19.07.2022 Общество

Грета Тунберг перерождается во врага НАТО

Фото
EPA/FILIP SINGER/ТАСС

Шведская эко-активистка Грета Тунберг заявила протест против вступления своей родины в НАТО. Это весьма нетипично как для Тунберг, прежде избегавшей чисто политических вопросов, так и для европейских «зеленых», которые расширение альянса обычно поддерживают. В чем причина такого перерождения? И чем оно может помочь России? Отвечает обозреватель газеты «Взгляд» Дмитрий Бавырин.

С тех пор, как взрослые дяди и тети включили 16-летнюю шведку Грету Тунберг в число наиболее влиятельных людей мира, прошло три года, и международная истерика на тему изменения климата несколько поутихла. Примерно те же самые дяди и тети задвинули эту тему в лучшем случае на четвертый план – после конфликта на Украине, пандемии коронавируса и угрозы очередного глобального кризиса.

Новая реальность в Европе (прежде всего, энергетическая и экономическая – с рекордной инфляцией) ставит вопрос так, что «зеленым» придется умерить аппетиты. Многие их прожекты по спасению планеты и прежде казались слишком дорогими, а в нынешних условиях обречены быть отложенными на будущее – иного поиздержавшийся от экономического противостояния с Россией избиратель попросту не поймет.

Это точка зрения «эко-пессимистов». Но есть и «эко-оптимисты», считающие, что все наоборот: разрыв связей с Россией, поставляющей в ЕС традиционные энергоресурсы, ускорит «зеленый переход». Поэтому сдаваться они не собираются, тем более что их политическое влияние со времен «забастовки» вдохновленных фрекен Тунберг школьников заметно возросло (к примеру, «зеленые» теперь входят в правительства Германии и Австрии).

Продолжает свою борьбу и Грета, но изменения затронули и ее. Теперь ей уже 19 лет, и она потихоньку начинает вмешиваться в вопросы политики, которых прежде избегала – активистку волновал только климат и ничего, кроме климата.

Первое яркое исключение – специальная военная операция ВС РФ. В начале марта Грета «сменила профессию» – пикетировала российское посольство с плакатом Stand with Ukraine («Вместе с Украиной»), но больше по данной теме не отмечалась, что, исходя из ее диагноза, важно.

Люди с синдромом Аспергера зачастую концентрируются на каком-то одном вопросе в ущерб всем остальным. Причем в этом конкретном вопросе они могут стать настоящим экспертом. Частный случай этого феномена так называемый севантизм – гениальность в чем-то одном, аутизм во многом другом. Например, британец Даниэль Таммет знает одиннадцать языков и может воспроизвести 22 514 знаков числа Пи после запятой.

Грета же живет борьбой с климатическими изменениями и проявляет сопутствующие ее диагнозу упрямство, категоричность, проблемы с общением. Но на пике известности в порожденном ее актинизмом движении FFF (Fridays For Future или «Пятницы ради будущего»; школьники и студенты выходят в этот день на эко-пикеты вместо учебы) принимали участие несколько миллионов человек. Пускай и с помощью мировой элиты и мейнстримных СМИ, секта с харизматическим лидером показала очень широкий охват.

Детский крестовый поход во имя благой цели – это всегда секта, «взрослый» крестовый поход – почти всегда политика.

Крестовый поход против России Грету не увлек – и на том спасибо. Ее второе исключительное высказывание на тему политики по смыслу оказалось даже противоположным – по сути активистка поддержала протест против вступления своей родины в Североатлантический альянс. А именно – опубликовала в своем канале связи с внешним миром – «Твиттере» фотографию со стокгольмской выставки под патронажем FFF, где эко-активисты, помимо прочего, митинговали под лозунгом «Нет НАТО».

Россиянам, правда, обольщаться не стоит. На фотографии также присутствовал плакат «Нет России, нет НАТО, нет войне» и в защиту «свободного Курдистана».

Насчет Курдистана все более-менее понятно. Чтобы присоединиться к Североатлантическому альянсу, официальный Стокгольм был вынужден пойти на довольно унизительную для него сделку с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Она предполагает выдачу Анкаре курдских национальных активистов, обвиняемых в терроризме.

 Турция и Швеция и ранее существовали в едином правовом пространстве в том смысле, что должны были обмениваться подозреваемыми в тяжких преступлениях. Но в случае курдов шведская правовая система делала это крайне неохотно: большинство левых сил воспринимают их как гонимое меньшинство, а Эрдогана как одиозного автократа. Это касается и экологических активистов, обычно блокирующихся с левыми силами. В большинстве случаев их движения в Европе являются поборниками защиты меньшинств – религиозных, национальных, сексуальных, гендерных и прочих.

Противоречие со «сделкой ради НАТО» в данном случае очевидно, тем более что Эрдоган по-прежнему угрожает заблокировать расширение альянса на север (процесс вступления туда Финляндии и Швеции пока не завершен), если с выдачей курдов вновь возникнут проволочки. 

За вычетом этого обстоятельства протест шведских «зеленых» против НАТО столь же нетипичен, как и вмешательство фрекен Тунберг в вопросы политического характера. Обычно они горячо поддерживают атлантические идеи и расширение альянса, что может быть частью контракта со спонсором, а может и естественным следствием экологической мысли.

Мысль развивается примерно так: решить экологические, тем более климатические, проблемы на национальном уровне невозможно, следовательно, необходим наднациональный орган, который распределял бы ресурсы и наказывал провинившихся – игнорировал их суверенитет «для общего блага».

Эту же модель они переносят на вопросы безопасности, воспринимая НАТО как «жандарма прав человека». Поэтому, например, одним из наиболее активных сторонников вторжения в Югославию был лидер немецких «зеленых» Йошка Фишер, известный еще советским телезрителям – в молодости он против того же самого НАТО активно протестовал. 

В общем, для эко-активистов расширение альянса – вопрос неоднозначный, а потому вызвавший раскол. Грета, будучи в их среде признанным авторитетом, свою сторону обозначила. И если не потеряет интереса к теме (как в случае с поддержкой Украины), за дальнейшим развитием событий будет интересно наблюдать.

«Зеленый» протест против НАТО – это практически бунт внутри западноевропейской элиты. А Тунберг, как было выше сказано, человек упрямый и настойчивый, если ее на этой теме «заклинит», она превратится в значимый раздражитель для атлантистов, будто муха, жужжащая прямо в ухе.

Надо понимать, что в шведском обществе есть и еще появятся другие силы, которым идея с НАТО, мягко говоря, не близка. Как минимум будет подставлен под удар весьма самобытный и развитый военно-промышленный комплекс королевства. И если одна часть политикума впоследствии осознает членство в альянсе как дело вредное, а другая как, как минимум, неполезное, этот фарш теоретически можно провернуть назад, прецеденты уже были – в 1966-м Шарль Де Голль вывел Париж из военных структур НАТО (но оставил в политических).

Другое дело, что для России более существенно расширение НАТО не на Швецию, с которой успели «побить горшки» еще в «нулевых», а на Финляндию, из-за чего протяженность нашей границы с альянсом увеличится примерно вдвое. 

И именно финны выделяются количеством негативных комментариев под постом Тунберг. После начала спецоперации атлантические идеи в Суоми стали весьма популярны, возродив местами русофобию образца первой половины XX века

Таким образом, пока что перерождение Греты в антинатовскую активистку проходит для Москвы по категории «мелочь, а приятно». Она – один из тех големов, которые пошли против своих создателей. Остается только надеяться, что ее путь не будет настолько же кровав, как путь Усамы бен Ладена, Саддама Хусейна и Мобуту Сесе Секо, хотя «зеленый» экстремизм кажется угрозой совсем недалекого будущего.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии