Рыжий у компа
20.04.2024 Экономика

Операция ИИ: повысят ли нейросети производительность в стране

Фото
ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Рынок труда в России в ближайшие годы будет крайне напряженным, поэтому развитие технологий искусственного интеллекта является одной из ключевых задач, заявил во время лекции в Новосибирском госуниверситете министр экономического развития РФ Максим Решетников. Однако некоторые эксперты скептичны: нельзя переоценивать роль ИИ. Износ оборудования, нехватка квалифицированного персонала и правовые регулятивы — основные препятствия, с которыми уже сегодня сталкиваются российские компании. Помогут ли нейросети поднять производительность в РФ и какие еще трудности потребуется преодолеть, разбирались «Известия».

Сектор быстрого роста

В 2023–2024 годах искусственный интеллект стал одним из самых быстрорастущих секторов российской экономики. В 2023-м рынок ИИ-решений увеличился на 18% и достиг отметки 650 млрд рублей, оценивают на экономическом факультете Академии труда и социальных отношений (АТИСО). При этом западные санкции оказали минимальное влияние на отечественную ИИ-индустрию.

Дальнейшее развитие искусственного интеллекта может стать ключевым фактором для ускорения экономического роста России, полагают эксперты. Применение машинного обучения и анализа данных позволяет увеличивать эффективность работы предприятий и стимулировать их конкурентоспособность на мировом рынке, тем самым добавляя в ВВП РФ порядка 600 млрд рублей, или 0,35% к темпам роста производительности труда, совокупно достигая 4,1% в год, уточняют в АТИСО.

— Тем не менее Россия столкнулась с рядом серьезных вызовов в развитии и внедрении искусственного интеллекта, которые требуют срочного внимания и действий, — отмечают в пресс-службе академии. — Одним из ключевых факторов является недостаток передовых научных разработок и квалифицированных исследовательских команд в области ИИ. Кроме того, проблемы с инвестициями и выживаемостью ИИ-стартапов создают дополнительные препятствия для развития данной сферы.

В России количество выпускников, способных работать на рынке ИИ, постоянно растет, но кадровый голод стремительно увеличивается. Сейчас ключевые задачи в области ИИ способны выполнять специалисты, которые как минимум имеют навыки работы с машинным обучением. Необходимость в подготовке высококвалифицированных кадров для сферы разработки и применения ИИ становится всё более актуальной.

Экс-министр труда РФ, депутат Госдумы от Партии роста Оксана Дмитриева убеждена: ИИ вполне может быть использован в так называемом «ремесленном интеллектуальном производстве» и затронуть некоторые «беловоротничковые подотрасли», например, стандартное программирование, конструирование, диспетчерские службы, стандартные приемы обучения, сбор анамнеза и первичную обработку медицинской информации и т. д.

Впрочем, Дмитриева оговаривается: хотя искусственный интеллект, конечно, и позволит заменить конвейерный «беловоротничковый» труд, однако ничего не может сделать с избыточной численностью административно-управленческого звена в отраслях с высокой маржинальностью.

Замминистра здравоохранения и социального развития РФ Александр Сафонов более скептичен: использование искусственного интеллекта не является главным фактором роста производительности труда в России в настоящий момент.

Сейчас более существенную роль играют другие факторы, рассуждает он. Во-первых, это уровень износа оборудования. Например, по итогу 2022 года в целом он составлял 48,3%, а наибольший износ отмечался в таких важных отраслях, как телекоммуникации — 63,6%, автомобилестроение — 56,9%. Во-вторых, более существенное влияние оказывают результаты внедрения новых технологий и развития человеческого капитала. Однако, как показывают опросы Центрального банка России в 2023 году, только 25% компаний из числа опрошенных планировали инвестиции в НИОКР, информационные технологии и человеческий капитал, приводит данные Сафонов.

— Применение ИИ без использования нового оборудования, включая те же самые компьютеры или станки с ЧПУ (числовым программным управлением) в промышленности, просто бессмысленно, — говорит эксперт. — Кроме того, ИИ — это всего лишь инструмент, который необходимо интегрировать в систему, если она готова меняться.

Повсеместное внедрение ИИ в России может столкнуться с рядом трудностей, отмечает член генсовета «Деловой России», председатель совета директоров ООО «Инвенторус» Евгений Елфимов. Технологичная инфраструктура, квалифицированный персонал и правовые регулятивы — основные препятствия, влияние которых уже сегодня ощущают российские компании. Важно понимать, что цифровизация предприятий — это лишь первый шаг на пути к внедрению ИИ, который требует значительных инвестиций и времени для трансформации традиционных цепочек.

На деле

Регулярные опросы «Народным фронтом» представителей малого и среднего бизнеса (последний прошел в конце 2023 года, в нем приняли участие более 3860 предпринимателей из 87 регионов) показывают, что более половины (56%) компаний никогда не рассчитывают производительность труда, 16% рассчитывают иногда, 14% затруднились ответить и только 14% регулярно это делают. При этом из тех, кто вычисляет данный показатель, 62% говорят, что за последние три-четыре года производительность труда на их предприятии повысилась, 19% отмечают отсутствие изменений, 13% говорят о снижении, 6% затрудняются ответить.

— Мы некоторое время отставали от многих стран по цифровизации управленческих процессов, в первую очередь предоставлению государственных и муниципальных услуг. Сейчас Россия среди лидеров по этому направлению, — говорит руководитель направления «Народный фронт. Аналитика» Ольга Позднякова. — Такая ситуация сложилась из-за того, что на момент нашего вхождения в «цифру» технологии уже были отработаны, и мы избежали многих ошибок. При этом страны, которые внедрили цифровизацию раньше, теперь вынуждены дорого и долго обновлять свои процессы. Поэтому шанс догнать и обогнать есть всегда.

По данным западных экспертов, страны-лидеры промышленного развития могут получить от внедрения ИИ 25% прироста эффективности, а страны-аутсайдеры — только 5–15%, отмечает Александр Сафонов. Такой разрыв связан не только с разным объемом вложений в развитие ИИ, но и разной технологической базой, которая может стать основным барьером для внедрения ИИ, уточняет он.

Мировые тренды свидетельствуют, что отрасли ИИ растут с темпом 37,3% в год. К 2027 году объем рынка искусственного интеллекта достигнет $407 млрд, а мировой ВВП вырастет к 2030 году на $15,7 трлн, то есть на 14% только благодаря ИИ. Производительность труда обеспечит 55–58% экономического роста за счет ИИ, уверена доцент кафедры институциональной экономики ИЭФ ГУУ, член ассоциации «Системная экономика» Светлана Сазанова.

— Экономика России обладает высоким потенциалом роста и испытывает нехватку рабочей силы, — говорит эксперт. — Практика стимулирования притока рабочей силы из-за рубежа продемонстрировала свою ограниченную эффективность в масштабах экономики в целом. Компании сокращают издержки в краткосрочном аспекте благодаря притоку мигрантов, но они в ближайшем будущем покидают рабочие места в сферах, где их труд необходим, и ищут другие, порождая рост теневой занятости, увеличивая нагрузку на социальную систему, систему здравоохранения.

ИИ везде

Основатель Университета искусственного интеллекта Дмитрий Романов предлагает выделить две основные сферы применения ИИ в РФ:

— нейро-сотрудники на речевых моделях — они способны забрать до 90% коммуникации бизнеса с клиентами уже в течение трех лет, то есть вытеснить консультантов, работников техподдержки и т. п. В течение пяти – семи лет они могут заменить 90% менеджеров по продажам;

— компьютерное зрение — оно в малой степени способно вытеснить людей, но поможет сильно улучшить безопасность строительства и производств, контроль качества производства, безопасность объектов и т. п.

— Сегодня не вижу ни одной сферы в РФ, где нельзя было бы применить ИИ, — комментирует Дмитрий Романов. — Есть области с ограничениями — госкомпании, госструктуры, где запрещено пользоваться иностранными фреймворками, — а ИИ создается практически полностью на готовых решениях.

В таких организациях нельзя применять зарубежные библиотеки, а своих практически нет, приходится разрабатывать всё с нуля, это повышает стоимость и сроки в десятки раз, добавляет собеседник.

Доцент Базовой кафедры ТПП РФ «Управление человеческими ресурсами» РЭУ им .Г.В. Плеханова Фарида Мирзабалаева обобщает: российские специалисты отмечают уже сейчас следующие последствия влияния ИИ на производительность труда: сокращение информационной асимметрии между производителем и потребителем, сокращение затрат и снижение рисков благодаря лучшему планированию и прогнозированию, производство большего количества продукции лучшего качества при использовании меньших ресурсов.

31
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии