Сектора поддержки бизнеса в России
20.05.2020 Экономика

Кому достанутся 3 трлн рублей антикризисной поддержки

Правительство уже готовится к снятию карантина и восстановлению экономики — и похоже, что новых мер поддержки граждан и бизнеса после анонсированного Владимиром Путиным третьего антикризисного пакета уже не будет. The Bell посчитал полный объем господдержки в кризис и проанализировал, кому она достанется.

Общий объем господдержки экономики, по расчётам, составит 3 трлн рублей, или 2,6% ВВП. На «живые деньги» из этого приходится только 1,5 трлн рублей, а главный получатель господдержки — малый и средний бизнес, но часть денег он не сможет получить, а часть — освоить.

Общая стоимость мер поддержки, по подсчетам журналистки The Bell Анастасии Стогней, — примерно 3,1 трлн рублей, или 2,6% ВВП 2019 года. При этом «живых денег» из них — около 40%. С этими оценками согласны и опрошенные нами экономисты. Вот как распределятся эти деньги:

Структура господдержки в России

Подробнее о том, как считали, — читайте на сайте The Bell

Поддержка малого бизнеса

Общая сумма: 1,9 трлн рублей, «живые деньги» — 589,5 млрд (29,6% от всех мер)

Именно малый бизнес, по оценкам большинства экономистов, принял на себя главный удар кризиса. Но главные меры спасения МСП Путин назвал только 11 мая: 500 млрд рублей будет направлено на кредиты на выплату зарплат (из расчета один МРОТ на человека в месяц) для компаний в пострадавших отраслях. Если к октябрю получатели льготных кредитов сохранят 90% занятых сотрудников, кредит можно не возвращать. Точно такая же программа уже действует в США (paycheck protection program), ее единственное отличие от российской — участвовать могут все малые и средние фирмы (до 500 сотрудников), а не только «самые пострадавшие».

Главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах считает, что средства, выделенные на российскую программу, будут выбраны примерно наполовину: не все компании смогут сохранить занятость по объективным причинам — это будет невозможно в сферах, где спрос не вернется и через полгода, например в области организации конференций. Кроме того, многих отпугнет перспектива контроля со стороны правоохранительных органов, которые будут следить за целевым использованием средств.

Главная претензия к зарплатным кредитам: они компенсируют только часть зарплат в размере МРОТ — 12130 рублей, хотя средняя зарплата в России составляет 47 тысяч рублей, медианная — 34 тысячи. То есть работодателю либо придется доплачивать, либо финансовое положение его сотрудников резко ухудшится. «Для нас гипотетическая компенсация в размере МРОТ на сотрудника за апрель составила бы меньше 20% от реальных расходов на ФОТ», — приводил пример сооснователь онлайн-сервиса по бронированию туров Level.Travel Дмитрий Малютин.

Другая проблема — не все компании, оказавшиеся на грани закрытия, попадают в список пострадавших отраслей. Почти половина господдержки может пройти мимо адресатов, оценивала в середине апреля Торгово-промышленная палата, опросив 24 тысячи предпринимателей. Около половины из них говорили, что помощь для них просто не предусмотрена, потому что они «не попадают в нужную категорию». При этом большинство опрошенных компаний (58%) заявили, что уже сейчас не могут платить аренду, а 47% — не имеют возможности работать в удаленном режиме.

Все непросто и с получением кредитов. Владелица ресторана из Москвы не смоглаполучить деньги на зарплаты в своем банке, потому что он не участвует в программе, а в крупном банке, участвующем в программе, кредит ей не дали, потому что там у нее нет зарплатного счета.

Прямая помощь гражданам

Общая сумма: 546,5 млрд рублей, из них живых денег — 512,9 (83,4% с учетом отсрочек)

Бесконечные очереди в отделения ПФР и рухнувший сайт Госуслуг — обещанная 11 мая Путиным выплата по 10 тысяч рублей на каждого ребенка от 3 до 16 лет вызвала ажиотаж. Выплаты, на которые направят около 270 млрд рублей (из расчета, что их получат 27 млн российских детей), созвучны мерам, которые предлагали авторы доклада фонда «Либеральная миссия». Но они говорили о раздаче денег вообще всем, а не только тем, у кого есть дети. Константин Сонин советовал выплатить людям по 10 000 в апреле-мае, один раз летом и один раз осенью. Это обошлось бы примерно в 1–1,5 трлн рублей. Сергей Гуриев называл вдвое большую сумму — раздать по 20 тысяч, потратить 2 трлн соответственно. Раздача денег семьям — «не «безусловная поддержка» или «поддержка всех с простой отсечкой», но тем не менее что-то близкое, считает Сонин.

Плюс этой меры в том, что в России есть тесная корреляция между наличием детей и уровнем благосостояния, отмечает директор по экономическому направлению ИЭФ Марсель Салихов. Выплаты покроют порядка 80% семей, которые находятся за чертой бедности, оценивает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах. За последние годы число семей с детьми среди всех малоимущих действительно колебалось на уровне 70–80%, следует из данных Росстата. «Любую программу помощи детям крайне сложно критиковать», — признает Табах.

Россияне, не успевшие родить детей до пандемии или уже успевшие их вырастить, могут рассчитывать только на одну меру прямой поддержки — повышенное пособие по безработице. В России его довели до уровня МРОТ (12 300 рублей), в Москве — до 19 500 рублей в месяц для тех, кто сидит без работы больше 60 дней. На повышение пособий выделили 33,4 млрд рублей. Но получить пособие — тоже непросто

Вся остальная поддержка населения не предполагает прямых выплат из бюджета. Каникулы по потребкредитам и ипотеке, если доход заемщика упал на 30%, — это просто обязательства, перенесенные во времени, напоминает гендиректор рейтингового агентства НКР Кирилл Лукашук. В теории они создают риски для банков, если заемщики не смогут вернуться к выплатам после кредитных каникул. Но на практике для банков это скорее выгодно, потому что увеличивает шанс, что кредиты все-таки вернут, говорит Лукашук. За реструктуризацией уже обратились 1,42 млн заемщиков, а банки удовлетворяют чуть больше половины заявок, отчитывался ЦБ.

Регионы

Общая сумма: 270 млрд рублей, живые деньги — 200 млрд (74% с учетом отсрочек)

В третьем пакете мер есть действительно полезные — прямые выплаты на детей, гранты на зарплату для МСП, налоговые каникулы, — но проблема в том, что существенная часть этих мер ложится непосильным бременем на и без того истощенные региональные бюджеты, которые являются главными получателями налогов МСП, отмечает экономист Наталья Зубаревич. По ее расчетам, с учетом налоговых каникул падение налоговых доходов регионов составит порядка 30%. «В прошлом году в виде трансферов регионы получили 2,6 трлн рублей. Сейчас им добавили только 200 млрд — меньше 10% этой суммы», — отмечает экономист.

Крупный бизнес

Общая сумма: 137 млрд рублей, «живые» — 65 млрд (25%)

Почти весь «второй пакет» мер поддержки экономики в условиях коронавируса был фактически нацелен на крупнейшие компании.

Прямую субсидию в размере 23 млрд рублей получили только авиакомпании — безотносительно того, участвуют ли они в вывозе застрявших за рубежом туристов. Большая часть пакета пришлась на кредиты и госгарантии. Их мы не учитываем в итоговых подсчетах, поэтому сумма помощи крупным компаниям может показаться сравнительно небольшой. Также неизвестна сумма кредитов на оборотные средства — только размер субсидии на пониженную ставку (24 млрд рублей).

Путин поручил создать список системообразующих компаний и запустить для них льготные кредиты на оборотные средства. Они будут обеспечиваться госгарантиями на 50%. К 19 мая банки выдали таких кредитов на 20 млрд рублей, по миллиарду каждый (то есть на госгарантии уже выделено 10 млрд рублей). На рассмотрении еще 300 заявок (если каждый будет по миллиарду, гарантии составят 150 млрд рублей). В том же пакете программу льготных кредитов на зарплату расширили на средние и крупные компании — по этим кредитам госгарантии составят 75%.

Либеральные экономисты критиковали меры помощи системообразующим компаниям и говорили, что так власти готовятся «к предыдущей войне»: в кризис 2008–2009 годов действительно нужно было поддерживать крупные компании, но сейчас все иначе. В первую очередь от эпидемии страдает огромное число малых и средних предприятий, которые поддержки могут просто не дождаться, говорил директор по экономической политике ВШЭ Юрий Симачев.

Медицина 

Общая сумма: 122,76 млрд рублей, на 100% — «живые деньги»

Сложно оценить, много или мало средств выделили на медицину. Но есть масса свидетельств (12345) того, что за МКАД эти деньги пока просачиваются с трудом. Главная проблема врачей — отсутствие средств индивидуальной защиты: не хватает масок и бахил, медикам часто приходится их шить вручную, а вместо противочумных костюмов надевать в «красную зону» строительные костюмы из «Леруа Мерлен». В некоторых случаях к врачам, которые жаловались на нехватку средств защиты, потом приходили полицейские.

О другой проблеме — с выплатами врачам за работу с COVID-больными — говорил сам Путин. К 11 мая их получили 56 тысяч человек — то есть меньше половины тех, кому, по его словам, они были назначены. Путин обругал Белый дом и нижестоящие инстанции за «бюрократическую канитель», и правительству пришлось в спешке переписывать постановление о выплатах, убрав из него условие — платить врачам и медперсоналу за «фактически отработанное время». Но всех проблем, о которых говорили врачи, это не решило

Всего в России чуть меньше 700 тысяч врачей и 1,52 млн представителей среднего медперсонала (фельдшеров, акушерок, медсестер), следует из данных Росстата. Если предположить, что на выплаты могут рассчитывать около 290 тысяч человек (из расчета, что в среднем доплата — 51,6 тысячи, всего выделено 45 млрд), — выходит, что их получит только 13% медиков. 

Что мне с этого?

Могла ли Россия потратить на поддержку бизнеса и граждан больше, мы подробно разбираем здесь. «Я не уверена, что на поддержку экономики можно будет легко достать 8 трлн рублей, но 5 трлн — вполне можно было бы. Если взять часть суммы из ФНБ, продать часть золотовалютных резервов, немного нарастить долг — эти деньги можно найти», — уверена руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина. Но привычка наращивать резервы не позволила правительству пойти на более решительные меры. «Бюджет наращивает резервы, изымая средства у частного сектора», — говорила еще три года назад главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. В 2020 году кризис ударил именно по нему. Но реальные деньги в виде поддержки ему пока возвращаются в сравнительно скромном объеме.

Ирина Малкова.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии