11.03.2022 Общество

Война шимпанзе: как приматы Гомбе проявили человеческую… жестокость

Фото
Paramanandarajah Kuruparan/Flickr

Ресурс «Идеономика» опубликовал изложение отрывка из книги «Через окно: мои тридцать лет с шимпанзе из Гомбе», написанной приматологом Джейн Гудолл. В главе, которая называется «Война», Гудолл описывает свои воспоминания и мысли об одном из самых ужасных конфликтов, которые когда-либо происходили в животном мире: войне шимпанзе в Гомбе. Ужас тут в том, что  преднамеренное убийство считалось учёными особенностью исключительно человека, ан нет – оказывается, у приматов тоже есть темная сторона характера.

Гудолл начала наблюдать за приматами в их естественной среде обитания в национальном парке Гомбе-Стрим в Танзании. Примерно через 15 лет изучения она заметила, что сообщество шимпанзе в парке — так называемое сообщество Касакела — раскололось на две отдельные фракции. Отделившаяся часть, состоящая из шести самцов и трех самок, переместилась в другую часть парка, в то время как основное сообщество, состоящее теперь из восьми самцов и двенадцати самок, осталось на месте.

Обе фракции яростно охраняли свои новые границы, что привело к ряду скоординированных смертельных столкновений. Во время этих стычек обычно миролюбивые шимпанзе проявляли исключительный уровень жестокости и зверств. В общей сложности война длилась четыре года и закончилась только тогда, когда отколовшаяся община была полностью истреблена.

Война шимпанзе имела серьезные последствия как для Гудолл лично, так и для ее академического сообщества. Многих шимпанзе, погибших во время конфликта, Гудолл близко знала — у каждого было имя, лицо и личность. С другой стороны, в этой войне приматологи впервые наблюдали, как шимпанзе совершают расчетливые, хладнокровные убийства — поведение, которое ранее считалось исключительно человеческим.

Но насколько «человеческой» была война шимпанзе на самом деле?

Взгляд изнутри

Война началась со смерти шимпанзе по имени Годи. Годи, взрослый самец, принадлежащий к отколовшемуся сообществу, ел на дереве, когда на него напали шесть самцов Касакела. В книге Гудолл описывает, как один из них схватил Годи за ногу и швырнул на землю. Агрессоры в состоянии «бешеной ярости» прижали Годи к земле, а затем избивали и кусали его более десяти минут. Потом, по необъяснимым причинам, они скрылись.

Последствия были ужасны. «Некоторое время Годи лежал неподвижно, — пишет Гудолл, — Он был тяжело ранен, у него были сильные порезы на лице, на ноге и правой стороне груди, и у него, наверняка, было множество ушибов в результате страшных избиений, которым его подвергли. Несомненно, он умер от полученных травм, потому что персонал больше никогда его не видел».

По мере развития войны и появления закономерностей Гудолл стала лучше понимать эти «пограничные патрули». С 1970-х годов их наблюдают не только в Гомбе, но и в национальном парке Махале-Маунтинс. Они встречаются в местах пересечения территорий двух различных сообществ. Обычно их проводит группа, состоящая исключительно из взрослых самцов, хотя в некоторых случаях в набегах принимают участие и взрослые самки.

Во время патрулирования эти обычно шумные животные ведут себя «нехарактерно тихо», как говорят исследователи. Они «часто останавливаются, чтобы внимательно прислушаться, по-видимому, в поисках признаков других шимпанзе». Если злоумышленников не обнаружено, группа молча возвращается домой. Однако, если они найдут одного, то выследят и нападут на него, зачастую забив до смерти. Ключевое слово — «одного», поскольку агрессоры всегда объединяются против одиночных жертв и редко пытаются бороться с конкурирующей группой, если она состоит из двух или более особей.

Из дюжины нападений, которые зафиксировала Гудолл, пять закончились смертью. Каждая из этих судьбоносных встреч длилась не более десяти минут. Всех пятерых жертв тащили, прижимали к земле, избивали и кусали. Гудолл отмечает, что драки между членами отдельных групп, как правило, бывают гораздо более жестокими, чем драки между членами одного и того же сообщества, которые редко приводят к летальному исходу. Наконец, несмотря на то, что большинство жертв рейдов — самцы, случались и нападения на самок. Однако по отношению к самкам агрессия была меньше, особенно во время течки.

Политика войны шимпанзе

Последовательность, с которой в разных сообществах проводятся эти рейды, указывает на то, что это интегрированная форма поведения шимпанзе, а не случайность, вызванная накалом борьбы. В то же время ученые никак не могут найти объяснение их чрезмерно жестокому характеру.

В обзоре академической литературы, опубликованной о войне с шимпанзе в Гомбе, Джозеф Мэнсон и Ричард Рэнгэм не смогли выявить каких-либо краткосрочных преимуществ смертоносных налетов. Однако в долгосрочной перспективе они приносят пользу, поскольку приводят к уничтожению конкурирующих групп, которые в противном случае претендовали бы на природные и репродуктивные ресурсы.

Это объяснение, безусловно, подходит и для сообщества Касакела, которое до разделения включало примерно равное количество самцов и самок. Это не идеально для сообществ шимпанзе, которые наиболее стабильны, когда количество членов женского пола превышает количество членов мужского. Для многих видов соотношение полов, ориентированное на самцов, приводит к усилению конкуренции между ними. В Гомбе эта конкуренция приняла форму партизанской войны, когда каждая группа боролась за самок другой.

Эта гипотеза, хотя и убедительная, все же не объясняет чрезмерную жестокость, проявленную племенем Касакела, особенно если учесть, что в других конфликтах шимпанзе самки, как известно, воссоединялись с сообществами после систематического убийства их партнеров.

Чтобы найти ответ, исследователи решили рассмотреть не пользу этих коалиционных убийств, а их цену. У шимпанзе эта цена практически отсутствует. Рейды проводятся большими группами и, как уже упоминалось, нацелены только на одиноких особей. Затем этих шимпанзе прижимают к земле, чтобы агрессоры могли причинить им любой вред, который они хотят, не переживая, что могут пострадать сами.

Эта корреляция между дисбалансом сил и чрезмерной жестокостью характерна не только для шимпанзе. В вышеупомянутом исследовании Мэнсон и Рэнгем отмечают, что ультражестокие налеты были эффективным и предпочтительным методом ведения войны среди охотников-собирателей. Эта практика также существует и сегодня благодаря военной тактике блицкриг, которая включает противостояние противнику «с такой подавляющей силой, что сопротивление невозможно».

Как показали шимпанзе из Гомбе, применение чрезмерной силы дает агрессорам возможность быстро расправиться с врагами, положив конец конфликтам, которые в противном случае могли бы затянуться на десятилетия. В то же время есть что-то явно человеческое в том, чтобы причинить боль более слабому противнику — не потому, что вы можете что-то от этого получить, а просто потому, что вы можете это сделать.

Источник.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии