20.08.2022 Политика

Зеленский приступил к новому этапу репрессий против внутренних врагов

Фото
Shutterstock

По данным Генеральной прокуратуры Украины, на середину июля 2022 года в производстве находилось более 11 тыс. дел, связанных с преступлениями против национальной безопасности. 7752 из них – по статье о посягательстве на территориальную целостность страны», 1335 – о госизмене, 1571 – о коллаборационизме, 92 – о пособничестве государству-агрессору и 64 – о диверсии. В эту статистику не попали убийства должностных лиц и политических активистов, а также случаи бесследного исчезновения людей, участившиеся после начала Россией специальной военной операции (СВО) на территории Донбасса и Украины.  Обозреватель «Октагона» Вера Зелендинова – о той Украине, которую многие предпочитают не знать.

Системное подавление инакомыслия на Украине началось в ходе государственного переворота 2014 года. Поначалу речь шла о хорошо организованном физическом терроре (убийствах и избиениях), который был замаскирован под стихийные действия «Правого сектора» (запрещён в России) и других экстремистских организаций. Их первыми жертвами стали противники переворота, члены Партии регионов, активисты Антимайдана в Харькове, Одессе и других городах, бойцы подразделения «Беркут», а также граждане, осмеливавшиеся выражать альтернативную точку зрения.

Примерно с середины 2015 года по требованию Запада репрессии были частично загнаны в рамки закона. В результате оппонентов и противников киевской власти стали реже убивать и чаще арестовывать, сажать в тюрьму и судить.

Кульминацией этого периода стал февраль 2021 года, когда на фоне раскачивания ситуации в Донбассе киевская власть начала наступление на оппозицию, представленную в Верховной раде и местных законодательных собраниях. Члену политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» (ОПЗЖ) Виктору Медведчуку и другим оппозиционным политикам, в том числе лидеру Партии Шария, предъявили обвинения в государственной измене. Одновременно с этим были закрыты аффилированные с оппозицией СМИ.

Медведчук

17 декабря 2021 года. Глава политического совета ОПЗЖ Виктор Медведчук в суде перед рассмотрением апелляционной жалобы прокуратуры на решение суда о его домашнем аресте. Фото: Анна Марченко/ТАСС

Третий период проходит на фоне СВО. Его отличительной чертой стало ужесточение прессинга по всем направлениям. Но главное ноу-хау последнего месяца – тотальная зачистка прифронтовых городов, помноженная на произвольную интерпретацию таких понятий, как «измена», «коллаборационизм», «пособничество государству-агрессору» и даже «диверсия».

Главная задача – напугать всех

Цель возгонки репрессивной машины – посеять страх, показав это на примере известных людей, и заодно свести счёты с теми, кого уже давно хотелось наказать за все неудобства, которые они доставили киевской власти. Поэтому под прикрытием СВО одного из лидеров ОПЗЖ Виктора Медведчука, который неплохо чувствовал себя под домашним арестом, отправили в тюрьму, довели до жалкого состояния и показали в таком виде гражданам Украины и всему миру: смотрите, во что превратился бывший олигарх.

Поэтому у политолога Михаила Погребинского, который очень мягко и взвешенно критиковал власть, провели обыск, затем увезли в СБУ для «беседы» и запугивали, чтобы он больше не только не писал, не говорил, не вёл свои аккаунты в соцсетях, но и вообще не появлялся на публике, а потом уехал из страны. А его коллегу Дмитрия Джангирова, позволявшего себе давать резкую оценку происходящему, арестовали, держали в тюрьме, а затем публично унизили, заставив каяться в своей «антигосударственной» деятельности.

Погребинский

Даже у политолога Михаила Погребинского, который достаточно взвешенно подходил к критике украинских властей, СБУ проводила обыски и профилактические «беседы». Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Точно так же политического аналитика Юрия Дудкина, против которого СБУ уже выдвигала обвинение в «причастности к подрывной деятельности в интересах российских спецслужб», но посадить не смогла, наконец отправили в тюрьму и избивали, а затем разместили в социальных сетях его фотографию с синяками – в назидание всем, кто хочет что-то сказать. А журналиста Викторию Шилову, которая в последние годы регулярно раздражала власть своими выступлениями против войны в Донбассе, арестовали, и теперь никто не знает, где она находится и что с ней происходит. И это только пять из десятков, а может, и сотен трагедий, которые происходят сегодня на Украине.

Идейные оппоненты власти должны сидеть

После начала СВО Верховная рада приняла закон о запрете всех ведущих «антиукраинскую деятельность» партий. Из-за размытости формулировки под действие нового закона могут подпасть все оппозиционные организации. Поскольку Коммунистическая партия Украины была запрещена еще в 2015 году, первыми в группе риска оказались коммунисты и комсомольцы.

В начале марта в Днепропетровске был арестован и сильно избит коммунист, член группы «Ливица» Александр Матюшенко. Одновременно с ним были задержаны еще около 40 человек, точных данных об их партийной принадлежности нет. А через несколько дней в Киеве в руки СБУ попали первый секретарь Ленинского коммунистического союза молодёжи Украины Михаил Кононович, его брат Александр и ещё несколько членов молодёжной организации. По словам одного из лидеров российского комсомола Дарьи Митиной, все они подвергаются избиениям и пыткам. Затем за хранение коммунистической символики в тюрьму был помещён житель Одессы Александр Маевский, один из выживших участников событий 2 мая 2014 года.

Аналогичным образом под арестом оказались члены партии ОПЗЖ: мэр Купянска Геннадий Мацегора, руководитель партийной фракции Мариупольского городского совета Владимир Клименко, депутат Солоницевского поселкового совета Андрей Лазуренко. Среди арестованных есть и представители других партий, например мэр Бурыни, член «Батькивщины» Виктор Ладуха, арестованный за «сотрудничество с оккупантами».

Изменники, шпионы и диверсанты

На исходе четвёртого месяца СВО киевская власть решила свести счёты с бывшими членами правительства при Викторе Януковиче. В конце июля бывшему министру юстиции Александру Лавриновичу и экс-главе МИД Константину Грищенко было предъявлено обвинение в измене за подписание в 2010 году Харьковских соглашений, предусматривающих продление на 25 лет пребывания Черноморского флота России на территории Украины. Затем в тот же список изменников попал бывший министр обороны Михаил Ежель.

Шпионов, работающих на Россию, начали искать среди неблагонадёжных граждан сразу после начала СВО.

Среди них оказался 60-летний житель Кривого Рога Александр Горбенко, задержанный в 2014 году за распространение газеты «Новороссия», в материалах которой содержались призывы к нарушению территориальной целостности Украины. После двух лет тюрьмы он был отпущен под денежный залог. Решения суда по этому делу до сих пор нет. В апреле этого года Горбенко снова арестовали – на этот раз за передачу российской разведке сведений о дислокации украинских войск. В качестве доказательства были предъявлены его посты в открытой телеграмм-группе «Донецкий свободный форум» с рассказами об обстановке в Кривом Роге и Мариуполе.

Самая большая группа злоумышленников – диверсанты. В этот список попал Михаил Царёв – сводный брат бывшего народного депутата Олега Царёва, который покинул Украину в 2014 году, а сейчас поддержал СВО. Это один из точечных случаев, но чаще речь идёт о массовом «улове». Недавно советник министра внутренних дел Украины Вадим Денисенко сообщил СМИ, что в первые месяцы СВО только в Киеве и Киевской области было выявлено около 200 диверсионных групп. Среди них наверняка были и российские, но и своих «подрывников» на Украине всегда хватало.

Назидательные убийства

Первой жертвой нового сезона охоты на «предателей» стал мэр Кременной Владимир Струк. В 2014 году он участвовал в создании Луганской Народной Республики и остался в городе после того, как тот был отрезан от независимой республики. Правоохранительные органы Украины несколько раз предъявляли Струку обвинения в действиях, нарушающих территориальную целостность страны, и попытках свержения конституционного строя, но добиться его осуждения не смогли.

Денис Киреев - пятый справа

Финансовый аналитик Денис Киреев (пятый справа), участвовавший 28 сентября в первом раунде российско-украинских переговоров в Гомельской области, был застрелен сотрудниками СБУ, которые собирались задержать его по подозрению в госизмене. Фото: Александр Кряжев/POOL/ТАСС

Сразу после начала СВО Струк был похищен, а уже на следующий день советник главы МВД Украины Антон Геращенко разместил в своём телеграм-канале фотографию тела Струка и сообщил, что его «судили судом народного трибунала» и казнили «неизвестные патриоты». Этот комментарий можно рассматривать как выдачу «украинским патриотам» лицензии на отстрел «предателей». Но в особо важных делах СБУ сохранила за собой функцию руководства экстремистскими организациями.

Жертвой следующего громкого убийства стал финансовый аналитик Денис Киреев, участвовавший 28 сентября в первом раунде российско-украинских переговоров в Гомельской области. 5 марта он был застрелен сотрудниками СБУ, которые, по официальной версии, собирались задержать его по подозрению в госизмене.

Ещё через день был убит мэр Гостомеля Юрий Прилипко, который давно получал угрозы от националистов. После высадки российского десанта в Гостомеле он пытался организовать переговоры между российскими и украинскими военными о выводе гражданских лиц из города. Его застрелили во время раздачи гуманитарной помощи вместе с волонтёрами Русланом Карпенко и Иваном Зорёй.

Самым массовым за всё время СВО стало одновременное убийство шестерых помощников депутата Ильи Кивы, который ещё в январе этого года перешёл на сторону России.

По словам Кивы, его помощники перестали выходить на связь в феврале, а в середине мая их обезображенные пытками тела были найдены в лесопосадке под Киевом. Фотографии выложил один из членов батальона «Азов» (деятельность организации запрещена на территории РФ), а СБУ задним числом обвинила убитых в работе на Россию («ставили маячки» и «ждали прихода Русского мира»).

Помимо этих широко освещаемых в СМИ историй, на Украине происходит много менее резонансных убийств, жертвами которых становятся пророссийски настроенные граждане и волонтёры.

Облавы в Николаеве

Главная новация третьего этапа репрессий – тотальная зачистка населённого пункта. Такая спецоперация включает закрытие города, объявление в нём комендантского часа на несколько суток (жители должны сидеть по домам) и проведение обхода квартир с целью выявления «подрывных элементов». Основанием для задержания может стать обнаруженная в квартире советская или российская символика, литература, а также подписка на российские или пророссийские интернет-сайты либо участие в дискуссиях на таких ресурсах.

Новый метод борьбы с «крамолой» был опробован в ходе спецоперации в Николаеве: с 23 часов 5 августа до 5 часов 8 августа город был закрыт, жителей обязали не покидать дома и не препятствовать поквартирным обходам. Губернатор Николаевской области Виталий Ким призвал население сотрудничать с правоохранительными органами и пообещал выплатить по 100 долларов каждому, кто поможет обнаружить и задержать «российских агентов».

Облавы в Николаеве

С 5 по 8 августа город Николаев был закрыт в рамках спецоперации по борьбе с «российскими агентами». Фото: Evgeniy Maloletka/AP/TASS

В социальных сетях сообщалось, что в результате операции задержано около 400 человек. По данным Ильи Кивы, ссылавшегося на свои источники в правоохранительных органах, было арестовано более 100 жителей Николаева. Среди них много представителей бизнеса и членов запрещённых ОПЗЖ и Партии Шария. Их всех увезли в Киев. Аресты нигде не зарегистрированы и эти люди числятся пропавшими без вести.

По словам губернатора Кима, в ходе операции удалось задержать пять человек, находившихся в розыске, нейтрализовать контору, которая регистрировала фейковые аккаунты, и разобраться с ещё одной группой, которая теперь «не будет нам мешать». При этом, подчеркнул он, «никто никого не расстрелял, русскоязычные не расстреляны». Чей отчёт в большей степени соответствует действительности, покажет расследование, которое наверняка будет проведено после освобождения Николаева. А пока аналогичная спецоперация анонсирована в Харькове.

На Украину надвигается ужас гражданской войны

Продолжающиеся уже восемь лет репрессии против инакомыслящих и «недостаточно лояльных граждан» приучили большую часть населения Украины держать язык за зубами. Но осознать масштабы этого страха достаточно сложно. Только после того как, отчитываясь об итогах операции в Николаеве, губернатор Ким несколько раз повторил, что во время её проведения «никто не был расстрелян», становится понятно, в каком неизбывном ужасе живёт современная Украина.

Обозреватель американского журнала The Federalist Джонатан Тобин утверждает, что «украинцы бегут в Россию и переходят на её сторону из-за репрессий и преследований на родине».

Но в его рассуждениях не отражено, что источником угроз является не только власть, но и такие же украинцы (соседи, бывшие друзья и даже родственники), которые готовы не только убивать «чужих» (донбасских русских и москалей), но и жестоко расправляться с не разделяющими их энтузиазма соотечественниками.

Это значит, что в дополнение к СВО на Украине идёт настоящая гражданская война со спонтанными расправами, известными по событиям 1918–1920 годов. Мотором этого процесса является часть зомбированного пропагандой населения, творящего свои жестокие дела под аплодисменты пассивно одобряющих, многие из которых пока ничего не делают только потому, что им в руки ещё не попало оружие. Эта «народная стихия» может оказаться гораздо страшнее любых спецопераций СБУ, потому что именно она подпитывала тотальный беспредел, который творился на территории современной Украины 100 лет назад, когда именно в этих местах «громыхала Гражданская война – от темна до темна».

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии