Ангольцы не дождались от СССР атомной бомбы
13.11.2004 Политика

Ангольцы не дождались от СССР атомной бомбы

В ночь с 10 на 11 ноября 1975 года лидер Народного движения за освобождение Анголы (МПЛА) Агостиньо Нето торжественно провозгласил образование нового независимого государства - Народной Республики Ангола. Это стало официальным прологом почти тридцатилетней гражданской войны, ставшей последним и самым длительным локальным конфликтом, в котором участвовали военнослужащие Советского Союза, в том числе и казанец Александр Повещенко.

Не ходите, дети...

Из досье "ВиД". Повещенко Александр Иванович. Родился в 1950 году в городе Комсомольское Донецкой области. Окончил Сумское артиллерийское училище. С 1978 года - командир дивизиона казанской артиллерийской бригады. С 14 августа 1986 года по 15 декабря 1988-го - в Анголе. Подполковник в отставке.

- В начале лета 86-го вызывает меня командир: я поступал в распоряжение 10-го Главного управления Генерального штаба, которое направляло офицеров за границу. В Москве встретился с тридцатью такими же “командировочными” со всего Союза.

Я тогда об Анголе толком ничего не знал, кроме того, что это в Африке.

Из досье "ВиД". Первые контакты СССР с ангольцами, боровшимися против португальского владычества, завязались в 1958 году. Но напрямую оппозиционным группировкам - МПЛА, Фронту национального освобождения Анголы (ФНЛА) и Националистическому союзу за полную независимость Анголы (УНИТА) - с подачи Москвы помогали только кубинские военные. В январе 1975 года Лиссабон и повстанцы подписали соглашение о предоставлении Анголе независимости. Но попытки трех группировок создать коалиционное правительство провалились. Война становится гражданской. СССР делает ставку на МПЛА, подчеркивающее свою марксистскую ориентацию. Им противостоят ФНЛА и УНИТА, подпитываемые, в частности, США, ЮАР, Португалией, Китаем. Агостиньо Нето, провозгласив (при непосредственной поддержке уже воюющих кубинцев) республику, тут же обращается к Советскому Союзу и Кубе за военной помощью. 12 ноября Совет Министров СССР издает распоряжение об отправке в Луанду группы советских военных специалистов. Обязанности между старшими союзниками распределились так: Куба - живая сила, СССР - оружие, техника, общее руководство... В начале 1990-х “социалистическому лагерю” стало не до Анголы - страну начали покидать кубинцы, а за ними и советские специалисты и советники. Воевать с “врагами революции” сразу стало некому. Загнанный в угол президент Эдуардо душ Сантуш публично осудил марксизм и отказался от “социалистического выбора”.

С 1975 по 1991 год в боевых действиях на ангольской территории приняли участие 10 тысяч 985 советских военнослужащих, 54 из них погибли.

- Нам обрисовали цель командировки, рассказали о политическом строе, раскладе сил, практических интересах в этой стране - полезные ископаемые, база флота и так далее. Даже говорили, чем запастись: постельным бельем, зубной пастой и прочим - там не купишь. Выдали новое штатское - костюм, рубашку, галстук, туфли. Сделали много прививок. Но в Анголе все равно не уберегся - два месяца болел малярией. Тогда как раз располагались в лесу. А нас как инструктировали? Если с вами что-то случится, не беспокойтесь - эвакуируют по воздуху. Но не получилось. Один из двух направлявшихся за мной вертолетов сбили, и второй был вынужден вернуться - летали только прикрывая друг друга и на такой высоте, что колесами деревья задевали - труднее сбить “Стингером”... Другая пара прилетела только через месяц. Как сказал врач в кубинском госпитале, вовремя - еще бы немного и загнулся...

- Первые впечатления от Луанды?

- О-о-о... Что бросилось в глаза еще в аэропорту - огромное количество безногих. А главное ощущение от города - большая свалка. Многоэтажные дома, а под ними - горы мусора. Первые этажи чуть не с окнами были завалены. Говорят, при португальцах там чисто было... И такая нищета! Помню, ели сардины, а жестянку выбросили. Тут же подбежали местные, пальцами все масло в банке подчистили...

В Луанде недели две ждали назначения. Потом выдали местную форму со знаками различия рядовых (документов - никаких) и распределили по бригадам. Я и еще четверо офицеров улетели в Луэну - что-то вроде райцентра в 800 километрах на юго-восток от столицы.

“Петухи” и адреналин

- Это был какой-то фронт?

- Так назвать нельзя. Сплошной линии не существовало - партизаны были повсюду. Мы и ангольцам говорили: у вас же настоящая партизанская гражданская война - половина страны против другой половины. Нет, говорят, мы воюем с бандформированиями...

- Ваша должность?

- Советник начальника артиллерии мотопехотной бригады. В Союзе у меня был дивизион пушек-”стотридцаток”. А там - 82- и 120-миллиметровые минометы, а также взвод реактивных минометов БМ-21 “Град” - почти сплошной лес, с артиллерией не развернешься.

- Имели право приказывать?

- Скорее, нет. Только “советовать”, учить, показывать, проверять, как сориентировались, привязались, выбрали позицию и так далее. Да и как им приказывать?! Что ни говоришь, они: “Аманя, даманя” - завтра утром, потом сделаем. Но мы, конечно, все равно на них давили.

- Вспоминают, правительственные войска - ФАПЛА - представляли собой довольно своеобразную армию.

- Можно и так сказать. Унитовцы были посмелее - наносили дерзкие молниеносные удары и тут же растворялись в лесу. Фапловцы же только бригадой ходили. А те ее кусали со всех сторон. Знаете, какой “адреналин” идти бригадой, когда сто километров колонна проходит только за месяц?! Дорога изрыта взрывами, постоянные нападения, все минами напичкано... Мы им советовали катки надевать на танки, использовать противоминные удлиненные заряды. Нет, жалко, говорят, технику. По полдня штык-ножом проверяли опасные места. Но унитовцы поступали хитро. Просверливали под асфальтом ходы и туда заталкивали заряды. Снаружи ничего не видно, колонне разрешают проходить. И вот, к примеру, 70 машин прошли нормально, а 71-я продавливает асфальт и подрывается.

Противопехотными минами сколько ног оторвало! И тут были хитрости. В дороге высверливали дырку - так, чтобы столбик асфальта достать. Туда клали противопехотную мину размером с баночку для сапожного крема, вставляли кусок асфальта обратно, присыпали песком. Так подорвался начальник разведки бригады. Мы стояли на одном месте часов шесть. И ничего. Дали команду “по местам”. Он, залезая на БТР, чуть сильнее оперся о землю и - ноги как не бывало.

- Какими были общий настой, подготовка правительственных войск?

- Настрой... Подготовка... Подготовки почти никакой. Но смекалка была. Впрочем, своеобразная. Из окопа стреляли не глядя: руки с автоматом выставляли и поливали неизвестно что и где.

Как-то помогал пехотным советникам пристрелять солдатские автоматы. Смотрим, мушки на стволах либо оплавленные, либо исковерканные, а то и вообще нет. Как? Почему? А дело вот в чем. Спички там - жуткий дефицит. Как солдату костер разжечь? Берет трассирующую пулю, находит щель в стволе дерева, там ее зажимает, и мушкой - по капсюлю. Огонь есть. А температура горения огромная. Естественно, мушки плавились. Но это еще что! Сложнейшие оптические приборы разбирали, чтобы достать линзу - тоже костер разжечь... Но в смысле мин опытными были куда больше нас. Подозрительного вообще ничего не брали. Там ловушек была тьма, игрушек детских, например.

По правилам, в двух-трех километрах по сторонам колонны должно идти боевое охранение. Так нет, шли только в пределах прямой видимости. Сколько раз из-за этого нарывались... Но были и места, где нападали постоянно. Например, унитовцы пристреляли узкий подход к одной переправе. Меня попросили подавить их огневые точки. Развернули “бээмки”, дали залп. Разнесли все в пыль. Работает “Град”, конечно, впечатляюще. Ревет так, что аж за живот тащит...

Храбрости особой в войсках не замечал. Воевали, как правило, утром и вечером, а с темнотой вообще все замирало. Мы им говорили: вас каждый день обстреливают с одних и тех же точек, вы - ответили и сразу продвигайтесь в эти места, попытайтесь их захватить, выставить посты, выслать дозоры. Нет, ни в какую - боялись. А противник ходил и хозяйничал везде. Передовой тоже боялись. И, в общем-то, правильно - там долго не жили: к концу второго года моего пребывания в бригаде из 1200 человек осталось 400. И никаких пополнений.

Утечка информации была вполне обыденной вещью. Бывало, вычислим лагерь унитовцев. Но вместо того, чтобы сразу атаковать, сначала обязательно докладываем в Луанду - получить “добро”. Получаем, атакуем, а там - пусто. Уже предупредили. Один раз командир бригады сам, без приказа, принял решение атаковать. Результат - захватили много оружия, пленных. Но какой нагоняй он за это получил!

Впрочем, ненависть к унитовцам все-таки была. Фапловцы их называли “квача” - “петухи”. Не в нашем тюремном смысле, конечно, скорее - “задиры”. А те - такие же ангольцы. Только, в отличие от правительственных войск, одеты очень бедно, без сапог. И все - как заморыши... Вооружены были, как правило, китайскими “калашниковыми” - тяжеленными, без лямок. Хотя, казалось бы, американцы поставляли им свою технику. И, судя по всему, неплохую. Один раз колонну соседней бригады атаковали на марше. Несколько наших погибло. Потом мужики рассказывали, что их обстреляли из пушек незнакомой системы, по всей видимости, - высокоточных. Снаряды рвутся, а откуда летят, непонятно. Взять “стотридцатку”: за 30 километров стреляет, но все равно звук доходит. А тут - ничего.

Ленин и в Африке - Ленин

- Как показала себя наша техника?

- Нареканий не было. Но вот относились к ней ангольцы своеобразно. Например, не заводится “Урал”, они его бросают. Все, говорят, подорвите, чтобы никому не досталось. В один из таких случаев наш прапорщик пошел, открыл капот, посмотрел - в отстойнике карбюратора что-то вроде камня образовалось - столько накопилось грязи. Что такое обслуживание, просто не понимали. Неудобно, конечно, хаять дружественную страну, но - как дикари, честное слово.

- С кубинцами общаться приходилось?

- И довольно часто. Героические ребята. Из боев не вылезали. УНИТА их боялся как огня. И такая характерная черта. К нашим заглянешь, первый вопрос: чего пришел? Кубинец же первым делом предложит пива, кофе, сигарету и только потом - о делах. С одним их подполковником-зенитчиком сдружились. Он нам все “Бессоме мучо” пел. Как-то посидели хорошо, сфотографировались, а на следующий день транспортник, на котором он летел, сбили... Там вообще летать было не спокойнее, чем ездить. Самолет не просто взлетал, а по спирали поднимался внутри периметра аэродрома километров на восемь и так же садился.

- Как считаете, могли ангольцы обойтись без помощи Советского Союза?

- Думаю, нет. Их отношение к войне и нашей роли в ней иной раз просто поражало. Как-то в приватной беседе начальник штаба бригады говорит: вот если бы вы нам атомную бомбу дали, мы бы УНИТА в момент разнесли.

- Среди ваших подопечных были прошедшие подготовку в СССР?

- Среди моих - нет. Но нас специально предупреждали: вы особо на них не материтесь - многие офицеры знают русский.

- У советников была охрана?

- Нас пятерых охраняли двенадцать гвардейцев. Ребята довольно подготовленные, видно, добросовестно подбирали. И, бывало, они здорово выручали. Как-то пробивались на выручку соседней бригаде. Но сами ввязли в бой и попали в окружение. Пришлось бросить технику и отходить. Так они сколько километров старшего советника через лес на себе тащили (ему от жажды стало плохо), при этом отстреливались и вообще никого к нам не подпускали.

- А что, с водой были проблемы?

- Как правило - нет. Там речек много. И вода, если не сезон дождей, - чистейшая. Вообще места встречались первозданные... И когда мы делали переходы, обычно шли от речки до речки. Но ангольцы странно к питью относились. О солдатах совершенно не думали. Чтобы запас воды в дорогу сделать - не было такого. До жути доходило. Один раз, как назло, не было по пути ни одной речки. Солдаты уже выбивались из сил, несколько человек умерло от обезвоживания. И когда показалась река, что началось! Подходы-то, как обычно, заминированы, а они прут. Первые подорвутся, зато другие напьются...

Мы-то обязательно с собой цистерну тащили - на охрану и себя. А целый день в БТР едешь. Жара, духота, пыль. Вечерком ополоснуться хочется. Немного воды зачерпнешь и, сидя на броне, на себя выльешь. И, бывало, охрана, смилостивившись, пропускала солдат - подползали под БТР, и то, что стекало, пили...

- Как вам понравились ангольцы?

- Внешне - страшноватые. В общении - нормальные. Но вот запах от них!.. Не потому, что они грязные или не моются, а физиология такая. В бронетранспортере ехать вместе - невозможно... Бескультурье, конечно, жуткое. Помочиться в людном месте - ничего не стоит.

- Как вам платили?

- В месяц выходило около 3 тысяч рублей чеками, а за 6 тысяч тогда можно было машину купить. Но “живых” денег мы почти не видели - все копилось на счете. Когда после года поехал в отпуск, пришлось даже специально кожаную куртку купить: выдали сразу 40 тысяч - куда класть? Еще немного платило их командование.

Кормили себя сами, благо, советское армейское обеспечение действовало нормально. Охранника Андрэ (мы звали Андрейкой, все любил вести разговоры на богословские темы) научили готовить суп, картошку, которую там не выращивают. Но основной едой были рис и фасоль. Местную стряпню лучше было вообще не пробовать - даже запах трудно выдержать (а какая у них самогонка мерзкая!). Поскольку хлеба они не едят, мы его сами пекли на углях. А возвращавшиеся из отпуска, по традиции, обязаны были привезти черный хлеб, а еще селедку и литр водки... Цены там были странными. Офицер получал 20 тысяч кванс - стоимость двух простыней на рынке. Впрочем, они особо не страдали - жили на снабжении ФАПЛА... Иногда и мы простынями приторговывали. А что? Свое, не чужое. Если простыня белая, пусть и поношенная, с руками отрывали. Еще у местных очень ценились всякие значки, особенно - с Лениным. На такой можно было и форму новую выменять.

- Есть сегодня у вас особое отношение к Анголе, следите за новостями оттуда?

- Нет. Даже не интересуюсь. Мне вообще кажется, не надо было нам туда лезть, а если уж влезли, то и отстаивали бы свои интересы до конца.

Гражданская война в Анголе закончилась три года назад с гибелью лидера УНИТА Жонаса Савимби. Впрочем, к тому времени она давно из разряда политики перешла в область контроля над минеральными ресурсами. Нефть, алмазы (по объему их добычи Ангола занимает третье место после Ботсваны и России, а по чистоте и величине они уступают лишь намибийским) просто так не бросают. Именно на фоне алмазодобычи в середине 90-х возобновились контакты Луанды и Москвы. Тогда же берут начало и многочисленные скандалы, связанные с продажей душ Сантушу российского оружия, в которых оказались замешанными многие непростые персоны Франции, Израиля, США, России. А обстоятельства, при которых Россия списала Анголе 70% $ 5,5-миллиардного долга, а также судьба оставшихся 30% даже стали предметом международного уголовного расследования. В итоге, как считают сведущие люди, на ангольской истории обогатились все, кому не лень, кроме России (если не считать отдельных персон), которая, по всей логике, должна была выиграть больше других.
15
Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии