10.08.2022 Финансы

Рублевая вселенная: о какой финансовой реальности рассказывает новый доклад ЦБ

Фото
Shutterstock

Банк России пытается управлять уже идущим процессом девалютизации экономики, пишет главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах в Forbes. Граждане избавляются от валютных вкладов, сохраняя возможность хранить наличную валюту, а предприятия досрочно гасят долги в долларах и евро. При этом расчеты с иностранными контрагентами все чаще будут проходить в условных единицах и через нейтральные юрисдикции вроде Турции или Казахстана.

Опубликованный для общественного обсуждения доклад Банка России о новых задачах для финансового рынка оказался во многом сенсационным. В другое время игроки и эксперты стали бы обсуждать меры по изменению структуры активов пенсионных фондов, защите мелких инвесторов или даже стимулирование банков кредитовать структурную трансформацию экономики. Но сейчас основное внимание привлекли анонсированные меры по девалютизации российской экономики и банковской системы.

После шоков весны 2022 года — ограничений на снятие средств со счетов и обмена валюты, запретов западных центробанков на поставку в Россию наличных долларов и евро, введение комиссий за поддержание валютных счетов — традиционно привлекающая внимание тема неизбежно оказалась в центре обсуждения. Возможно, именно это и было целью публикации.

Изъятие валюты

Если внимательно прочитать документ, то нового довольно мало — фактически регулятор старается возглавить уже идущие процессы. С апреля, когда началось смягчение валютных ограничений, граждане стали массово изымать мелкие вклады и пользоваться возможностью переводить средства за рубеж. По расчетам финансиста Егора Сусина, к 1 июля объем валютных вкладов (с поправкой на курсовую разницу) упал примерно на $20 млрд, до $72 млрд. Скорее всего, мы увидим и дальнейшее падение. Комиссии за обслуживание валютных счетов и удорожание отправки средств за рубеж (запретительное для мелких сделок) заставят граждан искать способы вывода средств в дружественные юрисдикции, пусть и с потерями, или соглашаться на выплаты по вкладам в рублях и уплату примерно 10% премии за покупку наличных долларов или евро. Ситуация не самая приятная, но издержки сопоставимы с годовыми комиссиями за поддержание счета в валюте. 

Проблема в том, что еще с начала 90-х для российских граждан валюта стала защитным активом от внутренних неурядиц, но условия банковских депозитов даже в валютах дружественных стран — не самые комфортные. Более того, они тоже подпадают под действующие ограничения на снятие средств, недавно продленные на полгода. Если эти ограничения для юаней или дирхамов будут сняты, ситуация может измениться. Но банки вряд ли начнут с энтузиазмом привлекать средства, которые сложно разместить. Поэтому основной альтернативой будет старый добрый «матрас», то есть беспроцентное накопление наличных, пусть и с потерями от инфляции. Тем более что заявления и действия ЦБ и правительства позволяют не опасаться введения жестких ограничений на оборот наличной валюты в советском духе — это не нужно и признается вредным. 

Более продвинутый вариант — долговые инструменты, привязанные к курсу доллара/евро, но обслуживаемые в рублях. Предложения некоторых корпоративных заемщиков для своих еврооблигаций предлагают такие схемы — здесь ключевой вопрос в том, как будет определяться курс. Регулятор и крупнейшие банки готовят резервные планы на случай возможного отключения Мосбиржи и Национального клирингового центра от расчетов в валюте, тогда будет запущен альтернативный механизм определения курса. При этом не очень понятно, как будут покупать безналичную валюту предприятия и граждане. Очень вероятно, что такая возможность сохранится, но транзакционные издержки будут измеряться не в десятых долях процента, как еще полгода назад, а в целых процентах. Сами же внешние платежи будут организованы через банки дружественных юрисдикций, которые по тем или иным причинам не боятся вторичных санкций, либо через неформальные структуры, процветающие в том же Иране. 

Рынок условных единиц

С юридическими лицами ситуация несколько сложнее. Хотя ЦБ не публикует данные о структуре валютных активов корпораций, косвенные признаки говорят о массовом переходе в нетоксичные валюты либо о выводе средств в зарубежные банки, благо требования к обязательной продаже валютной выручке также смягчены почти до полной незаметности. Начался процесс досрочного погашения валютных долгов — напрямую или с расчетами в рублях. Это поможет решить проблему искусственных дефолтов при полной кассе, с которой сейчас столкнулись российские компании. Валютное кредитование и покупка валютных активов умерли или умирают. Не вовлеченные в экспортные или импортные операции компании вполне могут жить в рублевой вселенной, хеджируя валютные риски через срочный рынок или беря их на себя. Рекомендация об оплате в рублях не всегда применима для иностранных контрагентов — разве что она чисто техническая или товар очень дефицитный. Поэтому практически гарантировано возрождение валютной оговорки с расчетами в у. е. и в нейтральных юрисдикциях — первыми на ум приходят ОАЭ, Турция и Казахстан.

Следует признать, что предложенные ЦБ меры — реакция на санкции и сворачивание операций даже с не попавшими под ограничения российскими банками. К сожалению, невозможно вернуться в мир мгновенных и копеечных трансграничных расчетов, где основной проблемой были претензии комплаенс-менеджеров, связанные с требованиями по пресечению отмывания денег. Но ничто не ново под луной: многие современные финансовые операции уходят корнями к приемам средневековых итальянских и арабских банкиров, мастерски обходивших или подгонявших сделки под соответствие разнообразным политическим и религиозным запретам на финансовые операции и обмен монет из разных стран. Скорее всего, мы увидим похожие сюжеты, но с использованием лучших достижений современного финтеха.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии