продолжаются протестные акции против решения Верховного суда, отменившего конституционное право на аборт. Теперь каждый штат может вводить серьезные ограничения на проведение процедуры (вплоть до ее запрета). Ожидается, что запретят аборты больше половины штатов — 26. Причем в некоторых из них исключения не будут делать даже для жертв изнасилования. Подробнее — в материале «Сноба».

«Однажды утром вы просыпаетесь рядом с незнакомым мужчиной — он пристегнут к вам трубками и катетерами. Выясняется, что это знаменитый скрипач, который тяжело болен. Общество любителей музыки изучило всю доступную информацию и выяснило, что только ваша группа крови подходит для того, чтобы ему помочь. Поэтому вас похитили и “подключили” к скрипачу. Если его отстегнуть, он умрет, если нет — то месяцев через восемь-десять оправится: и он, и вы заживете как раньше. Отключать или нет — решать вам», — это фрагмент одного из самых известных текстов американской исследовательницы в области философии и этики Джудит Томпсон — «В защиту абортов». В нем автор предлагает допустить мысль о том, что плод является человеком, — главный аргумент сторонников запрета абортов. И допустив ее, доказывает, что такая аргументация не выдерживает критики.  

Статья, которую в последние дни активно цитируют в Twitter и Facebook*, была написана в 1971 году — за два года до исторического решения Верховного суда США, легализовавшего аборты. После публикации текст Томпсон критиковали некоторые философы, например, Филиппа Фут, полагавшая, что если в мыслительном эксперименте о скрипаче речь идет о «непредоставлении услуг», то в случае аборта — об убийстве. При этом именно текст «В защиту абортов» стал своеобразным гимном тех, кто боролся за право на прерывание беременности в 1970-е.

Как в США легализовали аборты

В начале XX века аборты были запрещены во всех штатах — тогда проведение процедуры считалось уголовным преступлением. К 1960-м законодательство в отношении прерывания беременности постепенно менялось: в некоторых штатах аборт разрешали делать в случае инцеста или изнасилования. В одном из таких штатов, Техасе, жила Норма МакКорви. После того как девушке не разрешили сделать аборт, она, взяв псевдоним Джейн Роу, подала в суд и заявила о нарушении своих конституционных прав. Ответчиком выступал прокурор техасского графства Даллас Генри Уэйд, поддерживавший строгие ограничения на проведение абортов. Окружной суд вынес решение в пользу МакКорви, после чего его подтвердил Верховный суд. По сути оно означало следующее: право женщины на аборт — одна из «составляющих» права на частную жизнь, которое в свою очередь является конституционным, а значит не может быть отменено на уровне штата. Это произошло в 1973 году.

Спор между теми, кто выступал «за» и «против» легализации абортов, быстро вылился в противостояние демократов и консерваторов. Осенью прошлого года в The New York Times вышел материал Abortion Has Never Been Just About Abortion (англ. «Аборты всегда были не только про аборты»). В нем рассказывается о том, какую роль «вопрос об аборте» играл и играет в американской политике. Так, в 1980-е об абортах стали активно рассуждать консервативные политики — Ричард Вигери, Филлис Шлафли и Джерри Фалуэлл-старший. Резко осуждая легализацию прерывания беременности, они пытались заработать «политические очки» и привлечь на свою сторону центристов.

«Когда открытый расизм стал немодным, политикам понадобилась более “возвышенная” тема для дискуссии, которая при этом не заставляла бы их отказываться от своей политической ориентации. И, конечно же, прелесть “защиты плода” в том, что тот ничего не требует взамен — ни жилье, ни доступ к здравоохранению и образованию», — полагает профессор Рэндалл Балмер, исследующий политику консервативной партии. В своем эссе для The Guardian он называет возвращение к обсуждению темы абортов — «отвлекающим маневром» республиканцев, который должен «увести дискуссию» от реальных проблем.

Показательно, что за последние десятилетия, согласно результатам соцопросов, число высказавшихся за право на аборт в партии консерваторов сократилось (с 33% в 1984 году до 25% в 2020-м), в то время как в партии демократов — выросло почти вдвое (с 40% до 73% соответственно). Это наглядно демонстрирует, что за прошедшие 40 лет политический консенсус по «вопросу об аборте» в США не только не достигнут, но даже приобретает все большую остроту.

Почему консерваторам удалось отменить право на аборт

С конца XX века консерваторы боролись за отмену решения Роу против Уэйда. В Вашингтоне проводились ежегодные акции противников легализации абортов — «Марши за жизнь». 

Решение об отмене исторического постановления по законам США может принять только Верховный суд. Раньше внести изменения в законодательство было фактически невозможно — при Бараке Обаме республиканцы в суде составляли меньшинство. Но при Дональде Трампе они оказались в большинстве и отменить историческое решение им уже ничто не мешало. 

После двух лет в новом составе, в мае 2022 года судьи решили пересмотреть постановление 1973-го. Когда в СМИ появился черновик решения Верховного суда, на протесты по всей Америке вышли тысячи граждан. После публикации самого постановления митингующих стало в разы больше.

Согласно документу, который принял Верховный суд, федеральное законодательство больше не гарантирует право на аборт — штаты могут самостоятельно их запрещать. Сделать это собирались 26 штатов, в семи из них запрет на прерывание беременности вступил в силу сразу после решения суда, в 13 — это произойдет «в самое ближайшее время». Ограничения коснутся около 36 миллионов женщин репродуктивного возраста. 

Эксперты прогнозируют, что это приведет к росту «подпольных» абортов, которые женщины часто проводят сами или с помощью неквалифицированных «специалистов». Такие аборты традиционно распространены в государствах с серьезным антиабортным законодательством.

Что будет дальше

Даже если в следующем составе Верховного суда большинство будет у демократов, вернуть политическую силу решению 1973 года будет нельзя. Но в случае их победы на выборах в конгресс, которые пройдут в ноябре 2022-го, демократы смогут провести федеральный закон, который полностью изменит регулирование вопроса прерывания беременности и лишит штаты права вводить какие-то особые правила на своей территории. В силу такой закон вступит только через полгода после его принятия. Пока поддержкой женщин планирует заниматься администрация президента, крупные компании и активистки.

Так, федеральное управление по контролю за продуктами питания и лекарствами разрешило пересылать почтой абортивные таблетки — мифепристон и мизопростол, — с помощью которых некоторые прерывают беременность на ранних сроках в домашних условиях.  

Мобильные приложения, которые помогают женщинам отслеживать менструальные циклы, стали скрывать данные пользовательниц, пишет The Wall Street Journal. «Анонимный режим» должен обезопасить женщин, которые живут в штатах, где аборты будут запрещены, объяснили разработчики. Собеседники WSJ напомнили, что данные из таких приложений уже использовались политическими акторами: например, в 2019-м на слушаниях в департаменте здравоохранения штата Миссури была представлена сводная таблица с данными пациенток, которые планировали прервать беременность.   

На фоне массовых протестов против решения Верховного суда крупные компании, в том числе Walt Disney и Microsoft, заявили, что будут оплачивать своим сотрудницам поездки в штаты, где аборты разрешены. 

*Принадлежат корпорации Meta — запрещенной в России экстремистской организации

На снимке: марш «За право на аборт» перед зданием федерального суда в Лос-Анджелесе. 25 июня 2022 года.

 

История вопроса в России

Википедия гласит, что до 1920 года – на протяжении столетий – аборты считались в России тяжким уголовным преступлением, как и в большинстве стран мира, кстати говоря.

А в 1920 году Советская Россия стала первой страной в мире, в которой узаконили аборты. Легализация произошла согласно постановлению Народного комиссариата здравоохранения и Народного комиссариата юстиции от 16 ноября 1920 года «Об искусственном прерывании беременности». Исследователями это событие рассматривается и как часть происходившей в то время в России тенденции по расширению прав женщин (включая эмансипацию избирательного права или запрет насильственных браков). Также произошло изменение в медицинской этике, в которой произошёл отказ от религиозных представлений о беременности и душе зародыша.

Впрочем, послабления длились недолго: в 1924 году на аборты были наложены ограничения. Они могли совершаться только в случае угрозы жизни или здоровью женщины, либо в случае наступления беременности в результате изнасилования. Каждый случай отдельно рассматривался специальной комиссией, без утвердительного решения которой прерывание беременности было запрещено. В 1926 году эти ограничения были сняты, однако тогда же были полностью запрещены аборты при первой беременности, а также для женщин, сделавших аборт менее полугода назад. В 1930 году аборты в СССР стали платными.

27 июня 1936 года вышло постановление ЦИК и СНК СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родительных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатёж алиментов и некоторые изменения в законодательство о разводах», согласно которому аборты в стране снова были криминализированы, что обосновывалось неблагоприятной демографической ситуацией и необходимостью повышения рождаемости. Исключение составляли только аборты по медицинским показаниям.

Смягчение государственной политики в отношении репродуктивных прав женщин началось в 1950-х годах.  Взяв курс на снижение числа абортов путём поощрения материнства и проведения разъяснительных мероприятий, а не запретительных мер, советское руководство приняло решение о декриминализации абортов. Это было закреплено указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 ноября 1955 года. Уголовная ответственность за проведение аборта вне медицинского учреждения при этом сохранялась.

Легализация абортов улучшила условия их проведения и тем самым снизила риски для жизни и здоровья пациенток. Однако число абортов в СССР росло вплоть до середины 1960-х годов, когда достигло максимальной в истории страны отметки в 5,6 миллиона в год в РСФСР и 7 миллионов во всём Советском Союзе. В 1970-х и 1980-х годах число абортов составляло соответственно около 4,5 и 6—6,5 миллионов в год.

Изменялись медицинские предписания к их проведению. В частности, в начале 1980-х годов предельно допустимый для аборта срок беременности был увеличен с 12 до 24 недель, а в 1987 году было разрешено прерывание беременности в случае социальной необходимости на сроках до 28 недель.

В 1990 году, по данным Министерства здравоохранения СССР, в РСФСР было зарегистрировано 3,92 миллиона абортов. После этого число абортов в России начало снижаться.

За период с 1990 по 2020 годы число абортов сократилось с 4 103 400 до 450 000 в год, то есть в 9,119 раз. Для сохранения численности населения на одном уровне (без учёта иммиграции) нужен суммарный коэффициент рождаемости (СКР) 2,1 рождения на женщину в течение жизни. Однако, так как аборты в долгосрочной перспективе никак не влияют на постепенное снижение в мире суммарного коэффициента рождаемости (СКР), а причиной возникновения демографического кризиса в России, как в большинстве стран мира, является глобальный демографический переход, ведущий к снижению мирового СКР и демографическому старению населения Земли (кроме Африки южнее Сахары), то с 1990 по 2019 годы СКР снизился в России с 1,892 до 1,504 рождений на женщину, а мировой СКР за указанный период времени снизился с 3,249 до 2,403 рождений на женщину.

В 2021 году в России было совершенно 400 тысяч абортов, и их количество год от года неуклонно снижается (в 1990 году было совершенно 4 103 400 абортов). Тем не менее, по количеству абортов Россия остаётся одним из мировых лидеров, что исследователи связывают с низким развитием культуры планирования семьи в сочетании с либеральностью законодательства об абортах.

И вот тут возникает щекотливый вопрос: если Россия вымирает, а коэффициент рождаемости упорно не хочет расти несмотря на все усилия и увещевания Путина, то, может, нам стоит присмотреться к опыту США?

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии