Время и Деньги
24.04.2003 Культура

Хан татарской литературы

Он появился на свет 1 января 1886 года в Новотатарской слободе в семье имама мечети “Иске Таш”. Род Амирхановых восходил к татарским мурзам Казанского ханства и славился династией выдающихся мусульманских священнослужителей, проповедовавших в самых разных аулах и, конечно же, в губернском центре. Дед будущего писателя Хусаин Амирхан с начала XIX века возглавлял одну из крупнейших казанских мусульманских общин, являлся видным историком, изучавшим булгаро-татарское прошлое, жизнь и деяния великих представителей исламского мира. Отец Ф.Амирхана - Мухамедзариф Хусаинович Амирханов был известен как прогрессивный мулла, сторонник новых веяний в национальной жизни. Однако в этой семье всегда особо чтились традиции, а дети воспитывались строго в соответствии с требованиями религии. Поэтому и детство Фатиха прошло под завораживающее чтение Корана и добрые наставления матери - Рабиги абыстай, просвещенной, мягкосердечной женщины, достойной спутницы Мухамедзарифа хазрета.


Проучившись два года в приходском мектебе, Фатих в 1895 году по настоянию отца перешел на учебу в медресе “Мухаммадия” - крупнейшее новометодное училище Казани, которым руководил друг М.Амирханова - выдающийся религиозный деятель и педагог Г.Баруди. Десять лет, проведенные в стенах этого мусульманского “университета”, и определили дальнейшую судьбу татарского юноши. Здесь он получил блестящее богословское образование, прекрасные знания в истории и литературе Востока и в то же время приобрел первые навыки письменного русского языка и некоторых светских наук.


Открывая для себя новый и удивительный мир, любознательный махдум - сын муллы начал проявлять интерес к русской и европейской культуре и все чаще задаваться тяжелыми вопросами о причинах отсталости восточной цивилизации. Будучи по характеру лидером, инициативным человеком, Фатих сплотил вокруг себя группу шакирдов, для которых также становились тесными рамки религиозной школы. В 1901 году он вместе со своими друзьями организовал тайный кружок “Иттихад” (“Единение”), ставивший своей целью коренное реформирование медресе, улучшение материальных и бытовых условий учащихся. Помимо издания рукописного журнала, проведения многочисленных собраний строптивые питомцы “Мухаммадии” осуществили в 1903 году одну из первых национальных театральных постановок, сыграв в медресе, в отсутствие своего наставника Г.Баруди, спектакль по пьесе “Несчастный юноша”.


Фатих Амирхан подумывал об уходе из медресе и продолжении образования в Татарской учительской школе, а недостаток знаний пытался компенсировать частными уроками. Так у него появился репетитор - известный казанский социал-демократ С.Н.Гассар. Частое общение с ним и Х.Ямашевым спровоцировало острый интерес Ф.Амирхана к политической деятельности. В годы первой русской революции, когда слово “свобода” одинаково опьяняюще звучало на всех языках и толпы шакирдов “Мухаммадии” гордо носили на руках красные повязки, Фатих бросил медресе, с головой окунувшись в организацию всероссийского движения учащихся “Ислах” (“Реформа”). Теперь как представитель татарской молодежи он участвует на всех политических съездах мусульман России, причем весьма критически относится к позиции “отцов нации” - представителям буржуазии и духовенства, придерживавшихся конституционно-демократических взглядов.


Все это окончательно ухудшило отношения молодого “трибуна” с Мухамедзарифом хазретом, который очень тяжело переносил “социалистические” увлечения сына, его сомнительные связи и подчеркнуто светский образ жизни. Весной 1906 году произошел окончательный разрыв, и Фатих Амирхан покинул родной дом. Некоторое время он жил на частных квартирах и в номерах, продолжал участвовать в шакирдском движении, однако осенью 1906 года, опасаясь преследований полиции, уехал в Москву. Здесь вместе со своим дальним родственником, внуком легендарного Шамиля - Мухаметзагидом Шамилем работал над изданием детского журнала “Тарбиятель Эфталь” (“Воспитание детей”), в котором появились его первые журналистские опыты.


Впрочем, уже весной 1907 года возмужавший в разлуке Фатих Амирхан вернулся в Казань и, наладив нормальные отношения с отцом, вновь становится вожаком казанской молодежи. Но все оборвалось неожиданно и страшно 15 августа 1907 года. В жаркий день, возвращаясь с купания, он прямо на улице почувствовал себя плохо и оказался в больнице. Диагноз был беспощаден. Паралич - болезнь, навсегда приковавшая молодого человека к инвалидной коляске. Только воля и характер да еще поддержка друзей и родителей позволили ему справиться с недугом и вновь вернуться к активной общественной и творческой деятельности. Наконец-то осуществилась давняя мечта Фатиха, 7 октября 1907 года вышел в свет первый номер газеты “Эль-ислах” - наверное, самое смелое и бескомпромиссное национальное издание того времени.


Отстаивая интересы шакирдского сообщества, проповедуя скорейшую и полную реформу всей системы мусульманского просвещения, Ф.Амирхан постепенно превратился в яркого и даже злого публициста, громившего нерешительность баев и мулл, их, как он считал, показную религиозность и равнодушие к нуждам простых людей. В этой же газете вышел первый рассказ писателя “Сон накануне праздника” (октябрь 1907), в котором автор с присущей ему эмоциональностью рассказывал о приснившемся ему национальном светском празднике, где царила межнациональная и социальная гармония. Вообще для ряда последующих произведений Ф.Амирхана, в частности знаменитой повести “Фатхулла хазрет” (1909), стало характерным наряду с беспощадным, часто несправедливым высмеиванием духовенства, создавать художественную утопию о счастливой жизни татар, где было место и для культуры, и для технического прогресса, и для ислама. Конечно, некоторый радикализм литератора можно объяснить его молодостью, желанием скорых и безоговорочных перемен и просто неопытностью. В октябре 1908 года Ф.Амирхан впервые встречается с приехавшим из Уральска Г.Тукаем. С этого времени начинается личная дружба и творческое сотрудничество двух ярких талантов - в газете “Эль-Ислах”, а после ее закрытия в 1909 году - в журнале “Ялт-Йолт” (“Зарница”).


Безвременная смерть поэта многое изменила в жизни Фатиха. Уходили друзья, уходила молодость, менялись окружающие его люди. История, свершавшаяся на глазах писателя, уже давала повод для первых обобщений, для переоценки непоколебимых, казалось бы, взглядов. В 1912 году он начал сотрудничать в газете “Кояш” (“Солнце”), издаваемой купцами братьями Каримовыми. И дело здесь не столько в том, что бывший бунтарь оказался в одном стане со своими извечными оппонентами, сколько в заметной смене идеологических ориентиров. По-прежнему сохраняя замечательное критическое, сатирическое мастерство, Ф.Амирхан старался более взвешенно подходить к оценке людей и событий. На первое место для него выдвинулись теперь не проблемы одной лишь социальной или возрастной группы, а единство нации, вопросы сохранения и развития языка, культуры, религии, самобытности. В этот период огромную популярность писателю принесли произведения, посвященные духовным исканиям татарской мусульманской молодежи в тревожное время национального и революционного движения. В повести “Хаят” (1911), романе “На перепутье” (1912), драме “Неравные” (1914) и других, написанных в большинстве своем на основе личных впечатлений и жизненных фактов, он раскрыл современникам мятущийся, размышляющий и сомневающийся мир молодых, не готовых, да и не способных во имя даже самой заманчивой мечты, навсегда порвать со своим народом, устоями, традициями и верой.


Эта была естественная эволюция старорежимного татарского интеллигента: от революционного “нигилизма” к либеральным и национальным ценностям, идее общественного спокойствия и согласия. Революцию Ф.Амирхан не принял. Он, искавший во всем красоту и гармонию, с возмущением и болью писал о разрухе, разгуле преступности, о запущенных новой властью памятниках, незаслуженных привилегиях и безнравственном поведении новых лидеров. В то же время Ф.Амирхан приветствовал огромный творческий энтузиазм народа, строившего собственную государственность, развивавшего национальную культуру. Поэтому он помогал многим литературным изданиям, молодым писателям и поэтам, первым татарским композиторам и вокалистам.


Молодежь ему платила тем же. Редкие публичные появления мастера встречались восторженными аплодисментами и перерастали в импровизированные литературно-художественные встречи. Поэт Хади Такташ даже назвал писателя “ханом литературы”. Конечно, такая популярность и “подозрительная” общественная позиция не могли понравиться властям. В двадцатые годы в прессе начинают появляться вульгарно-социологические статьи, обвиняющие Ф.Амирхана во всех смертных грехах. Хотя тяжело больного туберкулезом писателя они вряд ли могли сломить или морально уничтожить. Он и так перенес в жизни много личных утрат: кончину родителей, безвременную смерть многих друзей юности, неразделенную и трагическую любовь к дочери чистопольского ишана Шамсеннисе Камаловой...


Последние дни выдающийся татарский писатель доживал в одиночестве, вдалеке от родной Новотатарской слободы, в доме на улице Большая Красная. Он скончался 9 марта 1926 года и был похоронен на мусульманском кладбище рядом с могилами своего отца, дяди и деда.


Сегодня, к сожалению, для многих казанцев имя писателя ассоциируется лишь с шумным проспектом Амирхана. В последние годы его сочинения практически не переиздаются, до сих пор нет музея литератора, нет мемориальных досок на домах, в которых он жил. Его родина - Новотатарская слобода в плачевном, полуразрушенном состоянии. Наверно, именно здесь необходимо создать историко-мемориальный комплекс, посвященный роду Амирхановых, чьи представители внесли неоценимый вклад в историю и культуру тысячелетней Казани.

121
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии