07.06.2018 Политика

Почему говядина?

Фото
m.gazeta.ru

Очередная «прямая линия» с президентом России Владимиром Путиным ознаменовалась сенсацией: впервые он не смог ответить на какой-то вопрос, точнее – на вопрос, почему мясо коровы называется говядиной. На все остальные вопросы (более 70) глава государства ответил с лёгкостью, даже излишней, порой.

У сегодняшней «прямой линии» была и ещё одна труднообъяснимая особенность: впервые Путин разговаривал с телеведущими в безлюдной студии, привычных «узнаваемых лиц» заменили члены правительства и губернаторы, присутствовавшие в кадре в режиме видеоконференции и время от времени дополнявшие высказывания самого парой-другой цифр и фактов после ритуального «вы абсолютно правильно сказали, Владимир Владимирович».  Организаторы шоу (ВГТРК) объяснили публике отсутствие гостей  в студии тем, что было решено дать больше времени «голосам с мест», - объяснение абсолютно детское, ведь и в студии раньше задавали вопросы, причем не только медийные персоны, а и специально приглашенные по региональному признаку. Ближе к правде было бы сказать, что решено было дать больше возможности разделить ответственность правительственным чиновникам, а уж если совсем без экивоков, то можно предположить, что массовка в студии Владимиру Владимировичу просто надоела.

И сама «прямая линия» надоела, судя по всему: уже не в первый раз Путин проводит её без присущего ему некогда драйва, ласково улыбаясь чуть ли не каждому вопросу  с мест и легко соглашаясь со многими («вы правы, что я могу сказать?»)

Озвученные вопросы были, в основном, тоже не будоражащие, и довольно резко контрастировали с месседжами, выводимыми на экран из центра обработки информации; порой складывалось ощущение, что у людей, допущенных к микрофону,и тех, кто обращался к главе государства из соцсетей, разная повестка дня и разные жизненные ориентиры.

Тем не менее, даже на некоторые «лояльные», назову их так, вопросы, Владимир Владимирович дал ответы, порождающие – у меня, во всяком случае, - новые вопросы. Пройдёмся, коротко, по некоторым.

Власти не собираются повышать налог на доходы физических лиц или вводить налог с продаж, эти меры признаны нецелесообразными, сказал В.Путин. Но не сказал, как отразится на ценах на потребительские товары очередная «тонкая настройка» налоговой системы, призванная, в том числе, помочь найти 8 трлн. рублей для заявленного в майском указе президента 2018 года «рывка»;

Путин сообщил, что практика введения дифференцированной шкалы НДФЛ показывает, что эта мера неэффективна.  О какой практике он говорил, - загадка: в огромном числе государств прогрессивная шкала НДФЛ работает давно и успешно. Но в России, конечно, всё по-другому: во-первых, как можно покуситься на личные кошельки богатеев, а во-вторых, «прогрессивка» требует, конечно, точного и жёсткого администрирования налогов, а это для спецов текущего уровня непосильно и тошно.

О проблемах с зарубежными активами российских магнатов. Президент довольно долго рассказывал, как олигархов спасали в кризис 2008-2012 годов, о том, что надо бы им вернуть свои капиталы в Россию и зарабатывать тут, развивая страну, но не стал развивать мысль. А мысль очевидна: как бы там наши магнаты ни  получили свои богатства, очевидно, что они не придурки, способные только своровать и смошенничать, и очень внимательно смотрят, где их инвестиции гарантированно окупятся. И они видят, что в России нет проектов, в которые можно вкладываться – кроме нефтегазового сектора. А проекты, в условиях огосударствленной экономики России, должно предлагать государство, - стимулируя набором преференций, в том числе фискальных. Результат: абрамовичи и прочие мильнеры активно вкладываются в хай-теки на Западе.

В связи с этим очень актуально прозвучал вопрос о том, что после ВОВ в СССР было построено 9 тысяч заводов, а сейчас, мол, почему  не строится, многим же негде работать? Ответ поразительный своей детской чистотой: они же все устарели ещё в советское время, отсюда, кстати, и диспропорции, возникшие в нашей экономике. То есть, если бы советские не устарели, то всё было бы в порядке с нашей экономикой? О том, почему не строятся новые предприятия – ни слова.

Вдруг прозвучала подзабытая уже тема: из многих регионов поступают жалобы на задержки с выплатой зарплатой. Развития не получила.

Вопрос встык от учителя:  перед выборами зарплату подняли, а с апреля вернули на прежний уровень; это было разовое повышение или как? Ответ – как обухом по голове: то, что вы говорите, это связано с началом нового финансового года. До сих пор считалось, что в России финансовый год совпадает с календарным. Правда,  для сельхозпредприятий он исчисляется с 1 июля, но учителя и другие бюджетники тут причём?

О росте цен на бензин. Причина, по словам президента, в том, что были созданы условия, при которых экспорт нефти даёт куда больший профит, чем переработка на территории России (которая, если верить спецам из Роснефти, вообще убыточна сегодня). То есть речь идёт о так называемом «бюджетном маневре». Но маневр этот, не сумев просчитать последствия ровно на два шага вперёд (рост социальной напряженности, инфляции) совершило новое - «оптимальное», по словам Путина, правительство. И какую-такую прорывную стратегию это правительство в состоянии разработать и реализовать?

О «дальневосточном гектаре». Абсолютно проигнорировал замечание волонтёра, что участки выделяются в глухомани, куда добраться физически очень трудно, вообще без инфраструктуры. Не поверил, что лучшие участки разобраны тамошними чиновниками. Ну что, президенту лучше знать, конечно, чем каким-то там дальневосточникам, не бывает у нас такого, что лучшие куски достаются чиновникам и избранным «бизнесменам».

О ВСМ Москва – Казань. Суть ответа: торгуемся с китайцами, надеемся уговорить.

Очень толковый вопрос задал писатель Шаргунов: как можно приравнивать к экстремизму и привлекать к суду сетевое сообщество, трактующее ответственность власти? Должна же власть за что-то отвечать? Президент даже формально не стал соглашаться, в очередной раз рассказав, что главное для нас – безопасность граждан, а с экстремизмом надо бороться. 

Ещё одна тема из разряда «молодежных»: довольно странный вопрос, признают ли блогерство профессией и - второй - как нам в России быть с криптовалютами. По криптовалютам явно был готов, с удовольствием ввернул насчёт «майнинга».

Ожидаемо оживился, когда дошло до внешних дел. Отвечая на вопрос, когда будет выведен российский воинский контингент из Сирии, просто и внятно (думаю, западники не удержатся и используют определение «цинично») сказал, что это бесценный опыт для совершенствования ВС, оборонного комплекса, что присутствие там отвечает экономическим интересам РФ. Между делом – о том, что мы, конечно, никогда не забудем «наших товарищей», погибших там.

О новейших системах вооружений: всё есть на самом деле, рассказал с удовольствием, с подробностями.

Пригрозил «катастрофическими последствиями для украинской государственности в целом» в случае обострения ситуации на Донбассе во время ЧМ по футболу.

Думаю, эта тема будет в топах новостей мировых СМИ сегодня.

Да, и о говядине: ни сам Владимир Владимирович, ни аграрный вице-премьер Гордеев не смогли ответить на вопрос, почему мясо коровы называют говядиной.  Думаю, руководство ВГТРК и пресс-служба президента потирали руки, - какой оживляж придумали, класс! Молодцы, слов нет. 

(Для любознательных, но ленивых: «говядина» произошло от древнерусского «говядо», что означает «крупный рогатый скот». Между прочим, вполне созвучно английскому cow.)

Юрий Алаев.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии