Время и Деньги
14.10.2010 Культура

По ту сторону Рублевки

Вы хотите, чтобы ваш портрет напечатали в школьном учебнике истории? А не пожалеете?

Виктор Суворов, Дмитрий Хмельницкий. Беседы с Виктором Суворовым. Москва: Яуза-пресс, 2010.

Существенно дополненная книга 2006 года.

В преддверии 65-летия Победы издание подобных книг приобретает особую окраску. Так же, как и публикация оспаривающих их материалов. И с последним - большая проблема. Можно люто ненавидеть писания Виктора Суворова и его лично, но невозможно не признать, что присутствующая в его книгах аргументация "концепции Суворова" если и не безупречна, то очень стройна, а авторская манера изложения придает ей дополнительную убедительность. Вот и будьте добры - опровергайте "Ледокол" и другие бестселлеры Суворова публично, аргументированно и интересно. Пока ничего этого российским историкам и публицистам сделать не удается. И развесистой клюквой выглядят вовсе не "День М" и другие книги Суворова, а его ругатели, опускающиеся до аргументации типа "Суворов - педераст". Собственно, анализу подобной "критики" и посвящена значительная часть книги. К примеру, о сотрудничестве Суворова с британской разведкой в России пишется так, будто сведения поступают авторам этих публикаций прямо из кабинета генерального директора МИ-6. Что касается сексуальной ориентации, то Суворов пишет: "Не знаю, как сейчас, но в мое время гомосексуалистов в ГРУ не держали. Если возникали хоть малейшие подозрения, то любой и каждый был обязан немедленно доложить руководству, ибо затесавшийся в ряды разведчиков гомосексуалист представляет угрозу не только всей мощи ГРУ, но и государству в целом"… Хорош ответ и на распространяемые сведения о том, будто дед писателя, не выдержав позора, повесился, оставив записку: "Проклинаю, Иуда!" А обвинения в предательстве, пишет Суворов, ему никто не предъявлял, и своих он не сдавал.

"Беседы" интересны еще и тем, что в них Виктор Суворов рассказывает кое-что любопытное и о работе разведчика. Например, о том, что контрразведка любой страны опознает любого действующего под крышей посольства разведчика уже в первый год. Ничего тут не поделаешь, хоть тресни. Как же тогда эти люди работают? А очень просто - как мафия. Ходит такой, условно говоря, брателло в золотых цепях, и всем понятно, чем он занимается, а предъявить обвинения не выходит… Оказывается, международная кооперация в контрразведывательном деле работает весьма четко. Если первая командировка "шпиона" была в Таиланде, а вторая в Бразилии, то папочка на него из Юго-Восточной Азии обязательно проследует в Южную Америку. И во все остальные страны, кроме явно враждебных… Полно интересных мелочей. Например, рассказывается, что разведки не пользуются сейфами с шифровыми замками - только ключами. Неудобно, но надежно.

Но главная мысль этой книги в том, что нам колоссально не хватает последовательного изложения событий Великой Отечественной войны и знания конкретных фактов. Вот это была бы лучшая отповедь Суворову. А заодно не появлялась бы дребедень вроде сериала "Штрафбат".

Андрей Донцов. Столичная: Первый сорокаградусный роман. Москва: АСТ; Санкт-Петербург: Астрель-СПб, 2010.

Жизнь в Москве преображалась на глазах. Днем изменения были пока что мало заметны, только вызывали подозрения большие группы озлобленных - что было видно даже на расстоянии - людей, которые кучковались возле глухих дворов и станций метро. А вот как только темнело, выходить на улицу становилось опасно даже в центре. Слышались выстрелы, крики о помощи, звуки погонь, драк и разрушения. "Пятидневка" - стало расхожим понятием. Это означало, что в полных семьях единственный работающий из родителей уезжал на работу на пять дней, чтобы не подвергать себя опасности быть убитым или ограбленным в ежедневных дорогах. Второй родитель обязательно не работал, поскольку круглосуточно смотрел за детьми. А потом стали пропадать люди. Да что люди! Исчезла сама Москва - город с запахом денег, город пробок, лиц охранников, кортежей, дорогих борделей, закрытых клубов, слетевших с катушек домохозяек, корпоративных вечеринок, модернистских выставок и бесконечных рейтингов.

А началось все с того, что почти все, кто имел серьезные деньги, свалили из города - прошел слух, что в ближайшее время выезд из столицы усложнится - типа железного занавеса. И все сдрейфили. В Москве продавали по три-четыре магазина, в Германии покупали ларек, лишь бы успеть удрать. Сколько кто-то заработал на этом! Покруче, чем когда-то на приватизации… Выяснилось, что столицу разоряли специально, потому что устали ремонтировать, улучшать. В город наплыло столько г..на, что оказалось легче построить все заново, чем его разгребать. А неподалеку, по ту сторону Рублевки, строят другую Москву. Уже стоит там Кремль, точь-в-точь такой же, как на картинке. И весь город строится заново - что-то переносят, что-то дублируют. Проехать туда невозможно - три степени контроля. Зато в этой Москве президент может ходить по улице без охраны, здороваться за руку со студентами и трепать по вихрастым затылкам бегающих мальчишек.

А может быть, это только пригрезилось свихнувшемуся от полноты жизни Гавриле Рублеву, внезапно и нелепо разбогатевшему на сибирской нефти и приехавшему в Москву осуществить свою самую заветную мечту - чтобы его портрет напечатали в школьном учебнике.

Возможно, реальность третьей книги Андрея Донцова ("Комплекс Ромео", "ТНЕ Офис") получилась слишком метафоричной и излишне многозначительной, но при этом автору удалось местами сделать повествование действительно пронзительным и очень пугающим.

Антон Кротков. Воздушный штрафбат. Москва: Астрель; Русь-Олимп, 2010.

Начало Великой Отечественной. Летчика-истребителя Андрея Лямина должны расстрелять как труса и дезертира. За какой-то ничтожный час он волею обстоятельств из гордости семьи и друзей, любимца девушек, "сталинского сокола" превратился в презренного преступника… Истребитель Константин Рублев (воспроизводится эпизод биографии реального летчика - Георгия Костылева), случайно попав на гулянку в ленинградскую квартиру майора-интенданта, увидел такой роскошный стол, что с трудом верилось, что за соседней дверью люди счастливы, когда им удается получить кусок суррогатного хлеба. Возмущенный фронтовик отчитал майора и компанию последними словами. Завязалась драка со стрельбой. Недавнего героя арестовали и отдали под суд.

Но на одном из допросов следователи НКВД сказали летунам удивительные слова. Они хорошие, храбрые летчики. Сейчас на фронте острая нехватка квалифицированных авиационных кадров. Так вот, есть распоряжение за определенные преступления направлять находящихся под судом грамотных летчиков в особую авиационную штрафную часть. Им снова доверят самолет и дадут возможность искупить вину в бою. Доблестно сражаясь, они даже могут вернуть себе офицерские звания и ордена. Будущий штрафник брал на себя обязательство не совершать вынужденную посадку в тылу немцев, не покидать с парашютом подбитый самолет над вражеской территорией, не выходить из боя без приказа командира. В ответ на нарушение любого из двадцати восьми пунктов приложения к приговору трибунала они автоматически приговаривались к смертной казни. Также репрессиям подлежали их родственники.

Историки до сих пор не могут договориться - были штрафные авиационные отряды или нет. Одни утверждают, что в архивах не обнаружено ни одного документа о действиях такого авиаотряда, зато есть данные, что летчиков отправляли на "исправление" в стрелковые части. Но имеется и довольно много свидетельств о том, что штрафные авиагруппы (совершенно отличные от классических штрафных рот и батальонов) все же существовали и сражались геройски.

А автора книги можно только поблагодарить за то, что он, перерабатывая эти сведения, отнесся к ним с должным уважением. Что, впрочем, не избавило книгу от художественных недостатков, в том числе и крупных.

Самые популярные книги марта (по данным магазина "Книжный двор"):

Сергей Волков. Маруся-2: Книга вторая: Таежный квест. Москва: АСТ; Этногенез, 2010.

Попав в глухую сибирскую тайгу, Маруся Гумилева оказывается в мире, совсем не похожем на тот, в котором она жила до сих пор.

Она должна выполнить задание, напоминающее компьютерный квест, - за 72 часа преодолеть полный опасностей маршрут, пройти земли, населенные злобными дикарями-морлоками, выжить в зловещем Мертвом Лесу, уйти от погони клонов-наемников и, наконец, найти ответ на самый главный вопрос в своей жизни. Нелегкая задача. Особенно если не знаешь, что это за вопрос и кому его задавать.

Олег Дорман. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана. Москва: Астрель; Corpus, 2010.

Лилианна Лунгина - прославленный мастер литературного перевода. Благодаря ей русские читатели узнали "Малыша и Карлсона" и "Пеппи Длинный чулок" Астрид Линдгрен, романы Гамсуна, Стриндберга, Белля, Сименона. В детстве она жила во Франции, Палестине, Германии, а в начале тридцатых годов вернулась на родину, в СССР.

История жизни этой удивительной женщины глубоко выразила двадцатый век. Это история драматической эпохи и одновременно захватывающий устный роман, в котором есть все: семейная драма и судьбы русских эмигрантов; любовь и столкновение с немецким фашизмом; смерть отца и трагедии тридцать седьмого года; война и эвакуация, "оттепель", распад советской империи и зарождение новой России.

Уилбур Смит. Раскаты грома. Москва: АСТ, 2010.

Шон и Гарри Кортни. Авантюрист, одержимый жаждой разбогатеть и идущий к цели, не выбирая средств, и мирный, добросердечный фермер, способный, однако, до последней капли крови сражаться за то, что принадлежит ему по праву. Однажды эти братья стали врагами - и с тех пор их соперничество не прекращалось ни на день.

Но теперь им придется хотя бы на время забыть о распрях.

Потому что над их домом нависла грозовая туча войны. Англичане вторглись на мирные земли поселенцев-буров и не щадят ни старых, ни малых.

Южная Африка - в огне!

Экономика:

1. Максим Горбачев, Дмитрий Ткаченко. Откат-2: Особая техника клиентской АТтракции. Москва: Эксмо, 2010.

2. Дарья Лапина. Антикорпоративная культура: Подхалимаж, стукачество, имитация кипучей рабочей деятельности и служебные романы. Москва: АСТ; Астрель, 2009.

3. Наталья Смирнова. Про кредиты. Москва: Эксмо, 2009.
2
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии