Александр БУШКОВ: “Хорошо бы европейцев переселить в Сибирь”
25.11.2005 Культура

Александр БУШКОВ: “Хорошо бы европейцев переселить в Сибирь”

Один из самых читаемых современных российских писателей Александр Бушков всегда отличался неординарностью суждений. В среду в магазине “Книжный двор” он провел свою автограф-сессию, а мы взяли у него экспресс-интервью.

- В одной из книг вы пишете, что у народа в том, что касается отечественной истории, постепенно проходит “перестроечный угар”. А у вас он был?

- Ни в малейшей степени. Видимо, у меня здравого смысла всегда было больше, нежели у тех, кто сейчас кается и бьет себя в грудь. А чаще - не кается.

- В вашей исторической публицистике важное место занимает личность Сталина - фигура почти мистическая. Не кажется ли вам, что генералиссимус предпринял попытку вернуть российское государство на магистральный путь развития, прерванный октябрьской революцией, - ведь все эти введения министерств, гвардии, погон и так далее не были чисто механистическими действиями?

- Есть сильное подозрение на то. Совпадения вплоть до мелочей: суды чести, почти царская униформа, кадетские училища, железнодорожные жандармы и так далее. Очень жаль, что мы никогда не узнаем, куда все это шло. Может, генералиссимус и короновался бы, проживи он еще несколько лет... И я никак не могу отделаться от подозрения, да и фактов достаточно, что он готовил-таки последний, завершающий удар по Европе, который в тех условиях мог иметь успех. Скинули бы американцев в Ла-Манш, и ничего бы они с нами не смогли сделать. Вот куда бы он пошел дальше?.. Но монархическую идею Сталин всегда понимал очень четко.

- Сегодня нет-нет да и говорят едва ли не о возрождении сталинизма. Вы это ощущаете?

- Абсолютно не ощущаю - не тот народ, не та ситуация, не то время. А механически это сделать невозможно.

- Но сейчас, едва ли не по аналогии со сталинским временем, повсюду пытаются внедрить эдакую русскую державность. Вещь, безусловно, необходимая, но вас устраивает, как это делается?

- Ни в коей мере. Те, кто пытается это продвигать, просто не понимают, что они делают и что ищут. Например, совершенно не учитывается, насколько архангельский человек отличается от орловско-курского, а тот - от москвича, а тот - от рязанца, и насколько мы, сибиряки, не похожи на них всех.

- Возрождение чего-то похожего на Российскую империю по форме и духу возможно?

- Безусловно. Это не прихоть, не любовь к диктаторам.

История и география у нас такие, что мы можем жить только в сильной стране, а у слабых моментально откусывают крылья, ноги и хвосты. К счастью, еще осталось достаточно много людей, которые это понимают.

- Сейчас много разговоров о - не то идущей, не то грядущей - войне цивилизаций: Восток - Запад, ислам - христианство...

- У нас ее нет. И, думаю, под “войной” подразумевают иной процесс. Это не конфликт, просто европейская цивилизация, пожирая себя изнутри, медленно подыхает. Поэтому очень хорошо было бы забрать оттуда миллиончиков десять-пятнадцать населения, с которым еще можно делать дела и перетащить их в Сибирь, а остальные пусть деградируют в своих Парижах... За Западом нет будущего. Белая раса даже не умирает, а именно подыхает - у нее слишком много болячек. Словом, единственный путь спасти наиболее активную, пассионарную часть белой цивилизации - спрятать ее в Сибири.

- Вы пишете, что наша история полна штампов-сказок. Можете назвать главную?

- Татаро-монгольское иго.

- Хоть когда-нибудь у нас будет написана реальная история Отечества?

- Не скоро, но все к этому движется.

- Вы говорите, есть немало людей, работающих над воссозданием реальной истории. Встречаются ли на этом пути намеренно возводимые преграды?

- Пожалуй, нет. А кто хотел бы это сделать, не имеет возможностей. Пытается, конечно, наша интеллигенция славная цензуру опять ввести, но кто ж ей даст! Создали какую-то комиссию по борьбе с лженаукой: генеральная идея - каждая книга по истории должна выходить только с визой профессиональных историков. Но из этого ничего не вышло.

- В связи с этим: как вы относитесь к творчеству Виктора Суворова?

- Когда кроме него ничего не было, он смотрелся хорошо. Но прошло лет десять, появилось много других отличных книг, и он потускнел, слинял, сдулся... Относительно его главной фундаментальной концепции, думаю, сейчас уже можно сделать вывод, что все-таки он ошибался - очень не похоже, что в конце 30-х - начале 40-х мы готовили такой жуткий удар по Европе.

- А что скажете о творчестве Фоменко сотоварищи?

- Из-за него всех нас, “нетрадиционных” историков, и пытаются бить (хотя “схватить за хвост” нас очень трудно) - потому что его бить очень легко. Он решил заменить один мир другим, выдумал всемирную Русскую империю, начал туда коленом факты забивать - так же, как те, кого он так старательно ругал. И, естественно, начал подставляться. Но положительную функцию Фоменко несет: вытаскивает интересные факты, которые имеют объяснение только в рамках новой хронологии, расшатывает старое, заштампованное, закостеневшее сознание.

- Будет ли продолжение у вашей книги “НКВД: Борьба с неведомым”, где вы обещали рассказать о некоем таинственном эксперименте “Туман”?

- Может быть - материал копится. А вот о “Тумане” я, пожалуй, рассказывать все-таки не буду. Хотя это реальная история человеческой неосмотрительности, когда люди слишком вольно обращались со всякой чертовщиной. Если коротко, то это была попытка контакта с тем, что мы сегодня называем тонкими мирами. Оказалось, дверцу открыть очень легко, а вот что оттуда полезет и как это все загонять назад, предугадать невозможно. И ведь полезло. Ладно бы если что-нибудь синее, с клыками и хвостом - это понятно. А когда лезет такое, что человеческое сознание не в состоянии даже описать...

- С вами тоже случалось немало такого, с оттенком чертовщины...

- Недавно подсунули мне добрые люди шаманскую бляху. Я и взял, не разобравшись. И за месяц на меня свалилось столько неприятностей и пакостей, сколько за всю жизнь не было. Потом знающие люди растолковали, что бляха не от белого шамана, а от черного. К счастью, ее у меня вместе с барсеткой утащили из машины. И неприятности кончились. У меня. А этих шустряков взяли через два месяца, хотя до того шесть лет поймать не могли.

- Кому будут посвящены ваши ближайшие исторические расследования?

- Пушкину, Ивану Грозному, Чингисхану, гражданской войне в США.

- Вы хотели написать об Аркадии Гайдаре...

- Нет, о нем, пожалуй, писать не буду - слишком страшно и однообразно, да и пулю свою он уже получил. Но есть, конечно, парадокс. Совершенно невменяемый был человек: палач, садист - абсолютно без тормозов, но какой великолепный детский писатель!

- Кого из коллег по цеху вы читаете?

- Лема, Диккенса, немножко Гончарова, Лескова, Гоголя. Из современных никого не читаю - жалко время тратить.

- В День космонавтики не могу не спросить: не собираетесь ли написать что-нибудь об этой полной тайн и легенд сфере человеческой деятельности?

- К этому пока не подберешься: мысли есть, а архивов нет. Вопреки закону, у нас до сих пор засекречены самые обычные фотографии Луны, сделанные в 60-х. Так поневоле задумаешься: может, действительно у них под замком сидят какие-нибудь зеленые. Темное это дело.
39
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии