05.12.2021 Политика

Как фабриковался «рашагейт» против Трампа

Фото
Shutterstock

Пока мы тут гадаем, нападёт ли Россия на Украину или это провокация, исходящая из США, в самих Штатах разгорается скандал в связи с расследованием спецпрокурором Даремом дела «демократы против демократии» - о заговоре Хиллари Клинтон и ее штаба против Трампа в 2016 году. По делу, как сообщает автор The Nation Барри Мейер (Barry Meier), проходят уже десятки людей, и чем дальше, тем больше уверенности, что заокеанские «ребята» способны на любую провокацию.

Благодаря недавним обвинениям и продолжающимся судебным процессам по поводу фальсификации связей Трампа с Москвой, теперь мы можем видеть, как ловко втянули в это скандальное дело американские СМИ, и кто это сделал.

Обвинения, выдвинутые в ноябре в отношении Игоря Данченко — бывшего агента британских спецслужб, которого использовал экс-шпион МИ-6 Кристофер Стил в целях сбора информации для его скандально известного досье о предполагаемых связях Дональда Трампа с Россией, страшно ударили по американским СМИ. The Washington Post удалила значительную часть статей, опубликованных газетой на основе информации, предоставленной Стилу Данченко, и разместила по ним комментарий редакции, в котором говорилось, что газета больше не может отвечать за их правдивость. The Post также внесла поправки в несколько других статей, относящихся к «досье Стила».

В обвинительном заключении спецпрокурор Джон Дарем, разбирающийся с историей расследования ФБР в отношении «рашагейта» против Трампа, обвинил Данченко во лжи Федеральному бюро расследований о своей работе над досье и в фабрикации информации для досье Стила, которая затем цитировалась в сообщениях прессы. Данченко, бывший аналитик Брукингского института, отвергает эти обвинения.

Таким образом, вслед за первыми целями — шпионами и юристами — еще один потенциально очень опасный снаряд разоблачения летит теперь в америанские СМИ — на этот раз с другой стороны версии воображаемого сговора между предвыборной кампанией Трампа и Кремлем. Этот любопытный эпизод, известный как «пинг-история Альфа-банка», основан на утверждении, что компьютерные серверы, принадлежащие Альфа-банку, крупному российскому финансовому учреждению, использовались для секретной связи с Trump Organization (The Trump Organization — основная компания Дональда Трампа, который являлся генеральным директором компании до 2017 года. Компания контролирует такие сферы бизнеса Трампа, как недвижимость, отели, гольф-клубы и т. д. — прим. ИноСМИ).

Эту историю под названием «пингинг» («пинг» — это промежуток времени, за который пакет, отосланный с вашего компьютера, проходит через сеть до другого компьютера или сервера и возвращается обратно. Пингинг, пингование, пинг-тестирование — технологии сокращения «пинга» или его проверки — прим. ИноСМИ) рассказали журналистам те же люди, которые занимались «пропихиванием» в СМИ досье Стила, в том числе консалтинговая фирма Fusion GPS, которая наняла Стила от имени избирательной кампании Хиллари Клинтон, чтобы «накопать» в России компромат на Трампа. Теперь информация и документы, которые стали известны благодаря расследованию Дарема и судебным искам, поданным Альфа-банком против Fusion GPS и других фигурантов, дают гораздо более четкое представление о том, как работала эта фальшивая схема.

Новые разоблачения в расследовании дают основания предполагать, что Гленн Симпсон и Питер Фрич, два бывших репортера Wall Street Journal, стоявших за созданием компании Fusion GPS, использовали одну и ту же стратегию, чтобы опубликовать и досье Стила, и историю с «секретной связью» Альфа-банка с Трампом. Наряду с другими фигурантами, они одновременно направили информацию о предполагаемом сговоре Трампа с Россией журналистам, ФБР и законодателям в Конгрессе, а затем сообщили репортерам, что правительственные органы «расследуют» этот вопрос. Результатом стала петля «обратной связи», которая убедила журналистов, по веским причинам ненавидевшим Трампа, в том, что они все делают правильно.

Распутывание этих историй обострило и без того негативный общественный настрой по отношению к выборам 2016 года. Эти разоблачения не только в корне подорвали доверие к СМИ, но и позволили комментаторам как справа, так и слева изменить весь взгляд на дело «рашагейта», утверждая, что выводы Роберта Мюллера и двухпартийной комиссии Сената, в которых Москва обвинялась в попытках вмешаться в эти выборы, были основаны на дезинформации.

Некоторые поспешили отмести результаты расследования Дарема и судебные иски Альфа-банка как политическую месть или вендетту — и для этого есть вполне понятные причины. Дарем, хотя и был ранее широко известен своим успешным судебным преследованием бостонского мафиози Джеймса «Уайти» Балджера (дело о коррупции в ФБР), был назначен на свою нынешнюю должность генеральным прокурором Уильямом Барром еще при Трампе. А бывший президент банка Петр Авен входит в группу олигархов, близких к Владимиру Путину, и сам был допрошен в ходе расследования Мюллера.

Тем временем Альфа-банк подал так называемые судебные иски "John Doe", утверждая, что неизвестные хакеры «подделали» или искусственно создали данные «пингинга» — тестирования интернет-связи (или эхо-запросов), чтобы нанести ущерб репутации банка. Эта история имеет весьма запутанный и даже конспирологический характер, но она дала Альфа-банку и стоящим за ним олигархам с большими кошельками юридический инструмент для очернения десятков людей, причастных к этому эпизоду.

В отличие от ныне ставящегося под сомнение вклада Данченко в досье Стила, летом 2016 года якобы имелись надежные данные, что два сервера, связанные с Альфа-банком, и еще один, связанный с Trump Organization, активно «пинговали» или пытались установить связь друг с другом. Это явление было обнаружено интернет-экспертами, которые, встревоженные предполагаемой тогда ролью Кремля во взломе электронной почты кампании Хиллари Клинтон, тщательно изучили журналы так называемых DNS-поисков (массивные базы данных, в которых записываются взаимодействия компьютерных сетей) на предмет признаков российского кибервмешательства.

Но и сегодня, то есть пять лет спустя, не появилось никаких доказательств того, что это «пингование» носило какой-либо злонамеренный характер. Некоторые эксперты вообще долгое время считали, что это был просто обмен маркетинговым спамом или цифровым «белым шумом». Но тогда в 2016 году интернет-специалисты, обнаружившие «пингинг», заподозрили, что он может сигнализировать о тайных каналах связи между Кремлем и предвыборной кампанией Трампа.

И досье Стила, и история с «пингованием» начали обретать форму в середине 2016 года, вскоре после того, как компания Fusion GPS была нанята юридической фирмой ​​Perkins Coie, которая работала на предвыборную кампанию Хиллари Клинтон. В июне того же года Fusion наняла Стила, который и отправил Данченко в Россию. Месяц спустя, в июле, с Майклом Сассманном, юристом Perkins Coie, специализирующимся на кибербезопасности, связался клиент Родни Иоффе по поводу проблемы с «пингингом».

Согласно обвинительному заключению, предъявленному Сассманну, этот Иоффе, являвшийся руководителем одной крупной IT-компании, имел связи с экспертами, обнаружившими признаки подозрительной связи между Альфа-банком и Трампом. Все эти люди могли тогда же немедленно сообщить об этом ФБР, но не сделали этого, о чем Сассманн теперь якобы может только сожалеть.

Вместо этого, в то время как Иоффе и другие эксперты продолжали исследовать эти странные явления с эхо-запросами, сама история с «пинг-тестированием» независимо вошла в досье Стила как часть материалов, предполагающих наличие тайных связей между Трампом и Москвой. Летом 2016 года Сассманн и Марк Элиас, юрист Perkins Coie, занимавшийся предвыборной кампанией Хиллари Клинтон, встретились с сотрудниками Fusion GPS, что отражено в недавних показаниях сотрудницы Fusion Лоры Сиго, упомянутых в иске Альфа-банка. По свидетельству Сиго, Иоффе также участвовал во встрече, на которой присутствовали и она, и основатель Fusion GPS Фрич.

В августе Сассманн отдельно встретился с Симпсоном (WSJ) и Стилом, чтобы проинформировать их о подозрениях в связи с эхо-запросами. Впоследствии, согласно более поздним показаниям бывшего британского шпиона Стила в суде в Лондоне, Симпсон просто поручил ему «откопать» информацию о связях Альфа-банка с Путиным. (В записке, которую Стил подготовил об Альфа-банке в 2016 году, история с «пинг-тестированием» не упоминается. Однако она стала основанием для иска, поданного в 2017 году двумя владельцами банка против Fusion GPS и Симпсона, который все еще продолжается. И фирма Fusion GPS, и Симпсон, естественно, отклонили все обвинения в совершении правонарушения.

Это было в конце августа 2016 года, когда была предпринята первая попытка вбросить эту историю в СМИ. Эрик Лихтблау, репортер по вопросам национальной безопасности в The New York Times, который был среди журналистов, приглашенных Симпсоном на неофициальный брифинг со Стилом, в том же месяце отправил Сассманну электронное письмо. В нем он упомянул о связанном с Кремлем взломе серверов кампании Хиллари Клинтон.

«Я так понимаю, что русские занимаются хакерством, — написал Лихтблау юристу. — Есть ли здесь какие новости?» Согласно электронным письмам, процитированным в обвинительном заключении Сассманна, адвокат ответил: «Осторожнее с сообщениями!.. Вы можете встретиться со мной в четверг или пятницу?»

Лихтблау не терпелось выложить эту историю в газете, но некоторые из его коллег по Times были настроены скептически. Связанные с ней технические проблемы были практически непонятны неспециалистам и было неясно, связано ли «пинг-тестирование» с каким-либо реальными обменами информацией. Однако с учетом приближения дня выборов усилия по продвижению этой истории до ФБР и средств массовой информации были активизированы.

В середине сентября Сассманн встретился с главным юрисконсультом ФБР Джеймсом Бейкером, чтобы предупредить его об имеющихся подозрениях и сообщить, что СМИ работают над материалами об этом. Дарем в ходе расследования обвинил Сассманна в том, что во время той встречи с Бейкером он сделал ложное заявление, сказав Бейкеру, что не представляет интересы какого-либо конкретного клиента. Однако, как утверждает Дарем, записи Перкинса Кои, владельца компании ​​Perkins Coie, показали, что Сассман выставлял счета за свое рабочее время предвыборному штабу Хиллари Клинтон. Сам Сассманн не признал себя виновным в обмане.

Тем временем консалтинговая компания Fusion GPS продолжала пытаться вызвать интерес СМИ к делу о связях Трампа с Москвой. Хотя некоторые из этих попыток уже всплыли на поверхность, электронные письма, которые теперь появляются в ходе судебных исков Альфа-банка, раскрывают широкий характер развернутой фирмой Fusion GPS кампании по поиску дискредитирующих Трампа материалов, а также то явное давление и даже принуждение в этом направлении, которое ее сотрудники и контрагенты ощущали на себе.

«Сделайте вы наконец эту долбаную историю о секретных связях Трампа с Альфа-банком! — написал Фрич репортеру Reuters Марку Хозенбаллу в середине октября 2016 года. — Это чрезвычайно важно. Забудьте об этих интермедиях с wikileaks». Фрич также сказал репортеру канала ABC News Мэтью Моску в электронном письме: «Парень, поверь, это отличный материал!». Тогда ни агентство Reuters, ни канал ABC не вынесли эту историю на публику, но вскоре Fusion GPS нашла того, кто мог бы это сделать. В октябре того же года, согласно недавним показаниям Сиго, она, Фрич и еще один сотрудник фирмы пришли к Франклину Фоеру, тогда работавшему на Slate (крупное американское интернет-издание, освещающее текущие события, новости политики и культуры — прим. ИноСМИ), в его дом в окрестностях Вашингтона, чтобы проинформировать его о данных, свидетельствующих о связях между серверами Альфа-банка и Трампа.

«Мои редакторы очень взволнованы этой статьей, — написал Фоер Фричу по электронной почте. — Мы оказались в авангарде истории с «рашагейтом», и они хотят продолжать активно ее продвигать. Они не могут понять робости Times. Мы знаем, что нам нужно действовать быстро. Все, что вы могли бы сделать, чтобы связать меня с вашими людьми, очень помогло бы. Это важная тема. Одна из самых масштабных сейчас».

С приближением выборов Fusion GPS активизировала свои усилия по популяризации досье Стила, раздавая копии доклада бывшего британского шпиона доверенным журналистам и одному сподвижнику Джона Маккейна, покойного сенатора, который организовал представление досье директору ФБР Джеймсу Коми. А 30 октября Фрич переслал Фоеру твит Сэма Стейна, тогдашнего ответственного сотрудника издания HuffPost, в котором утверждалось, что Коми обладает «взрывоопасной информацией» о связях Трампа с Россией. «Надо спешить», — сказал Фрич Фоеру.

То, что сделал Фоер, противоречит редакторской практике и журналистской этике. Репортеры, как правило, пропускают сомнительные части своей информации через надежные источники, чтобы проверить ее точность. И большинство журналистов никогда бы не сделали того, что Фрич сделал в отношении Фоера: предоставил уже готовый вариант статьи.

На следующий день после публикации статьи Фоер написал в Твиттере: «Я только что написал в Slate: у Дональда Трампа есть секретный сервер…. Он соединен с Москвой». Материал, который на самом деле был более чем двусмысленным в своих выводах, был растиражирован Сассманном и предвыборным штабом Клинтон.

Фоер, который сейчас работает в The Atlantic, не ответил на письменные вопросы The Nation. Но недавно он объяснил в твите Эрику Вэмплу, обозревателю The Washington Post, что отправлял статью Фричу, чтобы перепроверить точность технической терминологии. Как бы то ни было, его радость по поводу публикации статьи быстро испарилась, когда он очень скоро был вынужден написать опровержение после того, как некоторые интернет-эксперты заявили, что у «пинг-тестирования» и эхо-запросов имеются абсолютно невинные технические предназначения.

После публикации в Slate история об эхо-запросах быстро сошла на нет. Но, как и досье Стила, она будет с шумом возвращаться после избрания Трампа, и именно тогда на сцене появится новый интересный персонаж.

Дэниел Джонс был бывшим сотрудником аппарата Сената, более всего известным своей беспощадной борьбой с ЦРУ из-за пыток подозреваемых в терроризме. (В фильме «Отчет о пытках» Джонс был сыгран актером Адамом Драйвером). Журналисты и активисты долгое время считали Джонса типичным «хорошим парнем» — человеком, который отказывался отступать, когда ему бросали вызов сильные мира сего. Но его увлечение «пинг»-историей и компанией Fusion GPS является поучительным рассказом о том, что может случиться с каждым, кто рискнет окунуться в информационное болото Вашингтона, соблазненный прибылью, которую это болото сулит.

Джонс присоединился к Симпсону и Фричу в начале 2017 года, когда компания Fusion GPS столкнулась с финансовыми проблемами. С победой Трампа работа фирмы на Демократическую партию закончилась, и ей потребовался новый источник финансирования для продолжения расследования связи между новым президентом и вмешательством России в американские выборы. Симпсон и Фрич пришли к идее создания некоммерческой организации, которая, в отличие от Fusion GPS, могла бы принимать средства от богатых доноров, напуганных перспективами, связанными с президентством Трампа.

Первоначально Симпсон и Фрич обратились к одному журналисту с предложением возглавить группу, которая называлась Проект «Целостность демократии» (Democracy Integrity). Позже этот человек сказал мне, что он отверг эту идею, потому что организация была так называемой группой «темных денег» или группой, созданной в соответствии с правилами IRS (Налоговая служба США Internal Revenue Service — Прим. ИноСМИ), которые позволяли ей не раскрывать данные о своих спонсорах. Но в январе 2017 года Джонс все же встретился с Симпсоном и согласился занять пост главы группы, и вскоре он, Симпсон и Фрич взялись за сбор средств на ее деятельность.

По данным IRS, в первый год своей работы «Целостность демократии» получила более 7 миллионов долларов пожертвований, из которых около половины, или около 3,3 миллиона долларов, было выплачено в виде гонораров за исследования организациям, связанным с Fusion GPS. Одна компания, в которой участвовал Стил, получила от группы 252 000 долларов — что примерно вдвое больше, чем ему заплатили во время выборов 2016 года, а сам Джонс заработал 381 000 долларов в тот первый год в качестве исполнительного директора «Целостности демократии». (В 2018 году Джонс получил общую зарплату в размере 457 500 долларов от этого проекта и основанной им в том же году дочерней некоммерческой организации под названием Advance Democracy, которая, как показывают данные налоговой службы, также использовала Fusion GPS в качестве подрядчика).

В начале 2017 года, примерно в то время, когда был создан проект «Демократия целостности», досье Стила и «пинг»-история получили вторую жизнь. Вскоре после того, как Buzzfeed (новостная интернет медиа-компания, основанная в 2006 году в Нью-Йорке — Прим. ИноСМИ) опубликовала досье Стила, начали появляться статьи, в которых утверждалось, что агент по недвижимости по имени Сергей Миллиан был изначальным источником самых взрывоопасных сведений, содержащихся в досье. Некоторые журналисты позже сказали мне, что об этом им говорил Симпсон. Однако недавно спецпрокурор Дарем обвинил никого иного, как Игоря Данченко, подручного Стила, в фабрикации этой информации.

Тем временем сотрудник сенатского комитета по вооруженным силам от Демократической партии связался с Джонсом, сказал ему, что комиссия проверяет данные по «пинг»-истории Альфа-банка, и попросил выступить в качестве консультанта. В своих показаниях по иску Альфа-банка Джонс заявил, что знал этого человека, Кирка МакКоннелла, еще когда состоял штате аппарата Сената. Хотя Джонс свидетельствовал, что изначально он не знал, кто обратил внимание сенатского комитета на вопрос о «пинге», позже он выяснил, что это были Иоффе и Сассманн — два человека, ранее участвовавшие в создании «пинг»- истории и организации ее продвижения во Fusion GPS.

Джонс также свидетельствовал, что он согласился с предложением Сената, потому что полагал, что ФБР и другие правительственные органы не смогли должным образом расследовать инцидент с «пингингом» Альфа-банка. Он собрал команду интернет-экспертов в рамках проекта «Целостность демократии», которые подготовили свой отчет в октябре 2018 года. Хотя они пришли к выводу, что сами эхо-запросы не содержат скрытых зашифрованных сообщений, их отчет оспаривает выводы ФБР и Альфа-банка о том, что это «пингование» было совершенно безобидным. Отчет также содержал 200-страничное приложение от Fusion GPS, в котором подробно описывались противоречия между олигархами, стоящими за Альфа-банком, и их связи с Кремлем.

Отвечая на вопросы юристов Альфа-банка, Джонс сказал, что не знает, какая часть из 3,3 миллиона долларов, уплаченных Fusion GPS в 2017 году в рамках проекта «Целостность демократии», связана с этим отчетом, платеж по которому входил в годовой контракт. Но он настаивал на том, что Симпсон и Фрич не повлияли на его доклад в Сенате.

«Мы отгородили Fusion от нашего обзора по серверу Альфа-банка», — заявил он. Джонс не ответил на вопросы The Nation, отправленные ему и его адвокату, о том, что он сказал комитету Сената, (если вообще что-либо говорил), о роли Fusion GPS в проекте «Целостность демократии» или его деятельности с Симпсоном и Фричем по сбору средств для проекта. Но похоже, что Джонс рассказывал СМИ об этой истории в то же самое время, когда консультировал комитет Сената.

Один репортер New York Times сказал мне, что в 2018 году Джонс встретился с сотрудниками офиса газеты в Вашингтоне и призвал их по-новому взглянуть на эту историю. Они отказались, но вскоре он нашел человека, которого это заинтересовало, Декстера Филкинса, уважаемого бывшего военного корреспондента Times, тогда работавшего уже в газете The New Yorker.

В октябре 2018 года, в том же месяце, когда Джонс представил черновик своего доклада в Сенат, The New Yorker опубликовал обширную статью Филкинса о «пинг»-истории с Альфа-банком. Он потратил месяцы на публикацию статьи, процитировал в ней Джонса и описал, как он брал интервью у экспертов, которых Джонс собрал для анализа данных.

Филкинс не назвал этих экспертов по именам, мотивируя это опасениями за их безопасность, а назвал их псевдонимами. (Согласно показаниям Джонса по делу Альфа-банка, одним из этих экспертов, которого в статье называют «Макс», был Родни Иоффе). Филкинс не смог доказать в своей статье, что серверы Альфа-банка и Трампа обменивались данными, но выводы были аналогичны тем, которые содержались в докладе Джонса: а именно, что пояснения по абсолютной «невинности» «пинг»-истории, предложенные Альфа-банком, якобы не вполне логичны.

Статью Филкинса приветствовали многие из тех же журналистов и обозревателей, которые поддержали досье Стила и более раннюю статью Фоера. «Какие еще доказательства вам нужны?!, — спросила Криса Хейса из канала MSNBC Наташа Бертран, тогдашний репортер The Atlantic. — Все ведь совершенно очевидно».

Тем не менее, статья в New Yorker была примечательна тем, что в ней ни словом не упоминались деловые и финансовые связи между Джонсом, проектом «Целостность демократии» и компанией Fusion GPS. В начале 2018 года, за несколько месяцев до публикации статьи, правые издания начали раскрывать эти связи, но СМИ мейнстрима не заинтересовались ими вплоть до гораздо более поздних времен. Филкинс сказал в ответ на вопросы The Nation, что ему ничего не известно о финансовых связях между Джонсом и Fusion GPS. В своих показаниях Лаура Сиго, эксперт из Fusion, рассказывала, что встречалась с Филкинсом, когда он писал свою статью в New Yorker.

«Я не знал, что группа Дэна Джонса платит Fusion», — написал Филкинс мне по электронной почте. «Но я не могу себе представить, что это как-то изменило бы дело. Я просто пытался докопаться до данных о связях между компьютерными сетями».

Его статья об этой «пинг»-истории, как и статья Фоера, просуществовала с медиа-пространстве недолго.

Вскоре после того, как она появилась в прессе, Мюллер, давая показания перед Конгрессом о своем расследовании «рашагейта», осудил «пинг»-историю, заявив: «Я считаю, что на данный момент все это неправда». Последующий отчет Майкла Горовица, генерального инспектора Министерства юстиции, показал, что сотрудники ФБР также исключили вероятность того, что серверы Альфа-банка и Трампа осуществляли тайную связь. В прошлом году Филкинс опубликовал еще одну статью об истории с «пингом», поскольку судебные тяжбы по ней нарастали.

На сегодняшний день до сих пор нет окончательных выводов о том, что именно вызвало к жизни всю эту «пинг»-историю. Те, кто полагал, что это может быть секретный канал связи, возможно, просто ошибались. Между тем, Дэн Джонс недавно подал в суд на Альфа-банк, обвинив его в стремлении нарушить соглашение о конфиденциальности, которое он заключил в рамках судебных процессов «John Doe» против него и проекта «Целостность демократии.

Но по мере того, как разворачиваются расследование Дарема и судебные иски с участием Альфа-банка и его основателей, в них начинает прослеживаться связь между компанией Fusion GPS и сообщениями СМИ о досье Стила и инциденте с „пинг"-историей.

В своей книге-бестселлере о досье Стила „Преступление продолжается" (Crime in Progress) Симпсон и Фрич назвали Тома Гамбургера из Washington Post одним из самых „опытных" журналистов столицы. „Мы полностью ему доверяли", — писали они о Гамбургере, который когда-то работал в The Wall Street Journal.

Теперь Гамбургер может, наверное, только пожелать, что он не был более рассудительным. Согласно сообщению, приведенному в показаниях Лоры Сиго, в октябре 2016 года, незадолго до того, как была опубликована статья Франклина Фоера, Фрич отправил электронное письмо Гамбургеру. „Не для протокола! — написал Фрич. — Важная история об Альфа-банке должна завершиться сегодня днем. Правительство США расследует эту историю. Для вашего сведения: если вы хотите продолжить публикации, то можете попасть под правительственную кампанию».

И тогда Гамбургер не стал больше писать об Альфа-банке. Но его подписи были на двух статьях, которые указывали на Миллиана как на ключевой источник досье Стила, что The Washigton Post был вынужден дезавуировать после предъявления обвинения Игорю Данченко. В своих показаниях Сиго описала Гамбургера как частого посетителя офиса Fusion GPS. Журналист не ответил на вопросы The Nation. Но пресс-секретарь Washington Post заявила, что он и другой репортер газеты, Розалинд Хелдерман, «были первыми обвинены» в процесс исправлении статей, которые они написали о Сергее Миллиане. Кроме того, все еще закрытый журнал электронных писем Fusion GPS, который является частью иска, поданного основателями Альфа-банка против фирмы и Симпсона, может стать тем Розеттским камнем, который, после полной расшифровки многое расскажет как о компании Fusion GPS, так и о журналистах, которые с ней были связаны.

То, что в настоящее время было обнародовано из журнала, раскрывает только темы писем, а также данные об их отправителях и получателях. Но наряду с одним сообщением с темой «История с Альфа-банком», в других электронных письмах в журнале указаны темы, которые, по-видимому, имеют отношение к встрече Стила с доверенными журналистами в гостинице Tabard Inn, статье Фоера об Альфа-банке и статье Лэвида Корна в журнале Mother Jones, для которой Стил служил неназванным источником.

Среди журналистов наверняка появится еще больше красных от стыда лиц, но не в этом суть. Репортеры получают информацию от самых разных людей. Тем не менее, журналисты, связанные с «пинг»-историей, слишком долго и слишком охотно скрывали в статьях роль своих частных источников и наемных «шпионов» в обмен на получение «сенсаций». Как показывают недавние события, американским СМИ, видимо, придется в корне пересмотреть такое положение дел.

Что касается Симпсона и Фрича, то их друзья говорят, что они горячо верили, что Трамп действительно представляет собой угрозу — и что бывший президент, который пытался оспорить результаты выборов 2020 года, продолжает ее представлять. Fusion GPS рекламировала себя, подчеркивая свои особые отношения с журналистами, а два бывших репортера и их фирма продвинули в СМИ миллионы статей. (Раскрытие информации: в 2016 году я обращался за помощью в Fusion GPS в ходе поиска труднодоступных материалов одного судебного процесса, но никогда не писал никаких статей, которые эта фирма продавала.)

Ранее в этом году Симпсон и Фрич, очевидно надеясь перевернуть страницу своей истории, незаметно основали новую компанию под названием Open Source Research. В своих показаниях Сиго сказала, что теперь она работает с Open Source, а не с Fusion GPS.

Но, как и Кристофер Стил, два бывших журналиста вряд ли в ближайшее время смогут освободиться от висящего на них своего «наследия». Когда мы спросили Фрича, почему он и Симпсон создали новую фирму, он преуменьшил значение этого шага, заявив в электронном письме, что они часто создавали новые организации по профессиональным или личным причинам.

«Компания Fusion GPS жива и здорова и будет продолжать свою важную работу еще долгие годы», — написал он.

Перевод ИноСМИ.

На снимке: Барак Обама и Хиллари Клинтон – сладкая парочка.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии