13.08.2022 Общество

США - страна, разорванная на части

Фото
Shutterstock

Старший редактор журнала American Conservative Род Дреер (Rod Dreher) опубликовал в своём издании горестную и глубоко личностную оценку состояния общества в США.  Печальная картина…

Поездка в Даллас на Конференцию консервативных политических действий на прошлой неделе дала мне не один повод к размышлению, но ни одного обнадеживающего. Я до сих пытаюсь переварить все проведенные там разговоры. Как и ожидалось, ККПД оказался сборищем людей, которые придерживаются всевозможных крайностей американской консервативной политики. Меня это, честно говоря, не особо волновало, а некоторые из присутствовавших даже вдохновили (латиноамериканские ораторы, к примеру). В основном участники произвели впечатление по-настоящему серьезных и дружелюбных людей, хотя наши с ними консервативные взгляды переплетаются не очень тесно.

Из колеи меня выбили беседы с коллегами-журналистами и старыми друзьями-консерваторами, которых я встретил на мероприятии (имеются в виду незарегистрированные участники ККПД, либо аккредитованные в качестве прессы).

Было забавно столкнуться с теми, кого не видел много лет, — некогда потерянными друзьями и знакомыми из городов, где мне довелось пожить. Мы говорили об общих знакомых, и я узнал многое из того, что происходило с ними с момента нашей последней встречи. В основном, речь шла о вполне обыденных вещах, с которыми люди сталкиваются в среднем возрасте — особенно много разводов, причем все инициированы женщинами. Также мне поведали много удивительных историй о том, как непросто уживаться с трансгендерными детьми и внуками. Странное дело, ведь мне и в голову не приходило, что люди из консервативных и христианских кругов могут столкнуться с подобным, но так уж сложилось в нашей стране. Не нужно наивно полагать, что от этого можно как-то спрятаться.

Что меня сильно поразило, так это тот радикализм, к которому приходят очень многие люди. Я услышал о чьих-то уже взрослых детях, которые вдруг сменили взгляды на крайне левые, и о том, как из-за этого у них испортились отношения с родителями, несмотря на отчаянные попытки последних этому помешать. Один консервативный отец даже лишил сына наследства из-за желания голосовать за Берни Сандерса. (Человек, который рассказал мне эту историю, знаком с ее действующими лицами.) Я сказал собеседнику: "Моему старшему сыну 22 года, и он тоже поддерживает Берни. Мы иногда спорим о политике, но я и мысли не допускаю отвернуться от него или вычеркнуть из завещания из-за политических взглядов. Куда катится мир?"

Что ж, в наши дни люди чудят все чаще. Мои собеседники-консерваторы (многие, кстати, выступают в поддержку Трампа) глубоко обеспокоены тем, к чему стремится наша страна, особенно после того, через что пришлось пройти людям, которые нас некогда объединяли.

От знакомого христианина жена ушла к женщине и пичкает их совместного ребенка гормонами для трансгендерного перехода. С тех пор, как это все началось, никто о нем не слышал — человек просто выпал из церковной жизни.

Оказалось, что под влиянием радикальных идей и взглядов многие консерваторы примкнули к ультраправому лагерю. Важно отметить, что политикой никто из них не занимается. В наших импровизированных беседах у меня не было времени узнать подробности; я просто констатирую факт. Говоря "радикально настроенные ультраправые", я не имею в виду участие в мероприятиях типа ККПД. Никто из них не стал бы тратить время на подобные вещи. Они открыты для действительно революционных идей. Я выслушал ряд потрясающих историй, которые прозвучали бы тревожно, окажись в качестве действующих лиц подростки или студенты. Но в них фигурируют радикально настроенные "белые воротнички" среднего возраста, одержимые разного рода теориями заговора. Клянусь, если бы вам довелось провести со мной последние несколько дней, вы решили бы, что мои собеседники все как один прочли книгу Ханны Арендт (Hannah Arendt) "Истоки тоталитаризма" (The Origins of Totalitarianism).

Для своей книги "Жить не по лжи" я позаимствовал у Арендт описание демонстрации левыми признаков предтоталитарного общества. После услышанного в Далласе о моих некогда хороших знакомых я вижу, что в правом лагере происходит все то же самое. Имеется в виду пренебрежительное отношение к поиску истины и сопутствующее желание верить любой (казалось бы) последовательной идее, которая подтверждает те идеологические тезисы, которыми человек и без того руководствуется. Радикальное раздробление. Полнейшее недоверие к институциональной власти. И так далее.

По долгу службы я вынужден обращать внимание на то, как левые носятся с воук-идеологией, потому что именно такие персонажи контролируют все институты власти в этой стране. Ибрам Кенди (Ibram X. Kendi) столь же безумен, как один крайне правый профессор-расист, о котором я услышал в разговорах и которому удалось переманить на свою сторону старого друга. Разница между ними в том, что этот профессор не так известен и могущественен. Кенди же постоянно мелькает на ТВ, пишет для Atlantic и руководит бостонским академическим центром, который получает часть финансирования от корпораций. Злобный расист Кенди стал неотъемлемым элементом мейнстрима, его славят представители элит. Ультраправому расизму этого человека в отношении небелых и евреев не придают совершенно никакого значения. Но тот факт, что простой функционер среднего достатка, который с момента нашего знакомства успел переехать в пригород, стал читать и впитывать идеи радикального писателя-расиста, шокирует меня так, что трудно подобрать слова.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии