12.06.2018 Политика

Ни уму, ни сердцу

В 26-й раз сегодня в стране отмечается главный государственный праздник – День России. Кем отмечается, почему – вопрос открытый не меньше, чем в 1992-м.  Не укоренился день в сердцах и умах дорогих россиян, не воспринимается, как праздник, хоть ты тресни!

Да и с чего бы? Праздник назначили на день, когда (12 июня 1990 года) была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР. Это и тогда воспринималось с горестным недоумением: от кого вдруг стала независимой Россия? От «братских республик», составлявших вместе с Россией Советский Союз? Ну, и что нам с этого – кто из обычных граждан мог сказать, что эти республики, сегодня успешные, как Казахстан, например, или Белоруссия, или выродившиеся в средневековые деспотии (не буду тыкать пальцем) так уж угнетали дорогих россиян? 

Годом спустя после принятия Декларации о независимости президентом России был избран Борис Ельцин. Может, с этим событием должен ассоциироваться День России, избрание Бориса Николаевича будить в сердцах светлые чувства? Нет, не получается, потому что пока одни кричат (всё тише, впрочем), что Ельцин дал России демократические свободы, другие до сих пор помнят, как в один день обнищали на всю оставшуюся жизнь и на своих шкурах чувствуют, что главная данная им свобода – свобода для некоторых разворовывать страну.

Может, провозгласив независимость, Россия на равных вошла в семью народов мира, заняла достойное место в международном разделении труда, сравнялась с мировыми лидерами по уровню здравоохранения, социального обеспечения, стала задавать тон в науке, культуре, сферах высоких технологий (в том, что при СССР называлось «научно-технический прогресс»). Да нет же! – по всем этим показателям мы отстаём и, что печальнее всего, чем дальше, тем больше. И чем дальше – тем меньше у нас реальных союзников и хотя бы номинальных друзей.

В сравнении с 1913-м (пардон, с 1991-м) годом в среднем россияне стали больше потреблять. Об этом говорят витрины супермаркетов, чудовищные автомобильные пробки в Москве и некоторых окрестностях, вал инотуризма (причём Турция по-прежнему создаёт куда более комфортные и выгодные условия для россиян, чем родина с её роскошным природно-климатическим разнообразием),  и это, пожалуй, единственное, что может побудить поднять бокал за День России. (Если не понимать, конечно, что мы проедаем свои недра, обрекая невесть на что следующие поколения.)

В СССР, если отбросить частности, отмечались по-настоящему Новый год, День Победы, «майские» и «октябрьские». Первые два праздника в комментариях не нуждаются, а что касается закавыченных, то Первомай опирался в неравной мере и на революционные традиции (маевки, борьба за 8-часовой рабочий день на Западе) и – на подсознательном уровне -  на античные и даже языческие корни.  Ну то есть вот, - весна, почки набухли, солнышко пригревает, чего не отметить такой день?  День ВОСР (Великой Октябрьской Социалистической революции, расшифрую  для тех, кто не знает что это в силу возраста), 7 ноября, тоже отмечался широко, в том числе и на уровне семей и в дружеских компаниях. Конечно, большинство не думало под оливье о всемирно-историческом значении революции 1917 года (хотя она именно такое значение и имела), но было всё же приятно сознавать, что мы – «первая в мире страна победившего социализма» (тут важно было, что «первая в мире»), что мы в результате революции (так внушала – массированно и разнообразно, даже тонко, порой, пропаганда) победили фашизм, запустили Спутник и первого человека в космос и, разумеется, «…мы делаем ракеты и перекрыли Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей». Юрий Визбор пел это с иронией, но для огромного количества советских граждан тут была чистая правда.  

Что же из всего сказанного следует? По-моему, ответ очевиден: нам нечего пока что особо праздновать, по большому счёту, и лучше бы количество празднований поумерить, а побольше работать. Может быть тогда, в неведомо за каким горизонтом кроющимся будущем, сам собой образуется день, который западёт в народную память как очень необычный и волнующий, как день большого, общего рубежного свершения. И мы будем его отмечать, как День новой России.

Юрий Алаев.

36
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии