Время и Деньги
10.07.2003 Культура

Счастливое перо Камала

Немногословный, жесткий, с твердым, волевым характером, Галиакбер Камалетдинов был известен в Старотатарской слободе как необычайно старательный и добросовестный человек, знавший цену своему труду и считавший каждую заработанную копейку. Наверно, поэтому он никогда не задерживался подолгу на одном месте, подыскивая для своей семьи удобные, но относительно недорогие квартиры. Вот почему жизнь Галиаскара - будущего татарского драматурга и одного из основателей национального театра - началась на постоялом дворе владельца артели извозчиков Х.Халиуллина, известного среди мусульман под прозвищем Сувор Хайрулла, а детство прошло в доходных домах, находившихся в самых разных уголках татарской Казани. Некоторое время семья Камалетдиновых жила в махалле Усмановской мечети в доме Ф.Монасыпова на Тихвинской улице (ныне ул.Тукая, д.5), неподалеку от городского рынка, где маленький Галиаскар часто и с большим интересом наблюдал за представлениями кукольного балагана. Эти импровизированные спектакли настолько увлекали мальчишек, что они пытались сами у себя во дворе поставить “кукольную комедию”.


Впрочем, в конце XIX века не только мусульманские дети стремились постичь тайны неведомого прежде искусства. К этому времени в Казани появились первые национальные драматурги: Г.Ильяси и Ф.Халиди, чьи произведения, перечитывая по 40-50 раз, Галиаскар Камал в конце концов выучил наизусть. В 1893 году он поступил на учебу в самое передовое мусульманское учебное заведение города - медресе “Мухаммадия”, где под началом Г.Баруди начал изучать не только религиозные, но и светские науки. В это же время шакирд регулярно посещает так называемый русский класс учителя Миргаяза Иманаева, поощрявшего литературные и театральные увлечения своего подопечного. Кстати, мало кто даже из самых близких друзей знал, что Галиаскар втайне от родителей и наставников стал постоянно ходить на дневные представления городского театра и (почти ничего не понимая по-русски) был в курсе всех его премьерных постановок. В медресе “Мухаммадия” он познакомился с турецкой драматургией и не без ее влияния в 1898 году написал свою первую драму “Несчастный юноша”, затем драму “Три несчастья” и переводную пьесу “Жалкое дитя”. С помощью М.Иманаева Г.Камал получает разрешение цензора и публикует свои литературные опыты в типографии братьев Каримовых. Таким образом к окончанию медресе в 1900 году он становится известен как подающий надежды национальный драматург и писатель.


Однако у богатых мусульман махалли были другие виды на талантливого и прекрасно образованного выпускника “Мухаммадии”. Дело в том, что в конце XIX века купец второй гильдии богатый торговец меховыми изделиями Садык Сахипович Хайбуллин решил утвердить свое влияние в общине постройкой деревянной мечети на месте старого татарского кладбища. Имамом в новом храме купец желал видеть своего человека, желательно родственника. А так как в его семье не нашлось подходящей кандидатуры на должность муллы, он решил женить представительного и перспективного сына мастера-меховщика на своей дочери Бибигайше с тем, чтобы он стал главой вновь образованного мусульманского прихода.


Для Галиаскара такая выгодная партия сулила обеспеченное будущее и возможность спокойно заниматься писательским трудом. Несмотря на явную болезненность невесты, он согласился на брак, но муллой быть категорически отказался. После недолгих препирательств стороны пошли на компромисс, и Галиаскар решил стать книготорговцем. Но для честолюбивого купца и этого было достаточно. В 1900 году была сыграна свадьба, а в 1902 году С.С.Хайбуллин подарил молодой чете только что построенный им двухэтажный дом со всей обстановкой на Большой Мещанской улице (ныне ул.Нариманова, д.48). Успешно пошла и предпринимательская деятельность Галиаскара Камала. В 1901 году он учредил фирму “Магариф”, которая вплоть до 1905 года обеспечивала мусульман-казанцев лучшими образцами турецкой, западноевропейской, русской и татарской литературы.


Годы первой русской революции обозначили новый этап в жизни литератора, с головой окунувшегося в журналистскую деятельность. Он успел поработать практически во всех национальных изданиях того времени. Причем для него почти ничего не значила политическая ориентация газеты. Искренне сочувствуя бедному люду, порой разделяя радикальные устремления учащейся молодежи, Камал обладал довольно гибким мышлением, остро чувствовал изменения в настроениях общества. Поэтому он свободно менял кадетскую, либеральную прессу (“Казан Мухбире”, “Азат”) на так называемую революционно-демократическую печать (“Азат Халык”, “Эль-Ислах”, “Яшен”) и вновь возвращался к буржуазным изданиям (“Юлдуз”).


Камал как журналист старался отразить мнения всех слоев татарского социума, переживавшего непростые времена культурных преобразований. Наверное, не случайно, что такой человек и стал самым популярным среди мусульман России драматургом и что именно его переводным произведением 22 октября 1906 года начал свою официальную жизнь национальный театр.


Все свои классические пьесы Г.Камал написал еще до революции. Причем главными героями его сочинений были представители богатых городских семей, их быт, общественная деятельность, что позволило современникам назвать Камала “татарским Островским”. В советское время пьесы Г.Камала “Первый театр” (1908), “Из-за подарка” (1909), “Банкрот” (1911), “Тайны нашего города” (1911) и другие оценивались как сатирические, социальные произведения, зло критикующие аморальную действительность татарской купеческой Казани. На самом же деле смех Камала был добрым и веселым, ну, может, быть, порой ироничным, но ни в коем случае не беспощадным. По сути его пьесы являлись своеобразными городскими анекдотами, в которых зрители татарского театра - в большинстве своем представители европеизированной буржуазии - легко узнавали своих знакомых, родителей, друзей, разного рода комичные ситуации и недавние всем известные события.


Для богатого интеллигентного мусульманина истории о невежественных чудаках, боящихся театра, о свадьбах, совершающихся лишь ради приданого, о фиктивном банкротстве и притворном сумасшествии должника, о нравах, царящих в Восточном клубе и Мусульманском благотворительном обществе, представлялись не столько сатирой, сколько комедийной интерпретацией нормальной повседневной жизни татарской Казани. Тем более что Камал, сам женившийся в свое время с большой выгодой и исполнявший обязанности старшины Восточного клуба, многие впечатления черпал и из своей личной жизни.


Конечно, творческая биография драматурга складывалась не так гладко и безупречно, как кажется на первый взгляд. Были в ней, наверно, неудачи, разочарования, жесткая состязательность с другими даровитыми авторами. Уже на закате жизни Камал с обидой вспоминал насмешливую реплику Гаяза Исхаки по поводу его первой пьесы “Несчастный юноша”: “Я слышал, ты недавно оперу написал”, - язвительно обронил при встрече с Камалом острый на язык писатель. Но в целом судьбу одного из классиков национальной драматургии можно назвать благополучной. Он был, пожалуй, единственным из когорты старейших татарских литераторов, не пострадавшим в годы советской власти. Напротив, умудренный опытом драматург сумел не растерять вдохновение в новых исторических условиях. Он активно сотрудничал с республиканскими газетами, продолжал писать пьесы, занимался переводами.


В 1923 году Г.Камалу было присвоено звание Героя Труда, а в 1926 году - народного драматурга. Его счастливое перо пользовалось огромной популярностью у молодой революционной публики, видевшей в злободневных произведениях мастера рождение реалистического, остросоциального пролетарского театра.


Галиаскар Камал скончался 16 июня 1933 года. Зять богатого купца, ученик муфтия Г.Баруди, сотрудник и соратник “кадета” Х.Максуди был похоронен с великими почестями на Братском кладбище Казани - местном советском пантеоне, рядом с могилами самых ярких и убежденных коммунистов “красного” Востока.





69
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии