Время и Деньги
19.12.2008 Финансы

Десятилетие ваучера

В 1992 году все 148 млн. граждан России от стариков до младенцев получили приватизационные чеки, которые должны были использоваться для оплаты госимущества. На ваучеры можно было покупать акции предприятий на чековых аукционах или вкладывать их в чековые фонды, которые инвестировали собранные у населения чеки в акции крупнейших предприятий.Номинал ваучера был определен в 10 тысяч рублей. Эта цифра получилась путем деления стоимости всего государственного имущества на число жителей России.


Организаторы процесса приватизации весьма оптимистично оценивали шансы ваучерной приватизации. Как заявлял осенью 1992 года глава Госкомимущества Анатолий Чубайс, с началом широкой приватизации реальная стоимость ваучера должна равняться 150-200 тыс рублей (тогда эта сумма соответствовала примерно $500).


Однако на биржах курс ваучера претерпевал огромные колебания, сначала успев вырасти до 9 тыс. рублей, а затем снизиться до 4 тыс. рублей. К окончанию чековой приватизации, которая завершилась 1 июля 1994 года, стоимость ваучера многократно превысила номинал и выросла до 50-60 тыс. рублей. О популярности чеков говорит и то, что Ваучерами называли в середине 90-х годов даже кошек и собак.


Первые чековые аукционы были проведены в конце 1992 года. По официальной статистике, за 1,5 года чековой приватизации в частные руки перешло около 70% госсобственности, свыше 40 млн. граждан стали владельцами акций российских предприятий.


Спустя много лет главные организаторы приватизации признали, что в ходе чековой приватизации было совершено несколько крупных ошибок.


По словам А.Чубайса, одним из серьезных проколов был недостаточный контроль госорганов за системой чековых фондов. “Того промежутка времени, когда они действовали бесконтрольно, с лихвой хватило, чтобы существенно подорвать доверие населения к приватизации”, - признает А.Чубайс в книге “Приватизация по-российски”.


“Наверное, были ошибки, были неточности. Две “Волги” за ваучер - это ко мне, видимо, припечаталось на всю оставшуюся жизнь. Но давайте сравним, что было бы, если бы ошиблись по-иному. Если бы недобрали мы с пропагандистским напором. Цена такой ошибки была бы гораздо выше - крах приватизации. А значит, осталась бы командно-административная экономика, усиленная криминальным накалом закулисного передела собственности”, - утверждает А.Чубайс.


Напомним, что в деле приватизации Татарстан пошел своим путем, введя в оборот так называемые именные приватизационные чеки. Методика расчета их стоимости была, в принципе, такой же, как у чубайсовских ваучеров, но руководство республики многократно подчеркивало, что татарстанские ИПЧ содержат в себе куда большую стоимость (активов суверенной республики) и, главное, их владельцы защищены от проходимцев тем, что ИПЧ - не обезличенные бумаги, в отличие от ваучеров.


Увы, проходимцы успешно обошли эту псевдопреграду, татарстанские чековые фонды “шустрили” не хуже, чем московские, и в результате подавляющее большинство “суверенных” татарстанцев остались с тем же, что и граждане остальной России, - с носом, а лакомые куски собственности, называвшейся при советской власти общенародной, уплыли в руки кучки олигархов, в закрома кланов и вовремя примкнувших к ним прилипал.


Теперь у нас, как и во всем “цивилизованном мире”, провозглашен и, надо признать, в основном соблюдается принцип священной неприкосновенности частной собственности. Передела не будет, но тем, кто не успел и опоздал, приходится приращивать свою собственность и сохранять ее в тяжких трудах.


Одно вселяет некоторую надежду: кажется, многие из уцелевших олигархов поняли, что надежнее и выгоднее строить бизнес и извлекать прибыли в родной стране, руководствуясь при этом не сиюминутными выгодами, а долгосрочными перспективами. Будем считать, что период первоначального накопления капитала, он же - грабительский капитализм, закончен или заканчивается, и впереди нас ждет пора более-менее созидательная.

6
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии