04.10.2018 Экономика

Вертикаль как пьяный водитель

Фото
mt.riafan.ru

В состоянии информационного вакуума и дезинформации от подчиненных каждая неожиданность приводит к судорожным дерганьям руля, пишет в сегодняшних «Ведомостях» доцент Высшей школы экономики (Санкт-Петербург) Элла Панеях. Путин, конечно, не пьёт так, как Ельцин в своё время, но образ точен.

Дискуссии о том, «доживет ли СССР до 1984 г.», то бишь о стабильности сложившейся в посткрымской России политической системы, до недавнего времени в основном сводились к обсуждению надежности близких тому или иному эксперту элементов этой самой стабильности. Так, политолог может сказать, в качестве одного из многих вариантов, что раскола элит в ближайшей перспективе не просматривается, как и формирования новой идеологии, способной конвертировать медленно нарастающее недовольство граждан в конкретные действия. Экономист – что суверенный долг невелик, безработица, за исключением структурной, практически отсутствует, а после повышения налогов и пенсионного возраста быстрого нарастания дефицита бюджета можно не опасаться, как и включения печатного станка, да к тому же и цены на нефть растут. Социолог – что атомизация общества делает его уязвимым к административной манипуляции, а мобилизацию для совместного действия – более чем проблематичной и пропаганда при поддержке силовиков вполне справляется с поддержанием если не порядка, то хотя бы пассивной лояльности населения.

Все эти и многие другие приводимые аргументы вполне разумны, а многие из них так и просто верны. Но они подобны рассуждениям механика, осматривающего подержанный, не лучшей конструкции, но все еще годный к эксплуатации автомобиль: пробег немал, но ресурс далеко еще не исчерпан, резина лысовата, но можно и поменять, кондиционер барахлит и окна не опускаются, но на ходовых качествах подобные мелочи не сказываются, а двигатель недавно перебирали. Сейчас еще немножко подкрутим гайки – как новенький ваш конек не будет, но лет с десяток еще побегает. Произносит все это наш механик, старательно не глядя в лицо водителю, который, кажется, в последний раз просыхал еще в прошлом десятилетии.

В свете последних внешнеполитических, если можно так выразиться, достижений, пенсионной реформы, после полутора десятилетий экспертной дискуссии, проведенной самым топорным и болезненным образом из возможных, судорожных телодвижений фальсификаторов на не суливших изначально никаких сюрпризов региональных выборах есть сильное подозрение, что сроки стабильности нашей политической системы определяются уже не износом автомобиля, а состоянием водителя. Или, если отбросить метафоры, не наличием ресурсов и устойчивостью сложившихся институтов авторитаризма, а тем, что может эти ресурсы быстро и бессмысленно просадить, а вполне себе прочные пока институты подорвать скорей ожидаемого: состоянием системы управления и практиками принятия решений. Именно их шатает и несет вразнос со скоростью, заметно опережающей старение отдельных узлов и механизмов посткрымской политической системы.

Чем, собственно, плох пьяный водитель за рулем? У него плохая реакция, сбоит оценка рисков (может не заметить столба, а может дернуть руль, испугавшись невинного пластикового пакета на асфальте), ограниченный обзор (забывает глядеть в зеркала бокового и заднего вида) и непомерное самомнение. И хотя лично национальный лидер, в отличие от предыдущего, в слабости к спиртному не замечен, ментальность управления, доминирующая в последнее время в возглавляемой им российской вертикали власти, приводит к тому, что вся она, в целом, олицетворяет собой именно такого пьяного шумахера. Из-за низкого доверия в системе власти решения принимаются либо через огромное количество согласований с перекладыванием ответственности, либо в режиме ручного управления, через чью-то голову и в обход формальностей, – и из-за этого выходят скороспелыми даже в тех случаях, когда им предшествовала долгая подготовка (пенсионная реформа), а в цейтноте и нестандартной ситуации – так просто глупыми и нелепо неосторожными (отмененные выборы в Приморье или анекдотическое телеинтервью горе-разведчиков). Перекрыты все механизмы обратной связи, власть разучилась слушать и публику, и экспертов: болезненность выбранной модели пенсионной реформы мог бы объяснить любой, кто хотя бы слышал слова «социология семьи», – но страшное слово «гендерные исследования» теперь нон грата.

В состоянии информационного вакуума и дезинформации от подчиненных каждая неожиданность приводит к судорожным дерганиям руля, а каждая следующая задача получает самое простое (на сложное мозга не хватает) и почти гарантированно неправильное решение. В этих обстоятельствах даже достаточно прочная машина имеет шанс найти свой столб задолго до того, как ей будет пора в утиль. 

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии