14.06.2022 Общество

Смена власти как проклятие России

Фото
соцсети

Публицист Дмитрий Ольшанский в блоге на «Октагоне» - о том, почему Россию уже несколько столетий преследует рок смены власти: власть меняется – и всё изменяется. Ну, как в популярной некогда песенке – «а в октябре его маленечко того, и тут всю правду мы узнали про него».

Западный мир, этот великий завод по производству политических иллюзий, уже лет двести с лишним как создал уникальную машину непрерывных перемен в кабинетах и на должностях, но перемены эти вовсе не трогают своим мельтешением чего-то самого главного, что есть в американском, британском или французском государстве. Улыбчивые господа, произносящие на камеру скучные или увлекательные речи, исчезают и появляются каждые несколько лет, но вокруг них всё по-прежнему, а если и по-другому, то – эти изменения совершаются постепенно, а не из-за того, что Смит ушёл, а Джонс выиграл выборы.

У нас не так.

После смерти Петра Великого власть в Российской империи укатилась куда-то в руки сомнительных цариц, иностранцев-проходимцев и воров-фаворитов на полтора десятка лет, и даже Петербург чуть не оказался заброшен.

После Елизаветы Петровны её крайне неоднозначный наследник взял, да и подарил Фридриху русскую победу в Семилетней войне, зачеркнув все выигранные битвы, подвиги и взятые города, включая и сам Берлин.

Как воцарение, так и гибель Павла Первого разворачивали Россию полностью – и только из-за того, что оба события случились на слишком коротком отрезке времени, эти повороты выглядят в нашей истории скорее анекдотическими, чем трагическими.

Финал царствования Александра Первого обернулся восстанием декабристов, Николая Павловича – признанием поражения в Крымской войне, Александра Освободителя – резким прощанием с парламентскими проектами и прогрессивными, как считают либеральные историки, реформами, и только смена Александра Третьего на его сына – прошла как будто бы мирно и оказалась большой драмой только в тот момент, когда от престола отрёкся его сын, породив тем самым драму уже грандиозную, самую, может быть, грандиозную из всех, и на её страшном революционном фоне иначе высветилась и преждевременная смерть сильного царя.

Бегство Керенского сначала из Зимнего, а потом из Гатчинского дворца – обрушило уже не монархию, но весь прежний мир. Смерть Ленина и драка за власть вождей из политбюро опрокинули советскую Россию из мрачноватого, но всё же умеренного нэпа – в сталинскую тьму. В свою очередь, сталинский «чейн-стокс» в марте 53-го – вот уж в кои-то веки положительная перемена – освободил страну, но безусловно доказал всё ту же зависимость всего устройства огромной империи от фамилии первого лица. Многое изменило и свержение Хрущёва, а уж события марта 85-го и декабря 99-го нет смысла пересказывать, их пока что все помнят.

Так что можно с нехорошей уверенностью сказать: у нас нет политики, которая жила бы своей жизнью – меняясь, но сохраняясь, – безотносительно Кремля и трона, жила бы так, как это принято в коридорах какого-нибудь Госдепартамента или Пентагона, где смена президентов, конечно, сказывается на происходящем, но сами президенты намного чаще оглядываются на те десятилетиями, а то и столетиями неизменные принципы, что утверждены в этих коридорах. В каком году Америка «арендовала» военную базу Гуантанамо на Кубе? В 1903-м. И, кажется, ещё Обама хотел закрыть её, но – что-то мешает.

А вот в России – при условии смены власти – можно закрыть что угодно. И, самое главное, можно «закрыть» и саму Россию. Как это бывает, мы знаем.

Вот оно, главное опасение каждого патриота.

Какими бы ни были наши достижения, куда бы ни доходили наши войска, какие бы мосты, дороги, ракеты – ну, пофантазируем о самом лучшем, – ни были созданы, а земли – присоединены, а города – благоустроены, – всё может закончиться очень быстро и совершенно бесславно, если какое-нибудь новое начальство выберет себе дорогу Михаила Сергеевича с Борисом Николаевичем. И не нужно думать, что если этой дорогой уже хаживали в никуда, – этот пример остановит. Тут как в фильме ужасов: человек всё понимает, но почему-то всё равно отправляется в одиночестве куда-то вниз по лестнице, в тёмный подвал, где его ждёт зловещий призрак, а в нашем случае – распад и конец государства, сдача и позор.

Как этого не допустить? Как сделать так, чтобы нынешняя Россия, пусть и неизбежно изменяясь с приходом нового поколения политиков, пока ещё едва заметных где-то в углу официальных фотографий, всё же не пропала бы, не разрушилась, а сохранила то ценное, что мы имеем сейчас, и что прямо сейчас получаем, хотя бы даже в самом простом, географическом смысле – в Крыму, в Донбассе, в Херсоне и Запорожье, не говоря уж о многих других проблемных местах отечества, от Калининграда до Курил, от так называемого Союзного государства с Белоруссией до Кавказа, от Карелии до Казани etc. Страх 1991 года по-прежнему силён – и, может быть, именно своим наличием помогает удерживать государство, но что произойдёт, когда придут те, у кого этих воспоминаний уже не будет?

Гарантий нет. Есть только скромное предположение.

Если у нас нет целых социальных институтов, которые веками изготовляли бы готовых лидеров, нам нужна ситуация, которая не оставит выбора тем, кто у нас есть.

Нам нужны люди с опытом риска и борьбы. Переживания и преодоления трудностей.

Легко заметить, что ранне- и среднесоветскую элиту от поздней – безотносительно нравственного, назовём это так, лица, а только в смысле успеха её деятельности, – отличал именно суровый опыт. Начальники от ленинского до брежневского призыва прошли тюрьмы и подполье, революции и перевороты, гражданскую войну и мясорубку репрессий, и, наконец, самую главную войну. Коллективное выживание первой половины прошлого века – сквозь все кошмары, выбивавшие совсем не только несчастных обывателей, но и вельмож наверху, – сделало тех, кто остался в строю, сильными, цепкими, и это продлило жизнь коммунистическому строю до их общего физического угасания в восьмидесятых. Схожую роль в старой России играло военное воспитание дворянства – и почти обязательное участие аристократии в постоянных походах и сражениях.

А вот у тех, кто пришёл в том самом катастрофическом 1985 году, никакого переживания-знания больших трагедий и сломов – уже не было. Новые чиновники прожили сытую, счастливую жизнь на советской карьерной лестнице, они были разбалованы долгой осенью коммунизма – и, когда наступил трудный день, а вся ответственность уже была на них одних, они растерялись и заметались, занялись вздором и ерундой, «общеевропейским домом» и «гласностью». Итог известен. И – легко заметить – ровно ту же судьбу готовил уже двадцать первый век для молодых управляющих путинской России, для тех, у кого нет характерного для старших боссов, травматичного, но и полезного опыта распада СССР, потери имущества и работы, хаоса приватизации, кровавого криминального цирка.

И если бы у нас всё так и шло, как оно было эти двадцать лет, мы могли получить в будущем ещё одно издание Горбачёва. Человека, который с сияющим видом идёт навстречу внешнему миру, думая, что кругом одни друзья – и все желают ему добра.

К счастью, 24 февраля 2022 даёт родине шанс.

Если нынешние украинские события всё же останутся в русской истории сложным большим делом, если их следствия и конкретные обстоятельства – фронтовые, экономические, санкционные, – смогут надолго отрезать наш правящий класс от западного мира, если ему, этому классу, придётся как-то налаживать здешнее производство, отвечать на коварные выходки с той стороны, готовиться к любым ударам, жить дома, наконец, и относиться к России как к своему дому, а не временной командировочной гавани, – это сочетание трудностей может воспитать начинающих начальников в правильном духе, а кто воспитываться не захочет, те уйдут в эмиграцию и не будут отягощать нас своим присутствием.

Люди, привычные к борьбе, к опасностям и сопротивлению, могут скрывать много тревожных черт, но в одном можно быть с ними уверенным: страну они не сдадут.

Но это если нам повезёт.

А если нет, мы закроемся. Ну, знаете, как ресторан вешает весёлую табличку – «Мы открылись!», – так и Россия иногда радует своих врагов объявлением: «Мы закрылись».

Но время всё ещё есть, дуэль, как писал Пушкин, не кончен, – и я надеюсь, что худшего не случится.

 

Вместе послесловия от ВиД. Пока надежды питают, вот вам тексты упомянутой в начале песенки, якобы народной, аж 3 разных варианта. Взято с сайта «Агитклуб».

 

ЦАРЬ НИКОЛАШКА

Первый вариант

 

Царь Николашка, самодержец всей Руси,

Хотя на морду он не очень был красив,

При нем водились караси,

При нем плодились пороси,

И, в общем, было чем поддать и закусить.

Но в феврале его маненечко того,

И тут всю правду мы узнали про него:

Что он рабочих не любил,

Что он евреев изводил

И что не видел дальше носа своего.

 

Отец Иосиф был народный наш отец,

Он строил ГЭС, он строил ГРЭС, он строил ТЭЦ.

При нем колхозы поднялись,

У лорда слезы пролились,

Капитализму наступил при нем конец.

Ну а потом его маненечко того,

И тут всю правду мы узнали про него:

Что он марксизму изменил,

Что многих жизни он лишил,

И что сидели все в тюрьме до одного.

 

Хрущев Никита, хоть он ростом был с аршин,

Но дел великих он немало совершил:

При нем пахали целину,

При нем летали на Луну

И лучшим другом стал великий вождь У Ну.

 

Ну а потом его маненечко того,

Тогда всю правду мы узнали про него:

Он кукурузу насадил,

Гамаль Насера наградил

И  много кой-чего наворотил.

 

А мы все движемся и движемся вперед,

Но если кто-нибудь когда-нибудь помрет,

О нем расскажет нам история,

История, которая

Ни слова, ни полслова не соврет.

 

ЦАРЬ НИКОЛАШКА

Второй вариант

 

 

Царь Николашка долго правил на Руси,

и хоть собой был неказист и некрасив,

при нем водились караси,

при нем плодились пороси,

и было много чего выпить-закусить.

 

Но в феврале его немножко не того,

и вот узнали мы всю правду про него:

что он рабочих обижал,

что он евреев унижал,

и что царицу его Гришка ублажал.

 

Товарищ Ленин вкупе с Троцким - два вождя -

социализм внедряли, головы рубя.

Социализм у нас окреп;

да, жаль, в стране исчезнул хлеб -

тогда ввели они спасенье наше - НЭП.

 

Ну, Ленин жив - о нем здесь ничего.

А с Троцким хуже - он немножко не того:

узнал о нем всяк из людей,

что нет врага народа злей,

что провокатор он, гестаповский лакей!

 

Товарищ Сталин был нам всем родной отец.

Капитализму наступил при нем конец.

Он пятилетки учредил,

крестьян в колхоз объединил,

и над рейхстагом флаг советский водрузил.

 

Но в марте он немножко не того -

и вот узнали мы все правду про него:

он полстраны пересадил,

он верных ленинцев сгубил

и богом сам себя при жизни объявил.

 

Хрущев Никитушка хоть ростом был с аршин -

страна достигла с ним сияющих вершин.

при нем пахали целину,

при нем летали на луну,

За 20 лет клялись построить “коммунизьм”.

 

Но в октябре его немножко не того,

и вот узнали мы всю правду про него:

он ум 7 раз на дню менял,

он кукурузный культ создал,

весь мир родней Кузьмы пугал,

Ну в общем, кой-где в нем свербил “волюнтаризьм”.

 

За ним вождем стал лично Брежнев Леонид.

При нем был всяк одет, обут, и пьян, и сыт.

В литературу внес он вклад;

борьба за мир так шла на лад,

что грудь его всегда ломилась от наград.

 

Когда же Бог его от нас унес,

кто он, ответ узнали мы на наш вопрос:

страну он вверг в застойный спазм,

а сам впал в мерзостный маразм,

и разных Хоннекеров целовал взасос.

 

Как вождь, Михал Сергеич был отважен, смел.

Он “на’чать и углу’бить” новый курс сумел.

При нем народ пить перестал,

про принцип гласности узнал;

Дух перестройки поднял ветер перемен.

 

Когда же распрощалась с ним страна,

уже мы знали, в чем была его вина:

с трибун словесная струя,

а в магазинах ни ... чего,

и всей причиною тому - его жена.

 

Настал в России демократии момент,

И вот наш Ельцин, понимаешь, президент.

Народ его боготворил,

“да”, ”нет” как надо говорил,

и в путь за ним к капитализму поспешил.

 

Но путь реформ - не праздник, не запой.

Узнали вскоре люди: Ельцин-то плохой.

Он воровской базар развел,

Союз Советский расколол;

он оккупант, совместно с всей своей “семьей”.

 

А мы шагаем все и движемся вперед.

И вот уж новому вождю придти черед.

Пусть будет им из нас любой,

но кем бы ни был он собой -

наш глаз критический насквозь его проткнет.

 

Он не обманет нас, не проведет.

В конце концов о нем узнает весь народ:

что он такой; что он сякой;

что он, подлец, антигерой;

что надо гнать, да и “мочить” его! Долой!

 

ЦАРЬ НИКОЛАШКА

Третий вариант

(Примечание: песня была услышана случайно, в электричке, в полном смысле слова "на ходу" и текст восстановлен по памяти, поэтому возможны какие-либо неточности. Поскольку начало песни практически всегда одно и то же, приводим только окончание - про современное...)

Теперь идем по Путина пути

С него ни влево и ни вправо не сойти

Он террористов распугал

И олигархов постращал

И удвоение всего пообещал.

 

Но в срок положенный маленько не того

И не узнали мы всю правду про него.

Как несогласных разогнал

американцев напугал

и власть преемнику свою передавал

 

Но есть еще история,

та самая которая

ни слова ни полслова не соврет!

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии