Война по законам, но без правил

Фото
Сергей Мальгавко/ТАСС

Гендиректор МАГАТЭ Рафаэль Гросси во главе миссии инспекторов въехал со стороны Украины на крупнейшую в Европе Запорожскую АЭС буквально под свист снарядных осколков. Рано утром четыре снаряда легли рядом с одним из реакторов. Одновременно с этим несколько украинских разведывательно-диверсионных групп на баржах и резиновых лодках безуспешно пытались форсировать Днепр в зоне АЭС. Предположительно, их целью был захват строения одного из реакторов. Непрекращающиеся ракетно-артиллерийские обстрелы Вооружёнными силами Украины Энергодара и непосредственно электростанции вызвали в мировых СМИ дискуссию о степени допустимого во время военных действий. В неё включилось и издание «Октагон».

Действия диверсантов в сочетании с артобстрелами и обширной пропагандистской кампанией в прессе – сценарий гибридной войны. Но где проходит граница военно-политической игры? Международное законодательство отсылает нас к Женевской конвенции об обращении с военнопленными и Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, принятым в 1949 году. Но ими не исчерпываются правила войны, ведущие свою историю из глубины веков.

Все так называемые правила войны, впервые возникшие во время кризиса родового строя и военной демократии, введены из рациональных соображений. Войско, не принимающее в расчёт приоритеты командования, начинает грабежи мирного населения с вытекающим из этого насилием. Оно постепенно становится неуправляемой бандой, не признающей силы приказа. Такая армия разлагается в короткие сроки и больше не представляет опасности для противника.

Уже в античные времена было понятно, что чем выше дисциплина, тем лучше армия воюет.

Отношение к пленным как к ценной добыче, которую надо беречь ради продажи или выкупа, препятствовало их убийствам по воле инстинктов. Образцом у историков считается римская армия.

В Средние века правила войны дополнил рыцарский кодекс. Благородство, честь, верность слову, стойкость воспевают и «Песнь о Роланде», и «Витязь в тигровой шкуре», и «Манас». Доблесть превыше славы, семья превыше доблести, честь превыше семьи – вот идеал тюркского воина. И в Китае, и в Японии понятия о чести воина схожи. Все они направлены на повышение мотивации и самодисциплины. Кодекс воина не рассматривает отношение к мирному населению. Везде эти правила регулируют лишь отношения воина с сородичами и противниками равного статуса.

Хотя правила войны чётко прослеживаются в античном мире и Древней Индии, только в Европе дворянский кодекс развился до того, что гуманное отношение к пленным и многочисленные ограничения на способы ведения войны стали неписаным, но очень твёрдым законом. При этом низменные инстинкты, обычно пробуждаемые на войне адреналином, по-прежнему управляли пехотой и наёмниками.

Дворянство сошло с исторической сцены в конце XIX века. Но до последнего оставалось сословием, определявшим правила в обществе. Наступил век индустриальных методов ведения войны. Ограничения дворянского кодекса были непонятны простому народу, составлявшему новые массовые армии. Люди умирали в газовых атаках десятками тысяч на узком участке. Ценность человеческой жизни снизилась радикально.

Но опасность разложения и утраты боеспособности армии из-за мародёрства сохраняется во все времена. Поэтому с появлением пулемётов необходимо было по-новому объяснять, почему нельзя убивать безоружного. На первое место со второй половины XIX века стали выходить законы, уставы и писаные правила.

Горе командиру, который не сумел сделать их основой военной жизни. Вот как описывает эту ситуацию во время боевых действий в Чечне Герой России Рустем Клупов:

«Когда прапорщик дерётся с подполковником за разбитую “Волгу”, а другой привёз с боевых кучу обоев и новый холодильник, зараза начинает расползаться. Чтобы искоренить её, приходится принимать крутые меры, вплоть до расстрела. Я стрелял над головами своих же контрактников, чтобы бросили вещи. Однажды пришлось взорвать подвал, набитый хрусталём».

Очень многое при следовании правилам войны зависит от качества подготовки офицеров. Недаром большинство преступлений в отношении военнопленных и мирных граждан, зафиксированных в объективных документах на Украине, совершено или в отсутствие офицеров, или при фактической утрате управления. Неслучайно такие преступления часто бывают связаны с комбатантами нерегулярных подразделений, предоставленными самим себе наёмниками или добровольцами.

В новейшей истории сами обстоятельства нередко ставят военных в ситуацию, когда законы войны не работают. Вот три главные проблемы сражающегося в глубине вражеской обороны десанта: откуда брать боеприпасы, куда девать раненых, куда девать пленных. Автор лично наблюдал эту коллизию. Во время скрытного рейда по афганским горам разведка захватила четырёх моджахедов, в том числе двоих раненых. Сомнений в том, что они были именно бойцами, у меня нет и сейчас. Обычно пленных передавали афганской контрразведке, но по своим «отраслевым» причинам лётчики отказались прислать вертолёт. Что оставалось делать командирам в той ситуации? Можно было тащить пленных с собой, отвлечь пятую часть отряда на охрану, лечить, кормить и рисковать тем, что противник узнает наш маршрут в случае побега. Можно было остаться на месте, сорвать задание и ждать, когда наладится погода, а у наших лётчиков найдётся вертолёт. В итоге пленных расстреляли, но противников такого решения среди офицеров было немало. По возвращении в Кабул они ругались друг с другом, вспоминая этот трагический эпизод. Правила войны не были для них пустым местом.

Из истории понятно, что в первую очередь правила войны всегда распространялись именно на свою армию и противника. В наименьшей степени они касались мирного населения. Интересы военных в бою всегда стояли выше граждан: если речь шла о выполнении приказа или сохранении жизней своих солдат, гражданскими жертвовали без особых переживаний.

17 млн бомб (в 10 раз больше, чем за всю Вторую мировую войну на всех фронтах) было сброшено на Вьетнам вовсе не для того, чтобы уничтожить как можно больше мирных жителей. Цель – уменьшить до возможного минимума боевые потери Армии США. Из таких же соображений сохранения личного состава и выполнения приказа исходили советские и российские командиры, когда отдавали приказ об обстреле превращённых в узлы обороны населённых пунктов в Афганистане или Чечне.

По меркам исторической науки человечество гуманизируется стремительно. Появились инициативы, немыслимые ещё полвека назад. В 1996 году в Оттаве начался процесс подписания конвенции о полном запрете на производство, хранение и применение противопехотных мин. Показательный факт: хотя Оттавский договор подписан уже 163 странами, государства, находящиеся в горячих точках, а также активно ведущие военные действия, его не подписали либо не ратифицировали. Среди 22 неподписантов Израиль, Россия, Соединённые Штаты Америки, Китай, Северная и Южная Корея, Армения, Азербайджан, Грузия, Индия, Пакистан, Сирия, Иран, Киргизия, Узбекистан. Получается, что против мин выступили те, кто их и так не использует, а мины продолжают распространяться. Города Донецкого угольного бассейна, дистанционно засеянные ВСУ малозаметными противопехотными минами «Лепесток», тому самое свежее свидетельство.

Похожее соглашение о запрете на применение и производство кассетных боеприпасов заключено в Дублине в 2008 году. Впервые о моратории на этих современных наследников шрапнели, поражающих огромные площади, заговорили в самом начале 70-х годов прошлого века, под конец вьетнамской войны. Человечество шло к этой конвенции 35 лет. И опять её отказались подписывать крупнейшие страны – производители и обладатели арсеналов кассетных боеприпасов: США, Россия, Китай, Индия, Пакистан, Израиль, Южная Корея, считающие их эффективным и необходимым оружием. Кассетные боеприпасы самым активным образом применялись во всех вооружённых конфликтах последних десятилетий. И страны, подписавшие конвенцию, также их использовали. В боевых действиях на Украине кассетные боеприпасы применяют обе стороны, в том числе в городах. При этом Украина дублинское соглашение подписала.

Лишь в последние 20 лет появилась надежда, что развитие новых высокоточных систем огневого поражения и разведки позволит резко уменьшить потери среди гражданского населения.

Можно привести примеры, когда даже в городе лидера террористов уничтожали с минимальными потерями в окружении. Во время спецоперации обе стороны всё чаще переходят от стрельбы по площадям к поражению конкретных малоразмерных целей.

Не пока меньше примеров ошибочного применения таких средств. Если рассматривать советское и российское оружие, то больше всего ошибок отмечено в использовании ОТР «Точка-У». В частности, в мирное время неточность в расчётах привела к поражению на учениях 2000 года жилого дома в Броварах (Киевская область).

Погрешность составила целых 100 километров, погибли трое граждан, пятеро ранены.

Много сил отдал изучению проблем применения высокоточного оружия в различных аспектах гуманитарного права Михель Шмитт, профессор международного права в Европейском центре исследований по вопросам безопасности имени Джорджа К. Маршалла в Германии. По его мнению, ошибки в его использовании будут совершаться и впредь. Потому что «для нанесения ударов высокоточным оружием требуется нечто большее, чем меткие системы оружия. Например, жёсткое руководство, контроль, связь, компьютеры, разведка, наблюдение и рекогносцировка (информационно-поисковые системы) могут в той же мере определять успех, что и используемое оружие». Проще говоря, мало купить такое оружие, надо иметь высококвалифицированный и мотивированный персонал плюс адекватные ему системы разведки.

Но при всех многочисленных ошибках наведения и целеуказания высокоточного оружия прогресс в отношении защиты мирных граждан очевиден. Для снижения потерь среди них вводятся новые тактические приёмы. Во время бомбардировок Югославии в 1999 году НАТО совершило более 35 тыс. вылетов на бомбометание. По официальным данным, погибло более 5 тысяч человек. Из них гражданских лишь около 1,7 тысячи, в том числе 400 детей. Более 10 тысяч получили тяжёлые ранения. Это прямой результат того, что Армия США впервые стала в массовом порядке применять ночные бомбардировки и ракетные удары. Точные попадания в заранее намеченные цели (а их в небольшой стране оказалось совсем немного) производились в то время, когда люди не ходят по улицам, на работу и по магазинам.

Во время спецоперации на Украине ракетные войска и Воздушно-космические силы РФ ровно так же, как и ВСУ, совершают удары по целям в глубоком тылу в ночные часы. Это «гуманитарная» тактика, разработанная и обкатанная Пентагоном. В будущих войнах она обязательно получит развитие – стороны начнут заранее предупреждать о готовящихся ударах по некоторым типам стационарных целей.

С начала ХХ века на сцену вышла идеология. Ранее уже вторжение Наполеона в Россию шло не совсем по правилам войны, что отмечал Лев Толстой. Идеология сделала завоевание или потерю территории причиной глубокого эмоционального переживания целой нации. В ХХ веке идеология стала всепроникающей. В вооружённых конфликтах население чужих стран или враждебные классы по всему миру стали рассматриваться как поражённые в правах. Если в прошлом жителей вражеской страны достаточно было просто завоевать, то теперь их необходимо ещё и наказать. Мечты простых граждан о лишении соседей прав на собственность, люстрации по признаку гражданства и даже о будущих депортациях народов как форме высшей справедливости не могли не повлиять на правила войны. Ведь их утверждают политики, а не военные.

Идущую на Украине спецоперацию эксперты уже назвали «битвой артиллерии». Со времён Второй мировой войны мир не видел такого расхода боеприпасов на небольших участках фронта.

И всё это в перенаселённом Донбассе, где посёлок без промежутков переходит в село, а село – в город. Недавний доклад Amnesty International о нарушении ВСУ некоторых правил войны был с возмущением встречен на Украине. Но кажется, что это правило обычной войны трудно вменить людям, ведущим боевые действия с многочисленными признаками гражданской войны. И неважно, что множество бойцов с обеих сторон до сих пор носят в карманах одинаковые паспорта.

В официальных сводках генерал-лейтенант Игорь Конашенков называет противника боевиками и нацистами. Создано впечатление, что Вооружённые силы РФ воюют не с механизированными бригадами ВСУ, а с некими бандформированиями. Если в условиях такого идеологического противостояния надо замаскировать машину РСЗО, то поставить её между многоэтажными домами – святое. Города в этой спецоперации – готовые узлы обороны и законные цели одновременно.

Именно непримиримая идеология заставляет ВСУ обстреливать Запорожскую АЭС вопреки принятым ещё в 70-х годах прошлого века соглашениям. Бои ведут «орки и русня» с одной стороны, «укронацисты и бандеры» с другой. Они уверены: у них есть право отойти от любых правил.

Последние полторы сотни лет человечество развивается в условиях двух нарастающих тенденций. С одной стороны, оно быстро гуманизируется, что проявляется в появлении отдельного «детского законодательства», законов о правах меньшинств всех видов, защите животных, развитии благотворительности и волонтёрского движения. С другой – развиваются индустриальные методы убийства, в руки военных попадает всё более мощное оружие, стирается граница между стратегическим оружием и системами поля боя. Между этими тенденциями люди, пытаясь сгладить такое противоречие, вставляют законы, трактующие правила войны.

Если поверять самые известные войны последних 50 лет такими правилами, то выводы следующие: они работают изредка, выборочно и в условиях кратковременной операции. Чаще их соблюдают там, где силы сторон заведомо не равны и командование победителя может себе позволить известное благородство.

Как только правила войны начинают мешать достижению поставленных командованием целей, их игнорируют. Сначала на уровне частей, потом – всей армии. Даже на территории атомной станции. И человеческая природа такова, что, если от правил войны в конкретной ситуации отказывается одна сторона, все остальные в тот же миг делают то же самое.

На снимке: Энергодар (Запорожская область, Украина). Генеральный директор Международного агентства по атомной энергии Рафаэль Гросси (четвёртый справа) во время посещения Запорожской АЭС.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии