03.01.2022 Экономика

От Великой депрессии до Великого увольнения и обратно?

Фото
Газета.ру

Ушедший 2021 год подарил пережившим одно ещё не вполне оценённое массами явление, которое будет иметь долгосрочные и как бы ни катастрофические последствия: массы, то есть многие из нас,  расхотели работать  и принялись массово увольняться. В США, всеобщем закопёрщике всего, уже и термин придумали – Great Resignation, хорошо и правильно перекликающийся с термином, обозначившим начало краха биржевых рынков в первой трети 20 века - Great Depression.

Собственно, депрессия личного характера, как следствие пандемии ковид со всеми мыслимыми ограничениями человеческих свобод и называется исследователями одной из причин resignation – ухода. А вторая – это то, что американцы предпенсионного возраста, получившие солидные социальные надбавки в первый период пандемии, а кроме того убедившиеся, что стоимость их активов в акциях и недвижимости заметно выросла, решили, что хватит уже горбатиться и уволились. Оцените цифирь: уровень «избыточных» накоплений, появившихся у американских домохозяйств в результате пандемии составляет, по данным Bloomberg в $2 трлн, а согласно JPMorgan — в  $2,5 трлн. Неудивительно, что именно среди американцев старшего возраста зафиксирован наибольший уход с рынка труда.

Когда читаешь вот такое, начинаешь думать, что Путин был-таки прав, когда пошёл на увеличение возраста выхода на пенсию: в России уж точно некому становится работать.  Но когда думаешь дальше, берёт тоска: у них добровольно расстаются с работой потому что накопили жирок, есть на что жить, у нас предпенсионеры и пенсионеры зубами держатся за рабочие места, потому что иначе зубы придётся положить на полку. Воистину «два мира – два Шапиро».

Ладно, а что с молодыми?  На первый взгляд, кажется, что тут различий между россиянами, американцами и, кстати, китайцами куда меньше, чем между представителями старших поколений: и там и там главными причинами добровольных увольнений (наряду с ковидными опасениями) являются  недовольство стагнацией оплаты труда и заметно изменившееся отношение к значимости материальных благ (в минус) и собственному физическому и ментальному здоровью (в плюс). Как писал The Bell, ссылаясь на Bloomberg Businessweek, многие из молодых хотят попробовать что-то новое, обучиться другой профессии или просто наслаждаться жизнью. К примеру, в Китае набирает популярность движение «лежачего положения», родившееся как ответ на систему «996» (работа с 9 утра до 9 вечера 6 дней в неделю).

Сколько таких, в точности сказать не могу, не нашёл данных, а косвенно оценить можно. В США доля пенсионеров составляет сегодня чуть меньше 20% населения, а рынок труда восстановился, в сравнении с допандемийной эпохой, на 50%. Если допустить, что досрочно ушли на пенсию все 19-20% работников предпенсионного возраста, то на молодых придётся около 30% потерь рынка труда. В России… Умом не понять, достоверной статистики нет, можно только гадать.  Например, отталкиваясь от оценок занятых в так называемой теневой экономике (около 22% ВВП РФ и более 40% работоспособного населения), но это не значит, что все официально уволившиеся молодые россияне дружно пашут в сером секторе, а не бьют баклуши в значительной (и опять не вычисляемой) своей части.  Единственное, что можно почерпнуть из социсследований, это то, что суетятся в поисках лучшей работы – по оплате и комфортности труда -  от силы 10-15% молодых россиян. Остальные, выходят, перебиваются фрилансом, то есть случайными заработками, а кто-то предпочитает просто паразитировать на родителях или перебиваться доходами от сдачи в аренду недвижимости (москвичи, в основном, конечно).

Ну, и ещё один копандемийный феномен: растёт число тех, кто не стремится получить качественное высшее образование, предпочитая рабочие профессии с хорошими заработками или занятость, вообще не требующую каких-то навыков, кроме, вероятно, умения ездить на велосипедах в любых погодных условиях. Речь, понятно, о размножившихся курьерах.

Такие тенденции приводят к нескольким не самым приятным последствиям. Во-первых, рынок продавца неизбежно вынуждает работодателей повышать зарплаты, что с учётом отставания предложения товаров и услуг множит инфляцию, с небольшим временным лагом сжирающую зарплатные прибавки и стоимость денег в принципе. Параллельно ушедшие на случайные заработки или паразиты так или иначе начинают снижать уровень собственного потребления, в какой-то мере снижая спрос, но не добавляя трудовых ресурсов для наращивания предложения, то есть производства. В масштабе корпораций и страновых экономик это означает, что не сегодня-завтра инвестиции в существенной мере перетекут в роботизацию, и в обозримой перспективе это приведёт к росту безработицы.

Круг замкнётся, и будет просто чудесно, если как минимум в нескольких странах (а главное – в закопёрщике всего) это опять не приведёт к Great Depression. Так и будем жить. То есть кувыркаться. С новым годом!

Юрий Алаев.

Кстати

Большинство россиян намерены сменить работу в 2022 году

Согласно опросу сервиса «Работа.ру», 71% россиян планирует сменить работу в нынешнем году. От новой работы респонденты чаще всего ждут высокой зарплаты, а также адекватных коллег и руководства.

Как показал опрос, 76% ожидают от новой работы высокой зарплаты. Еще 58% хотели бы получить адекватный коллектив и руководство. 48% надеются соблюдать баланс между работой и отдыхом. 37% ищут карьерного роста, 33% — возможности обучения, 32% хотели бы решать интересные задачи. Для 27% опрошенных важна близость новой работы к дому, для 24% — гибкий график. 22% хотели бы на новой работе трудиться дистанционно, 12% — без дресс-кода.

Из тех, кто намерен сменить работу, 39% участников опроса хотят сменить профессию. Из них 49% уже ищут подходящие вакансии по новым специальностям. Еще 29% россиян сказали, что пока выбирают, какие профессии могли бы им подойти. 12% заявили, что уже обучаются для новой специальности.

По данным Центра стратегических разработок, около 33% российских компаний собираются повысить зарплаты своим сотрудникам в 2022 году. Декабрьский опрос фонда «Общественное мнение» показал, что 55% россиян работают без профильного образования.

Опрос был проведен в декабре 2021 года во всех округах РФ. В нем участвовали более 5 тыс. человек старше 18 лет. Результаты исследования приводит ТАСС.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии