10.02.2022 Культура

Чем и почему Путин угощал Макрона

Фото
соцсети

Переговоры президентов России и Франции за гигантским 6-метровым столом породили кучу анонимных изомемов, на анонсе один из них, но куда оригинальнее оказался редактор ТК VPost Кирилл Харатьян, в традициях классической конспирологии проанализировавший меню обеда, данного Владимиром Путиным Эммануэлю Макрону.   Такая «политическая кухня». Шутка, конечно, хотя меню заслуживает внимания без шуток.

Обед, которым угостил президент России Владимир Путин президента Франции Эмманюэля Макрона, состоял из следующих блюд:

📌моченые яблоки с лангустином;

📌уха из пяти видов рыб;

📌равиоли со шпинатом;

📌шербет из имбиря;

📌стейк из осетрины с птитимом;

📌оленина с бататом и ежевикой;

📌грушевый тарт с ванильным мороженым.

Про вино говорить не будем: подавать французу нечто дивноморское – странно.

Но каков же мессаж, заключенный в меню? 

Моченые яблоки – чисто русское блюдо, лангустины же, напротив того, – чисто нерусское. Мы их еще недавно знать не знали. Основные места вылова лангустинов – Северное море (и тогда они норвежские) и Атлантика у берегов Патагонии (и тогда они аргентинские). Норвежские – невероятно, чтобы были за столом президента, запретившего ввозить в Россию норвежскую еду. Значит, аргентинские. Аргентина во времена начала своей независимости брала пример с Франции: гражданское право, устройство образования, медицины и науки. Буэнос-Айрес называли Парижем Латинской Америки, в том числе из-за обилия французских иммигрантов. В Аргентину переселилось также множество басков.

Намек: мы, русские, найдем себе Францию в партнеры и за океаном, если понадобится.

Уха – чисто русская еда. Но пять видов рыбы – это не просто русская уха, это демонстрация биоразнообразия России, ее естественной мощи, неисчерпаемости ее природы. Богатой у нас считается тройная (то есть из трех видов рыбы) уха.

Шербет. Это напиток, имеющий мусульманские корни. Больше того: мусульмане по окончании дневного поста для быстрого восстановления сил пьют именно шербет. Франция, как всем известно, имеет значительные сложности с мусульманскими гражданами. Имбирь – всемирная пряность, но в русской кухне она своя. Тут можно усмотреть намек, что у России сложности с мусульманами нет.

Стейк из осетрины с птитимом. Очень странная на первый взгляд комбинация. Птитим – израильская еда, он даже называется «рисом Бен-Гуриона». Осетрина – традиционная русская еда, а вот кашрут не допускает употребления ее в пищу. Мессаж: в России сочетается несочетаемое, нельзя, но можно; в России – подлинный мультикультурализм, учись, измученная политкорректностью Франция! И Европа!

Оленину какой-нибудь невоздержанный на язык конспиролог будет трактовать в контексте выражения «нести дичь». Разумеется, смысл иной. Кажется, по новым российским правилам на копытных в 2022 г. можно охотиться только до 10 января. Если это так, то поданное блюдо изготовлено из мороженного сырья. И можно трактовать мессаж как еще одно «нельзя, но можно». Еще смысл: оленина – аристократическая еда для Европы, следствие красивой охоты; на Руси же ее и в деревнях ели запросто. Есть и диетический смысл, забота: красное мясо любое вредно, но мясо диких животных вредно не так, как домашних.

Батат родом из Южной Америки, можно считать его пищевым символом доколумбовой, то есть доевропейской эпохи. Сейчас же главным производителем батата в мире (почти 70%) стал Китай, откуда только что вернулся президент Путин. Официально его визит в Пекин считается очень успешным.

Наконец, ежевика. В России к ней относятся как к ценной ягоде, во Франции (и в других южных странах Европы) она как сорняк растет повсюду.

Общий мессаж сложного блюда: Европа далеко не центр мира, а также не центр мирового смысла – и без Европы можно легко обойтись.

Грушевый тарт с ванильным мороженым – чисто французское (наконец-то) блюдо, а поскольку оно завершает трапезу, то несет в себе мессаж примирения: Россия понимает, с кем имеет дело, знает толк в культуре Франции.

О вкусах не спорят.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии