28.05.2022 Экономика

Одна «ция» сменить другую спешит, дав время полчаса

Фото
Shutterstock

Александр Сергеевич, не обижайтесь за переиначивание, лучше всё равно не скажешь: в идущей к своим истокам России жупел инфляции резко сменился на жупел дефляции, и правительство приходит, судя по всему, к выводу, что меньшее из зол – первое.

Кошмар в том, что на минувшей неделе статистика зафиксировала недельное снижение цен (аж на 0,02%!) и, одновременно, снижение потребительского спроса. Это и есть дефляция: производители в результате совпадения таких факторов уходят в убыток, сокращают инвестиции и персонал, растет безработица, и в результате спрос падает еще больше — закручивается дефляционная спираль, выбраться из которой очень непросто.

Выход властям видится в накачивании экономики деньгами, то есть к проинфляционной тактике. В теории это способствует оживлению экономической жизни, однако любая теория к России слабо применима, хоть при царях, хоть при большевиках, а уж при Путине, склонном к спецоперациям, тем более.

Фокус тут в том, что стимулирование потребительского спроса – в теории и в практике развитых государств – предполагает, что на вбрасываемые в экономику деньги население и бизнес-структуры примутся приобретать продукт, созданный на территории страны – эмитента денег или, как минимум, с участием родного капитала. В этом варианте инфляция, органически сопровождающая удешевление денег (кредита) реально ведёт к созданию новых рабочих мест, росту экспорта и тому подобным приятностям.  Детский вопрос: а какой продукт и в каких отраслях производит экономика современной России?

Продукты питания? Да, с поправкой на уровень зависимости производства от исходных импортных материалов, начиная с семян и племенного поголовья и заканчивая присадками и запчастями к машинам и механизмам. Что ещё? Стройиндустрия? Тоже да, но уже в меньшей степени: кирпич – бар, раствор (сиречь, фурнитура, скажем) – юк. И всё, пожалуй.

По данным «Сбериндекса» (подсчитывает расходы по картам «Сбера»), спрос на некоторые непродовольственные товары даже с учетом 18%-ной инфляции — в глубокой рецессии: спад расходов на одежду на 22 мая в годовом выражении составил 40,9%, на мебель — 23,3%, на электронику — 15,5%.  Это всё отечественное что ли или показатели говорят не только о нехватке денег у дорогих россиян и переходе на сберегательную модель поведения, но в первую очередь о схлопывании импорта?

И вот Путин предпринимает своё излюбленное средство стимулирования спроса: внеплановую индексацию пенсий, прожиточного минимума и минимальной зарплаты - на целых 10% с 1 июня! Сколько это на «душу населения»? От тысячи до 1700 рублей в месяц, примерно. Конечно, что-то – лучше, чем ничего, но в каких сферах подрастёт спрос со стороны самых бедных россиян? Правильно, почти исключительно в продовольственной. На прибавку можно будет купить около 20 бутылок молока в месяц или 3-4 килограмма средней колбасы. Снижение сразу на 3% (на 300 процентных пунктов, как модно сейчас говорить) ключевой ставки ЦБ начнёт сказываться в производственной сфере не раньше, чем через полгода, а, скорее, месяцев через 10, а всё это время реальные зарплаты будут скукоживаться, как и количество рабочих мест, и это сжатие будет куда как более весомым, чем «социальные» индексации, ведь именно зарплаты составляют основную часть доходов граждан, более 60%.

Ну, и пушкинский (закончу «нашим всё», коли уж с него начал) вопрос о том, почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет, он от удешевления денег никуда не девается. А времени на его создание – по всей гамме, как говорится, - по существу нет.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии