04.06.2022 Общество

Про расстрел в Увальде

Фото
AP Photo/Dario Lopez-Mills

Блогер Colonel Cassad (аналитик Центра военно-политической журналистики Борис Рожин)  разместил на своей странице в ЖЖ перевод статьи на World Socialist Web Site об обстоятельствах массового расстрела 24 мая сего года школьников в техасском городке Увальд   18-летним Сальвадором Рамосом, в результате которого погибли девятнадцать учеников и два учителя, а семнадцать человек получили ранения. Разумеется, можно говорить об ангажированности, - названный сайт издаётся троцкистским Международным комитетом Четвертого интернационала,  но факты, приведенные в статье, шокируют сами по себе. И, кстати, заставляют по-новому посмотреть на эффективность российской полиции.

На потрясающей пресс-конференции в пятницу после обеда начальник техасского управление общественной безопасности Стивен МакКрау подтвердил, что как минимум 19 полицейских ждали в коридоре начальной школы в Увальде больше часа, пока 18-летний Сальвадор Рамос убивал 19 детей и двух учителей.

В третий раз за три дня официальные представители полиции Техаса представили совершенно новую и противоречивую хронологию событий. Становится ясно, что полицейское отделение в Увальде, получающее достаточно средств – 4 миллиона долларов в год, то есть около 40% от всего городского бюджета, пыталось покрыть бездействие полицейских.

Пока МакКрау представил новый набор «фактов» на пресс-конференции в пятницу, он не смог ответить на несколько вопросов все более взволнованных журналистов. Второй день подряд, полиция, показывая свое презрение к населению – по большей части рабочим и не более чем 80% испаноязычным, отказалась проводить пресс-конференцию и по-испански, а не только по-английски.

МакКрау не мог ответить, почему школьного офицера полиции не было на месте, когда Рамос разбил свою машину и начал стрелять по прохожим. Он также не знал, почему команда полицейского спецназа Увальде не принимала участия, и в оправдание заявил, что они «работают на полставки» Более того, МакКрау не смог ответить на вопрос журналистов, сколько детей умерли с 12:03 по 12:51, когда как минимум 19 тяжело вооруженных полицейских и федеральных пограничников то торчали в школе, то нападали на отчаявшихся родителей.

МакКрау не мог ответить, сколько детей, по его мнению, истекло кровью, пока полиция ждала в коридоре.

Он также не смог ответить, почему вооруженный школьный полицейский, один из шести в округе, не был в школе, когда Рамос разбил автомобиль своей бабушки и открыл стрельбу около 11:28. Но МакКрау подтвердил, что школьный полицейский прибыл в школу в 11:31, за 2 минуты до того, как Рамос вошел в школу через боковую дверь, которая, очевидно, была заклинена в открытом положении.
В это время полицейский, вероятно, не видел Рамоса, стрелявшего в школе и проехал дальше мимо него на парковку, где занялся учителем, который, по его мнению, вероятно, имел отношение к стрельбе. Школьный полицейский, хотя полиция и утверждала это первые двое суток, вовсе не стрелял в Рамоса.

Хотя и раньше было известно, что полиция была больше озабочена тем, чтобы арестовать, ударить шокером и применить слезоточивый газ против безоружных родителей, чем попытаться остановить то, что стало третьей по числу убитых массовой бойней в Техасе, и как минимум восьмой за последние 13 лет, в пятницу МакКрау признал в первый раз, что было «больше чем достаточно» полицейских, чтобы попытаться ворваться в школу раньше, чем они это сделали в незадолго до часа дня.

МакКрау, который служит начальником полиции Техаса в чине полковника с августа 2009 года, сказал, что Рамос впервые вошел в здание начальной школы в 11:33 семью минутами ранее, чем в четверг утверждал Виктор Эскалон-мл. - начальник регионального управления полиции Техаса.

Согласно хронологии событий, представленной МакКрау, потребовалось еще 90 минут для членов военизированной специально подготовленной службы BORTAC при Таможенно-пограничной службе США, чтобы войти в класс и застрелить Рамоса. Члены BORTAC во время протестов летом 2020 против полицейского насилия в Портленде на машинах без маркировки хватали протестующих и увозили на допрос без всякой законной причины.

Эта задержка на полтора часа с момента, когда Рамос зашел в школу и до того, когда полиция его убила, противоречит всему, к чему полицию якобы готовят 23 года после бойни в Колумбайне. Один из якобы «выученных» полицией «уроков» был – не ждать и не организовывать оцепление вокруг школы, когда стреляющий «активен», а немедленно следовать на звук выстрелов и противостоять стреляющему, чтобы предотвратить дальнейшую потерю невинных жизней.

Разумеется, это если принять, что полиция существует, чтобы служить интересам общества в целом, но при капитализме это вовсе не так. Полиция – орудие классового господства, с правом стрелять и убивать рабочих и молодежь, как только полиция «почувствует, что им угрожают».

Президент Байден, как Трамп до него, превозносит полицию как «героев», и выделяет полиции по всей стране миллиарды долларов дополнительных средств, а вот на социальную сферу «денег нет». Полиция получает армейское вооружение, новейшие компьютеры, программы для взлома соцсетей, бронежилеты, продвинутую оптику, боеприпасы «несмертельного действия» и «машины проведения штурмовых операций в городских условиях» не для того, чтобы рисковать жизнью для спасения детей рабочих, а для защиты богачей, запугивания рабочих и обеспечения прибылей для Уолл-стрит.

Пытаясь объяснить то, что нельзя оправдать и избежать вопроса, почему полиция не реагировала на бойню, просто как «неудачное решение», МакКрау сказал, что 19 полицейских, включая пограничников, следовали приказам руководителя аварийного штаба – главы полиции учебного округа Увальде - Пита Аррендондо, который отказывался давать интервью.

Пытаясь объяснить поведение Аррендондо, МакКрау утверждал, что полиция была убеждена, что Рамос, который выстрелил более 100 раз с момента, когда зашел в здание, уже убил всех детей в классах, и что было «не к спеху» попытаться оказать помощь тем раненым, которые могли еще быть в живых.

МакКрау сказал, не называя имени, что Аррендондо был «убежден в то время, что больше не было угрозы для детей и что объект забаррикадировался и что у них есть время организоваться».

То, что якобы «больше не было угрозы для детей» опроверг тут же сам МакКрау, когда рассказал, что дети, запертые в классе с Рамосом, больше часа звонили в 911, умоляя полицию о помощи, но тщетно.

МакКрау не смог подтвердить, было ли известно Arredondo, что дети, запертые в классе с «активно стреляющим» Рамосом, звали на помощь почти час. МакКрау сказал, что как минимум 2 школьника звонили в 911 в то время, и он не мог подтвердить, что все дети, которые звонили в полицию, запертые в классе с Рамосом, остались в живых, он только подтвердил, что двое из них выжили.

Первый звонок, полученный полицией в 12:03, через полчаса после того, как Рамос вошел в здание, младшеклассница сказала, что она в комнате номер 112.

В 12:10 она же позвонила снова и сказала, что вокруг нее много мертвых.

В 12:13 она позвонила опять и сказала, что 8 или 9 детей в комнате с ней живы.

В 12:19 по словам МакКрау 911 приняли еще один звонок из школы, на этот раз от другого ребенка, запертого в соседней комнате номер 111.
Обе комнаты открываются в туалет, что позволяло Рамосу переходить из одного помещения в другое. Несмотря на то, что отчаявшиеся дети продолжали звонить, говоря полиции, что они заперты в классе с Рамосом, который продолжал, по словам МакКрау, «время от времени» стрелять из полуавтоматической винтовки в детей и полицию, полицейские отказались противостоять убийце.

По словам МакКрау это было потому, что «командир подразделения в районе боевых действий» приказал полиции продолжать, так как это был случай с «забаррикадированным субъектом», а не «активным стрелком». «Задним числом, конечно, понятно, что это было неверное решение», - сказал МакКрау. «Это было ошибочное решение, точка», добавил он.

Почему это «решение» не поменяли после повторяющихся звонков от детей, умоляющих о помощи, пока родители просили полицию спасти их детей, не было объяснено.

К 12:15, как сообщает New York Times, члены BORTAC, которые потом вошли в класс и убили Рамоса, прибыли в Увальде и находились в коридоре начальной школы. К ним присоединилась дюжина других полицейских. МакКрау сказал, что в то время у членов BORTAC было три щита баллистической защиты, способных останавливать пули из оружия, которое было у Рамоса.

В 12:21 линия 911 получила еще один звонок от школьника из здания. Во время этого звонка, по словам МакКрау было слышно «три» выстрела. В 12:36 первая из звонивших, запертая в классе с Рамосом больше часа, позвонила снова. В 12:43 девочка снова позвонила, умоляя «пожалуйста, пошлите полицию сейчас!». МакКрау сказал, что только через 14 минут – в 12:57 -члены BORTAC ворвались в класс и застрелили Рамоса.

Со вторника полиция все время повторяла, что Рамос «забаррикадировался» в двух смежных классах. Это должно было создать впечатление, что убийца использовал то, что его окружало, для укрепления своей позиции. Это была ложь с самого начала.
Как одна из выживших детей по имени Миа объяснила CNN, когда Рамос в первый раз зашел в ее класс, он разбил стекло во входной двери, то есть у полиции был доступ к помещению. Миа была ранена и рассказала CNN, что выжила в ужасной бойне, намазавшись кровью своей погибшей подруги и притворившись мертвой.

Миа рассказала журналистке CNN Норе Неус, что после того, как Рамос убил ее учителя и многих ее одноклассников, он зашел в примыкающий класс, включил «грустную» музыку и продолжат убивать. Хотя Рамос запер дверь изнутри, в помещении были окна, в которые могла бы проникнуть полиция. МакКрау не мог объяснить, почему полиция не попыталась добраться до Рамоса через окна.

В момент написания этой статьи, похоже, что Рамос, который, по словам полиции, принес с собой в школу 2 винтовки типа AR-15, 60 магазинов и свыше 1600 зарядов, провел почти полтора часа в комнатах номер 111 и 112, где он совершил большую часть убийств. Когда члены BORTAC, наконец, вошли в класс, им не пришлось преодолевать какие-то особенные препятствия или ловушки, они просто использовали универсальный ключ школьного вахтера, чтобы отпереть дверь, по сообщениям New York Times.

В ответ на растущий гнев родителей и семей, возмущенных бездействием полиции во время бойни, усугубленным постоянной ложью, последовавшей за ней, по сообщению CBS в пятницу, «несколько разных правоохранительных агентств» со всего Техаса были «вызваны полицией Увальде не только помочь местной полиции, но и для дополнительной защиты полиции и мэра, после резкой критики и угроз..».

Джейкоб Кросс (Jacob Crosse).

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии