Время и Деньги
14.10.1998 Политика

В центре внимания - преднамеренное банкротство

В конце минувшей недели в Комитете РТ по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению состоялось заседание Координационно-экспертного совета по предупреждению преднамеренного банкротства юридических лиц в РТ.

Члены совета подвели итоги своей деятельности за прошедшие полгода. Председатель КЭС и руководитель комитета РТ по делам о несостоятельности Алексей Семин с удовлетворением отметил, что за этот период отношение директорского корпуса к решениям совета стало гораздо серьезнее. Здесь сказалась и профилактическая работа, направленная на недопущение действий, ведущих к преднамеренному банкротству, которую проводят среди руководителей предприятий специалисты комитета, сотрудники налоговых органов, службы судебных приставов и некоторых других ведомств, задействованных в работе Координационно-экспертного совета. Ведь далеко не все директора, незаконно выводившие активы, собирались положить эти средства в собственный карман. Некоторые всерьез полагали, что проводят реструктуризацию предприятия и приходили в ужас, когда после правового "ликбеза" понимали, что нарушают закон. Однако есть и те, кто прекрасно осознает, что совершает преступление, но надеется "втереть всем очки" и остаться безнаказанным. С такими и разговор иной. Согласно Уголовному кодексу РФ за организацию преднамеренного банкротства можно оказаться за решеткой. Конечно, доказать, что преступление было совершено, не так-то легко. Ведь те, кто занимается подобного рода финансовыми "шалостями", тоже не лыком шиты. Но выход все же есть. То, что сложно сделать в рамках уголовного судопроизводства, гораздо проще - в судопроизводстве гражданском. Алексей Семин напомнил, что с 1 июля в России начинает действовать Административный кодекс, предусматривающий дисквалификацию недобросовестного руководителя на срок до трех лет. Сказал председатель комитета по несостоятельности и о том, что эта мера касается всех руководителей предприятий, репутация которых оказалась запятнанной, в том числе арбитражных управляющих.

- Сейчас мы в Татарстане уже имеем возможность выбирать из числа наших арбитражных управляющих наиболее профессиональных и безупречных, - сказал он.

Одна из мер, позволяющих проводить такой отбор, - ежеквартальный рейтинг арбитражных управляющих, который составляют специалисты Гильдии арбитражных управляющих РТ. Да и само членство в этой организации уже дисциплинирует кризис-менеджеров. Ведь исключение из Гильдии фактически ставит крест на их профессиональной карьере. На данный момент на 85 процентах татарстанских предприятий, находящихся в процедурах несостоятельности, работают арбитражные управляющие - члены Гильдии. Не менее важную стабилизирующую роль играет и появление в республике шести управляющих компаний, объединивших 90 кризис-менеджеров. Управляющая компания своим имуществом несет ответственность за деятельность своих арбитражных управляющих и поэтому крайне заинтересована в повышении их профессионального уровня. Сейчас на 79 процентах предприятий процедурами несостоятельности руководят арбитражные управляющие, являющиеся членами управляющих компаний. Появление новых, негосударственных механизмов регулирования деятельности арбитражных управляющих чрезвычайно важно накануне отмены лицензирования их деятельности, что произойдет 1 июля. Впрочем, значение этих изменений гораздо шире. Они фактически предваряют новый Закон РФ "О несостоятельности (банкротстве)", который уже прошел первое чтение в Госдуме России.

Алексей Семин также высказал опасение, что попытки организовать преднамеренное банкротство могут участиться после обнародования твердой позиции руководства Татарстана об оздоровлении не вошедших в режим реструктуризации предприятий-должников исключительно через процедуры несостоятельности. По его мнению, сейчас уже всем стало ясно, что банкротство - не убийство предприятия, а единственная возможность сохранить производство. По статистике, на предприятиях, прошедших процедуры, средняя заработная плата возросла на 78 процентов (в целом по татарстанской промышленности - на 44 процента), объем производства - на 62,7 процента (на 6,7 процента), численность работников - на 60 процентов (на 1,7 процента). Поэтому такой подход со стороны руководства республики является мудрым государственным подходом. Но некоторые недобросовестные директора непременно попытаются опередить решение Арбитражного суда и вывести активы. В этой связи по-прежнему беспокоят слишком длительные сроки, протекающие с момента принятия решения об инициировании процедуры несостоятельности и до передачи соответствующих документов в арбитраж. Например, УМНС РФ по РТ вовремя не предоставило документы по 14 предприятиям. По одному из них этот срок составил 17 месяцев, несмотря на то, что по закону он не должен превышать одного. Но подвижки в этом вопросе все же есть. По сравнению с прошлым годом сроки передачи документов сократились.

Заместитель председателя КЭС, главный судебный пристав республики Юрий Митюшкин сообщил, что его служба в своей работе с организациями-должниками чаще всего вынуждена не взыскивать задолженность, а констатировать невозможность ее взыскания. Это бывает связано как с незаконным выводом активов, так и с другими нарушениями. Митюшкин крайне положительно оценил предоставленное судебным приставам право вести расследование в форме дознания.

Заместитель начальника УБЭП МВД РТ Алексей Панкратов назвал несколько предприятий, по которым уже заведены "дела". По одному из них дело заведено по статье "мошенничество", но, скорее всего, его руководителям в конце концов будет предъявлено и обвинение в организации преднамеренного банкротства.
В конце заседания члены совета обсудили ситуацию с продажей производственной базы, принадлежавшей ОАО "Зареченский торговый центр". Так как у этого предприятия были серьезные долги, служба судебных приставов наложила на базу арест. Примерно в то же время в отношении предприятия была инициирована процедура несостоятельности, что накладывает мораторий на взыскание задолженности. Однако база была передана на реализацию татарстанскому отделению Российского фонда федерального имущества. Возникшая ситуация вполне может привести к тому, что часть кредиторов предприятия окажется ни с чем, да и само оно лишится возможности восстановить деятельность. А ведь исправить случившееся, доказав незаконность продажи, гораздо сложнее, чем просто наладить четкую работу всех служб, ответственных за работу с должниками. Во всяком случае, необходимость более согласованных действий стала для всех очевидна.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии