Время и Деньги
18.02.2009 Финансы

Ностальгия в “День дилера”

Этот памятный для участников рынка день с легкой руки Московской международной валютной ассоциации (ММВА) был назван “Днем дилера”, и с тех пор каждый год профучастники рынка отмечают эту дату.


По словам президента ММВА Алексея Мамонтова, памятную дату отмечают не только в Москве, но и в российских регионах, а также столицах стран СНГ.


“С годами негативные эмоции уже забылись, однако осталось ощущение преодоления серьезного испытания, не только финансового, но и личного. Тот август забыть невозможно, поскольку именно с 17 числа началось оздоровление не только всей финансовой системы России, но и общества. Однако нельзя забывать, что даже сейчас, спустя пять лет, есть предпосылки для нового дефолта”, - сказал глава ММВА в интервью агентству “Интерфакс-АФИ”.


Вместе с тем дилеры признают, что августовский кризис не стал для участников рынка полной неожиданностью.


“Еще за несколько месяцев до “черного августа” было понятно, что “пузырь” ГКО должен лопнуть, однако никто не предполагал, что это будет в такой жесткой для рынка форме. Сейчас есть определенный риск повторения той ситуации, и связан он с сектором корпоративного долга”, - считает замначальника аналитического управления ФК “НИКойл” Константин Чернышов.


С ним согласен и вице-президент ИК “Антанта Капитал” Александр Панков. “Нельзя сказать, что гром кризиса грянул внезапно: рынок подспудно ощущал его неизбежность. Но дефолт случился, финансовый рынок парализовало, а в глазах инвесторов появилась звериная тоска”, - вспоминает он.


Аналитик “НИКойла” считает, что о событиях 17 августа 1998 года и причинах, им предшествовавших, полезно помнить всегда, несмотря на все позитивные сдвиги в макроэкономике и политике за последние пять лет.


Вице-президент ИГ “Русские Фонды” Александр Баранов отметил в интервью “Интерфаксу-АФИ”, что у участников рынка “довольно короткая память”.


“Драматические воспоминания о том “черном дне” почти стерлись, поскольку слишком серьезные качественные сдвиги произошли с тех пор в макроэкономике. Если говорить об аналогиях, то сейчас есть опасность другого характера, нежели в августе 1998 года, и она не макроэкономического, а политического окраса. Взять хотя бы скандал вокруг “ЮКОСа”, который сыграл не в пользу инвестиционной привлекательности не только нефтяного сектора, но и страны в целом”, - полагает он.


По словам начальника управления фондовых операций ИК “Тринфико” Егора Кроткова, оглядываясь назад, можно отметить, что российский фондовый рынок за пять лет стал более устойчивым, произошли качественные изменения в составе его участников.


“Теперь западные инвесторы уже не задают тон всему рынку, а взращенные горьким опытом отечественные операторы уже сами способны инициировать его движение. Компании стали более информационно прозрачными, существенно возросли размеры дивидендов у нефтяников, на рынок пришли не только спекулянты, но и стратегические инвесторы”, - полагает он.


Эксперт считает, что сегодня уже можно с уверенностью сказать, что шок 17 августа вряд ли повторится. “Мы стали более стабильны и уверены в собственных силах”, - резюмировал Е.Кротков.


В то же время практически все опрошенные агентством “Интерфакс-АФИ” участники финансового рынка считают, что отголоски последствий кризиса 1998 года ощущаются до сих пор и будут напоминать о себе еще долго.


“Это была необходимая встряска, способствовавшая упорядочиванию отношений на рынке, своего рода чистка авгиевых конюшен - все ветхое вынесло”, - высказал общую точку зрения трейдер Юниаструм Банка Алексей Хмеленко.


По его словам, повторение кризисной ситуации в том виде, как это произошло 17 августа 1998 года, уже невозможно: нет пирамиды ГКО, валютного коридора и “фондового пузыря”. Однако российский фондовый рынок пока еще достаточно слаб и хрупок, что показали последние события вокруг “ЮКОСа”.


Между тем дилеры считают, что на рынок вышло уже новое поколение профучастников, которые лично не пережили события 17 августа.


“Сегодня среди нас не так много коллег, которые видели и ощутили дефолт на себе. Думаю, это не только хороший урок, но и бесценный опыт, который пригодится в дальнейшем, когда мы будем штурмовать новые вершины”, - заключил вице-президент ИК “Антанта Капитал”.





Кризис как толчок для развития коллективных инвестиций


Финансовый кризис 17 августа 1998 года не уничтожил российскую систему коллективных инвестиций, как этого тогда опасались, но и, наоборот, стал толчком для ее последующего развития, считают эксперты.


В настоящее время, как сообщили агентству “Интерфакс-АФИ” в Национальной лиге управляющих, в России действуют 107 паевых фондов, чьи активы превышают 44,6 млрд. рублей. Между тем накануне кризиса их было 23, а стоимость их активов составляла 245 млн. рублей в докризисных ценах. Таким образом, даже без учета инфляции этот показатель за пять лет увеличился почти в 200 раз.


Августовский финансовый кризис парализовал работу паевых фондов лишь на время: активный спад в этом секторе рынка наблюдался всего лишь несколько месяцев.


Сразу же после 17 августа 1998 года почти все фонды, изначально ориентированные на вложение в госбумаги (а их было большинство), объявили о временном прекращении деятельности.


Стоимость активов ПИФов за месяц с начала кризиса снизилась на 40% и оставалась примерно на этом уровне до ноября, когда в результате произведенного фондами дисконтирования активов, вложенных в ГКО-ОФЗ, размер этих инвестиций в портфелях фондов снизился, после чего часть из них смогла вернуться к работе. К началу 1999 года стоимость чистых активов российских ПИФов, снизившаяся в результате кризиса до 170 млн. рублей, приближалась уже к 600 млн. рублей.


Однако преодолеть последствия кризиса система коллективных инвестиций смогла лишь весной 1999 года, когда начался обмен “замороженных” госбумаг, и уже к июню стоимость активов ПИФов составляла почти 2 млрд. рублей, а в середине августа 1999 года - в первую годовщину кризиса - она превышала 2,6 млрд. рублей.


Из фондов, работавших на рынке до августовского кризиса, к настоящему времени сохранилось чуть более десяти. Все остальные ПИФы были открыты уже после 1998 года, притом наиболее интенсивно фонды создавались в течение последних двух лет. За прошедшие с кризиса пять лет существенно расширилась география паевых фондов, появился новый вид этих структур - закрытые ПИФы, кроме того, паевые фонды получили возможность вывода своих паев на биржи.


В настоящее время вложения в паи ПИФов являются одним из наиболее высокодоходных видов инвестиций. За последние 12 месяцев фонды, главным объектом инвестиций которых являются акции, обеспечили доходность в размере около 50%, доходность вложений в ПИФы, ориентированные на облигации (в том числе государственные), составила 30%.





А народ думает, что страна еще не оправилась


По мнению почти половины россиян (47%), наша страна до сих пор полностью не вышла из августовского кризиса 1998 года, при этом треть респондентов (33%) полагает, что для этого понадобятся еще долгие годы.


Впрочем, каждый десятый опрошенный (9%) считает, что Россия к настоящему времени уже преодолела все негативные последствия дефолта.


Такие данные сообщили “Интерфаксу” во всероссийском центре изучения общественного мнения по итогам представительного опроса, проведенного в конце июля с участием 1600 респондентов.


На вопрос о возможности повторения в ближайшее время подобного кризиса, 44% россиян ответили утвердительно, 36% - отрицательно, 20% затруднились с прогнозом.


Год спустя после августа 1998 года, по данным фонда “Общественное мнение”, 78% россиян заявляли, что они не просто пострадали от дефолта, а “сильно”. Лишь 7% респондентов сказали, что их лично кризис не коснулся.


Сегодня, когда с момента объявления дефолта прошло пять лет, его последствия россияне оценивают гораздо спокойнее, утверждают социологи Фонда. Согласно августовскому опросу, в котором участвовало 1500 человек, уже около трети респондентов (30%) говорят, что они лично от дефолта не пострадали, а доля оценивающих ущерб как “сильный” сократился почти вдвое: с 78% до 41%.


Если сразу после случившегося рядовые граждане возлагали основную ответственность за финансовый кризис в стране на президента Бориса Ельцина, на правительство Виктора Черномырдина и на Государственную думу, то год спустя восприятие ситуации несколько изменилось. В числе “виновников” по-прежнему называли Б.Ельцина и В.Черномырдина, но теперь ответственность с ними разделяли правительство Сергея Кириенко, объявившее дефолт, и Центральный банк РФ.


Сегодня же, вспоминая события пятилетней давности, респонденты по-прежнему возлагают основную ответственность на бывшего тогда президентом страны Б.Ельцина и, неожиданным образом, на правительство Е.Гайдара, который к моменту дефолта уже почти шесть лет правительство не возглавлял.


При этом в настоящее время уже треть респондентов (30%) затрудняется назвать главных виновников финансового кризиса 1998 года.

11
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии