24.03.2022 Политика

Украина обречена на распад… или раздел

Фото
"Октагон"

Утверждение, вынесенное в заголовок статьи обозревателя «Октагона» Веры Зелендиновой, представляется чересчур радикальным. Однако, замечает автор, никто не знает, во что превратится Украина после завершения военной фазы спецоперации: её западные соседи – Польша, Венгрия и Румыния – демонстрируют готовность поглотить приграничные регионы, России тоже есть что сказать по этому поводу, так что всё возможно.

Цели военной спецоперации, проводимой Россией на территории Украины, известны. Это демилитаризация и денацификация. Первую задачу решает армия, а вторая потребует особых мер, напрямую зависящих от степени инфицированности идеями нацизма разных регионов страны. В интернете уже гуляют схемы будущего раздела соседней страны на три, четыре и даже пять частей. Решение о том, как будет выглядеть карта демилитаризованной и денацифицированной Украины, придётся принимать России, но её планы на этот счёт пока не известны.

Два века назад прусский офицер, участник Наполеоновских войн и признанный военный теоретик Карл фон Клаузевиц писал, что «целью любой войны является мир на условиях, благоприятных для победившей стороны». Проблема, однако, состоит в том, что сегодня нет однозначного понимания, что такое эти благоприятные для России условия.

Никто не знает, что будет после завершения разгрома крупных украинских группировок, сосредоточенных в восточной части страны, когда защищать Украину станет уже некому. Во что превратится Украина после завершения военной фазы спецоперации? Западные соседи – Польша, Венгрия и Румыния – демонстрируют готовность поглотить приграничные регионы. России тоже есть что сказать по этому поводу.

image-20220324144308-1

В неявном виде рамки возможных территориальных претензий Москвы были заданы в опубликованной в июле 2021 года статье Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» и в ходе декабрьской встречи президента с представителями российских и зарубежных СМИ.

«Современная Украина – целиком и полностью детище советской эпохи… При формировании нынешних границ Украины после 1917 года ей была передана немалая часть исторических территорий России».

image-20220324144308-2Владимир Путин
Президент России

Справедливости ради нужно признать, что руководство Советской России пошло на это не от хорошей жизни. Решая задачу строительства социалистического государства на территории разрушенной Российской империи, большевики были вынуждены делать уступки украинским и закавказским националистам, которые сидели в руководстве местных компартий и были готовы объединяться только при условии сохранения национальной идентичности.

Поиски компромисса с украинскими товарищами сопровождались передачей под их контроль индустриально развитых регионов, русское население которых, как полагали в Москве, должно было размыть националистически хуторской дух Малороссии, проявивший себя чудовищным беспределом в годы Гражданской войны: пока «белые и красные воевали вдоль железных дорог», ПетлюраМахно и более мелкие банды бесчинствовали на всём пространстве Дикого поля.

Украинизация переданных Украинской Советской Социалистической Республике (УССР) территорий происходила в несколько этапов, но «дрожжами», на которых поднялся нынешний национализм бандеровского толка, стала Галиция, включённая в состав УССР осенью 1939 года.

За четверть века до этого член Государственного совета Пётр Дурново предупреждал императора Николая II: «Кто присоединит Галицию, потеряет империю».

Сталин присоединил, и через 50 лет созданная им Советская империя распалась.

На эту тему сказано и написано очень много. Но сегодня ясно одно: хотя Украина получила свои западные регионы из рук советской власти, современной России они категорически не нужны, а вот другие территориальные «подарки» у Украины стоило бы отобрать.

image-20220324144308-3

Находящаяся на севере Украины Черниговская и оформившаяся как административная единица только в 1939 году Сумская области никогда не входили в историческую Малороссию. Эти земли долгое время были яблоком раздора между Москвой и Речью Посполитой, но с 1503 года окончательно вошли в Русское царство. В отличие от Малороссии, они активно участвовали в событиях Смутного времени: находящийся на территории Сумской области Путивль был центром восстания Ивана Болотникова, Чернигов был разорён поляками в 1611 году, по Деулинскому перемирию 1618 года так же, как и Смоленск, отошёл Польше и вернулся в состав России в 1654 году.

В XVII и XVIII веках обе области пережили волну украинизации: после Деулинского перемирия поляки переселяли в район Чернигова малороссов и запорожских казаков, а во времена Анны Иоанновны (1730–1740) в восточной части Сумской области давали землю переходившим в русское подданство выходцам из правобережной Украины.

То есть исторически это русские земли, где на протяжении нескольких веков преобладает украинское население.

После Февральской революции 1917 года Центральная рада, заявив об автономии Украины, взяла депрессивный на тот момент регион под свой контроль, а потом он автоматически вошёл в УССР. Северные окраины современной Украины не проявили себя ни в момент распада Союза, ни во время «оранжевой революции» 2004 и Евромайдана 2014 годов. Области слабо инфицированы нацистской идеологией и потому могут представлять интерес для России.

image-20220324144308-4

Харьков, основанный в 1654 году по указу царя Алексея Михайловича, до середины ХХ века был русским городом и остаётся одним из русскоязычных городов современной Украины. По данным переписи 1897 года, более 63 процентов жителей считали родным языком русский, а около 26 процентов – украинский. В результате проводимой в УССР политики украинизации к 1939 году это соотношение резко изменилось: количество русских снизилось до 29,7 процента, численность украинцев возросла до 48,5 процента. Те же тенденции продолжились в послевоенные годы и после распада Союза.

Луганск вырос вокруг чугунолитейного завода, построенного в 90-е годы XVIII века по приказу Екатерины II.

Во время Отечественной войны 1812 года предприятие стало одним из основных поставщиков пушек и боеприпасов для русской армии. Аналогичным образом Донецк превратился в город из Юзовки – построенного в 70-е годы XIX века посёлка для рабочих металлургического завода.

Все эти земли веками находились в юрисдикции Российской империи, которая занималась их индустриальным и культурным развитием. В отличие от Чернигова и Сум, значительная часть населения Харьковской, Луганской и Донецкой областей, несмотря на политику украинизации советского времени и периода незалежности, осознаёт свою принадлежность к Русскому миру, что проявилось в их резко негативной реакции на Евромайдан и государственный переворот 2014 года.

При этом Луганск и Донецк сумели отстоять свою независимость, а протесты в Харькове были к середине 2015 года подавлены совместными усилиями правоохранительных органов и активистов националистических организаций.

image-20220324144308-5

Во времена императрицы Елизаветы Петровны Россия достаточно успешно воевала с прусским королём Фридрихом II. Русские войска захватили Восточную Пруссию и дошли до Берлина. Её преемник Пётр III вернул Фридриху все захваченные земли и заключил с ним союз, что настроило против него только что вернувшуюся с войны гвардию.

В результате дворцового переворота власть перешла к супруге Петра Екатерине, которая, даже не попытавшись дезавуировать решения свергнутого императора, отказалась от продолжения экспансии в Европу и при явном одобрении европейских держав устремилась на юг. По итогам русско-турецких войн второй половины XVIII века Россия присоединила к себе Северное Причерноморье и построила там новые города, порты, верфи и промышленные предприятия.

В 1764 году в Новороссийскую губернию вошла территория современной Запорожской области, где вокруг заложенной в 1770-м Александровской крепости со временем появились город, порт, железнодорожный узел и промышленные предприятия. В 1776-м в 80 километрах выше по Днепру был заложен новый город – Екатеринослав, ставший во второй половине XIX века мощным индустриальным центром. В советское время город переименовали в Днепропетровск, а после переворота 2014 года – в Днепр.

В 1778-м началось строительство верфи в устье реки Ингул, рядом с которой вырос город Николаев. Верфи со временем превратились в Черноморский судостроительный завод, на котором строились советские авианосцы.

После распада Союза они достались Украине, а она продала их по цене металлолома.

В том же 1778 году были заложены крепость, верфь и город Херсон, названный в честь Херсонеса Таврического. В 1783-м был издан манифест о присоединении Крыма и основан Севастополь. В 1794-м началось строительство военной гавани с купеческой пристанью в Хаджибее, который уже через несколько месяцев начали называть Одессой.

В течение трёх десятилетий XVIII века Северное Причерноморье превратилось в крупный промышленный регион, культурный уклад которого не имел ничего общего с патриархальной прозябающей Малороссией.

image-20220324144308-6

Угольное месторождение в Донбассе было открыто в 1721 году. Ещё через 50 лет были найдены залежи железной руды в районе Кривого Рога. Сплавы железа с углеродом – это чугун или сталь. Расстояние между месторождениями – около 330 километров, поэтому промышленная эксплуатация Криворожского железорудного бассейна началась только во второй половине XIX века после того, как была построена железная дорога, соединившая Донецк и Кривой Рог.

Идея административного объединения индустриальных регионов Юга России оформилась к началу ХХ века, но до попытки её реализации дело дошло только после Февральской революции. В апреле 1917 года первый съезд Советов рабочих депутатов Донецкой и Криворожской областей принял решение об объединении Харьковской, Екатеринославской и Херсонской губерний.

Через месяц Центральная рада провозгласила автономию Украины и распространила свою юрисдикцию не только на Малороссию, но и на Новороссию и часть Донбасса. Эта затея очень не понравилась Совету Съезда горнопромышленников Юга России (ССгЮР), который воспринял её как «угрозу для горной и горнозаводской промышленности, являющейся основой экономического развития и военной мощи Российского государства». Руководство ССгЮР потребовало от Временного правительства не отдавать стратегически важные районы под контроль «провинциальной автономии, основанной на резко выраженном национальном признаке» и «национальных притязаниях руководителей украинского движения».

Разрешить эту коллизию в ситуации нарастающего революционного хаоса было практически невозможно, и каждый её участник продолжил играть свою партию.

Пока в Киеве делили власть над всей Украиной, в Харькове на проведённом в феврале 1918 года областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов была провозглашена Донецко-Криворожская Советская Республика (ДКСР), в которую вошли нынешние Донецкая, Луганская, Днепропетровская и Запорожская области, а также части Сумской, Харьковской, Ростовской, Херсонской и Николаевской областей.

Жизнь этого государственного образования была недолгой. К маю 1918 года территория ДКСР была оккупирована немецкими войсками, а ещё через год Совет обороны РСФСР по предложению Ленина принял решение о ликвидации ДКСР, и в марте 1919 года она стала частью только что учреждённой УССР.

Сегодня эта история представляет интерес как реальная, но неудачная попытка провести чёткую границу между Новороссией как частью России (в тот период – РСФСР) и Малороссией, ставшей ядром незалежной Украины.

Дальнейшее развитие этого сюжета показало, что готовность Москвы идти на компромисс с украинским национализмом ради решения текущих задач (создание СССР) оборачивается потерей качества и стратегическим поражением – распадом Союза.

image-20220324144308-7

20 лет назад эксперты, анализировавшие итоги украинских выборов, обратили внимание на фактический раскол Украины на три совершенно по-разному голосующие части. Восток и юг отдавали предпочтение политикам социалистической ориентации и выступали за сохранение русского языка в качестве второго государственного. Западные регионы были заряжены пещерным национализмом и ненавистью ко всему русскому. Центральная часть, собственно Малороссия, пыталась усидеть на двух стульях, повторяя слоган Леонида Кучмы «Украина – не Россия» и всё более склоняясь в сторону западенских трендов.

Умные люди ещё в начале 2000-х годов говорили, что сохранить Украину как единое государство можно только путём её федерализации.

Сегодня этот поезд ушёл. После того, что натворила в стране шайка проходимцев, захвативших власть в результате переворота 2014 года, у России есть все основания добиться отделения от Украины регионов, тяготеющих к Русскому миру.

Речь идёт о восточных областях (Харьков, Луганск и Донецк) и регионах Новороссии (Днепропетровск, Запорожье, Николаев, Херсон и Одесса), которые никогда не имели никакого отношения ни к Малороссии, ни к феномену украинства, принявшего в последнее время форму бандеровского нацизма. Как именно оформить развод – отдельный вопрос. Его можно решить с помощью референдумов, учитывая местные особенности и международный опыт.

Если можно расчленить Югославию на шесть частей, а Судан на Северный и Южный, то почему нельзя разрезать Украину на Юго-Восток, Центр и Запад?

Политически нейтральным Чернигову и Сумам тоже стоит предложить принять участие в соответствующих референдумах, а там уж пускай сами решают, с кем им по пути – с Юго-Востоком при гарантированном отказе от насильственной русификации или с изъеденной лицемерием Малороссией. И ни в коем случае не забыть о примыкающем к Одесской области Приднестровье, о проблемах которого очень вовремя напомнила президент Молдавии Майя Санду, на минувшей неделе потребовав вывести с его территории российских военных, охраняющих оружейные склады бывшей 14-й армии.

Процесс денацификации этих регионов, вероятнее всего, пройдёт без особых проблем: многие из идеологически настроенных уедут сами, но без заряжённых идеологией комиссаров, показательных судов над участниками наиболее вопиющих преступлений и административных чисток обойтись не удастся.

Перевоспитание западенцев вполне можно отдать на откуп их западным соседям: пускай поляки спросят с них за «Украина понад усё» и волынскую резню. Главное – отгородить эту часть страны плотным кордоном и спокойно заняться традиционно двуличной, привыкшей к сытой жизни Малороссии с её извечным «А нас-то за шо?». Для наведения порядка и строительства нормального государства в этой части страны потребуется много комиссаров и квалифицированных судей.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии