Кир Симмонс и Владимир Путин
15.06.2021 Политика

Путин – NBC: каков вопрос, таков ответ

Фото
kremlin.ru

В преддверии переговоров с президентом США Дж.Байденом президент РФ Владимир Путин дал интервью американской телекомпании NBC.  Общее ощущение – невнятность и  вызвана она в значительной степени слабостью интервьюера. Если и Байден подойдёт к встрече на том же уровне, Путин может торжествовать. Стенограмма выложена на официальном сайте Кремля, любой может составить своё мнение, а пока – субъективные заметки по поводу.

NBC явно дала маху, отрядив на беседу с главой Российского государства 49-летнего английского журналиста Кира Симмонса: выглядел он очень импозантно, был, если судить по фрагментам  видео, чрезвычайно серьёзен, но вопросы задавал несерьёзные,  точнее – такие и так, что серьёзно на них можно  было и не отвечать.

Ну, например.

К.Симмонс: Президента Байдена интересует стабильность и предсказуемость. А Вас?

В.Путин: Это самая главная ценность, можно сказать, в международных делах. Если бы нам удалось…

К.Симмонс: Извините, что перебиваю, но он ведь говорил, что это Вы чините нестабильность и это Вы источник как раз таки непредсказуемости.

Ну, что можно ответить на такой наскок? «Он говорит одно, я говорю другое», - сообщил Путин и тут же вывалил на собеседника примеры, когда именно американская администрация подрывала своими действиями стабильность и предсказуемость в международных отношениях, начиная с событий в Ливии в 2011 году, разрушивших это государство, и заканчивая выводом войск США из Афганистана (тут стало окончательно ясно, что российское руководство предпочло бы, чтобы янки остались там) и действий на Ближнем Востоке.  

Ещё вопрос: Что Вы думаете о движении Black Lives Matter?

Такую подачу Путин принял с удовольствием, помня, конечно, что интервью рассчитано на американскую аудиторию: и то, что «это движение было использовано одной из политических сил в ходе предвыборной борьбы» упомянул, и о том, что мы в России ещё с советских времён всегда с пониманием относились к борьбе афроамериканцев за свои права», и на то указал (привет трампистам), что «какими бы благородными целями кто-то ни руководствовался, если это переходит в какие-то крайности, приобретает какие-то элементы экстремизма, мы, конечно, не можем этого приветствовать».

Жгуче интересующая, по мнению людей из NBC, американскую аудиторию тема Навального и боязни Путиным оппозиции. Ответ тоже ожидаем до зубной боли: «кто вам сказал, что нас пугает оппозиция или меня пугает оппозиция? Кто вам это сказал? Вы знаете, это даже смешно». И – а вот вам: «Вы упомянули закон об иностранных агентах. Но это не наше изобретение, это ещё в 30-е годы закон об иностранных агентах был принят в США, и он гораздо более жёсткий, чем у нас, направлен в том числе на предотвращение вмешательства во внутриполитическую жизнь Соединённых Штатов. И в целом, в общем, я считаю, что он оправдан».

К.Симмонс: Но, господин Президент, просто в Америке мы называем то, что Вы сейчас делаете, «а сами-то вы что, на себя посмотрите» ‒ вот так говорят в Америке. Прямой вопрос задам, откровенный.

В.Путин: Дайте мне ответить, Вы же мне задали вопрос. Вам не нравится мой ответ, и Вы меня сразу прерываете. Это некорректно.

Тут слегка заискрило, и после пары вопросов-повторов Симмонс заявил «я думал, что Вы считаете, что страны не должны вмешиваться во внутренние дела других стран и комментировать не должны политику, а Вы опять это делаете сейчас». То есть, по мнению журналиста NBC, упоминание Путиным о законе США об иноагентах есть вмешательство во внутреннюю политику США, так выходит?

Путин резонно замечает: «Вам не нравится мой ответ, Вы не хотите, чтобы мой ответ слышали Ваши зрители, вот в чём проблема. Вы затыкаете мне рот. Разве это свобода выражения собственного мнения? Или это свобода выражения собственного мнения по-американски?» Но отвечает таки:  «когда я говорю об этих законах, о невмешательстве или попытках вмешательства, что я имею в виду применительно к России? Многие структуры так называемого гражданского общества… Почему говорю «так называемого»? Они финансируются из-за рубежа, готовятся соответствующие программы действий, активисты проходят подготовку за рубежом, и когда наши официальные структуры видят это, с целью предотвращения такого вмешательства в наши внутренние дела мы принимаем соответствующие решения и законы, и они мягче, чем ваши».

К.Симмонс: Задам прямой вопрос: Вы приказали его (Навального – Ю.А.) убивать или нет?

Прямой ответ: «Конечно, нет. У нас нет такой привычки кого-то убивать, это первое.

Второе ‒ я хочу Вас спросить: а вы приказали убить женщину, которая вошла в Конгресс и которую застрелил полицейский? А Вы знаете, что у вас 450 человек арестованы после захода в Конгресс? И они пришли не для того, чтобы украсть там компьютер, они пришли с политическими требованиями. 450 человек арестованы, им грозит тюремное заключение от 15 до 25 лет, и они пришли с политическими требованиями. Разве это не преследование за политические взгляды? Некоторых обвиняют в заговоре с целью захвата власти. Некоторых вообще в грабеже обвиняют. Они пришли не грабить.

Люди, о которых Вы упомянули, ‒ да, они осуждены за нарушение режима людей, которые осуждены были условно. Дважды человека осуждали условно. По сути, это просто предупреждали, чтобы не нарушал действующего в России законодательства. Нет, полное игнорирование требований закона. В конце концов суд вынес соответствующее решение, поменяв меру пресечения на содержание под стражей».  

Э… тут уже Путина слегка понесло, достал интервьюер, но президент вырулил:

«Таких вот, я Вам скажу, в год в России тысячи, которые нарушают режим условного содержания, не отмечаются, игнорируют требования закона. Тысячи! И они не имеют никакого отношения к политической деятельности. А если кто-то прикрывается политической деятельностью, для того чтобы решать свои дела, в том числе коммерческие, то соответствующим образом нужно за это ответить». Ну да, Навальный был какое-то время в особо щадящих условиях, но условия изменились и теперь он как все.

Далее последовал уже набивший оскомину вопрос: вас называют убийцей, ну признайтесь, это так?

Что характерно, тут Путин не стал отвечать «нет», как на вопрос, приказывал ли он убить Навального, а предпочёл порассуждать, что ему не привыкать к навешиваемым ярлыкам, а высказывания покойного сенатора Маккейна и действующего президента США Байдена отнёс на счёт «общей американской культуры» жёсткой риторики, после которой, однако, не удержался от шпильки Путин, «следует предложение встретиться и обсудить двусторонние вопросы и вопросы международной политики». Разумеется, «я воспринимаю это как желание к совместной работе. Если это желание серьёзное, мы готовы это поддержать».

К.Симмонс продолжает, а вот Политковская, а вот Литвиненко, а вот Магницкий и Немцов… «Это всё Ваши жертвы».

Ожидаемый ответ: «Вы перечислили много людей, которые действительно пострадали и погибли в разное время по разным причинам от рук разных людей».

Естественно, не мог не прозвучать вопрос о преемнике.  Симмонс поинтересовался, не получится ли так, что когда Путин уйдёт (а чем дольше он не уходит, тем меньше шанс, что найдётся достойный сменщик) всё, им и при нём созданное,  «обрушится в одночасье».

Путин ответил, что не видит для этого никаких оснований (типа, Россия встала с колен и окрепла так, как и мечтать не моглось, когда Путин пришёл к власти), но «если я увижу, что какой-то человек, даже если критически относится к каким-то сферам моей деятельности, но я увижу, что это человек с конструктивными взглядами, человек предан стране, готов положить на алтарь Отечества не просто годы, а всю свою жизнь, как бы он ни относился ко мне лично, я сделаю всё, чтобы такие люди были поддержаны». Не самый хороший пассаж с точки зрения русского языка, что подсказывает некоторое напряжение Владимира Владимировича по этому так или иначе стоящему в повестке дня вопросу, но главное было сказано чётко: «я уверен, что фундаментальные основы российской государственности, российской экономики, политической системы будут такими, что она будет твёрдо стоять на ногах и уверенно смотреть в будущее».

За все время интервью по-настоящему в щекотливой ситуации Путин оказался, пожалуй, только в двух случаях: когда Симмонс спросил, одобряет ли он посадку лайнера Ryanair в Минске и как быть с тем, что китайские власти притесняют национальные меньшинства в Синьцзяне, уйгуров.

Отвечая на первый вопрос, Путин вынужден был сообщить, что «я не то чтобы одобряю и не то чтобы осуждаю» и что у него нет оснований не доверять президенту Лукашенко, а отвечая на уточняющее – что пилота принудили к посадке, -  выдал домашнюю заготовку, против которой Симмонс просто не нашёл, что возразить. «Вы спросите у пилота, - сказал Путин, - тебя принуждали к посадке или нет?..   Почему не спрашиваете-то у него?»

Что касается вопроса о ситуации с уйгурами, то слова Путина, что он «встречался с некоторыми уйгурами», когда был с визитами в Китае и они «в целом приветствуют политику китайских властей на этом направлении», дают, конечно, повод позубоскалить, а части мусульманской уммы России, единоверцев уйгуров, и призадуматься.  Конечно, Путин отметил, что Россия является наблюдателем в Организации Исламская Конференция и «у нас 10 процентов и даже побольше, наверное, ‒ это исламское население», это граждане Российской Федерации, которые «вносят колоссальный вклад в развитие нашей страны», но замечание, что он не будет «разговаривать и выстраивать отношения с этой частью наших граждан со ссылками на ситуацию в Китае, не понимая досконально, что там происходит» оставляет осадок.

Из забавного. Внезапно «прилетело» первому президенту СССР Горбачёву, когда речь зашла о том, обещал Запад  не расширять НАТО на восток или не обещал. Симмонс спросил, где эти обещания записаны, и Путин неожиданно резко, хоть и с улыбочкой, ответил: «Вы молодец! Правильно, обманули дурачка на четыре кулачка ‒ у нас так в народе говорят. Надо всё закреплять на бумаге».

И второй забавный момент: в конце интервью Симмонс поблагодарил Путина за уделённое время, заметив, как бы ненароком, что «мы две недели сидели на карантине». Естественно, информация взорвала соцсети и не без оснований: как же, нас тут призывают вакцинироваться от ковид-19, а глава государства, который провакцинировался, по его собственным словам, не верит, выходит, что вакцина способна защитить от коронавируса?! Или он на самом деле не вакцинировался?  Но и в этом случае не верит, значит, в «Спутник V» и другие вакцины?

Такой неожиданный финал.

Юрий Алаев.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии