Танкосборочный корпус
25.04.2024 Экономика

Прагматичные милитаристы. Какие отрасли и регионы России выигрывают от войны

Фото
Shutterstock

Российское вторжение в Украину привело к тому, что пока одни российские регионы сталкиваются с обстрелами и сокращением доходов от экспорта из-за нарастающих санкций, другие, наоборот, получают небывалый приток денег, зарабатывая на обеспечении маховика войны и растущем внутреннем потреблении.  Расклады проанализировала на Carnegie Endowment политаналитик Екатерина Курбангалеева.

Социологи могут спорить о том, насколько активно большинство россиян поддерживает режим Владимира Путина, но то, что поддержка большинства у него есть, не вызывает сомнений. Среди причин этого обычно называют массированную пропаганду, жесткий контроль над общественной жизнью и пробудившийся «имперский менталитет» с мечтой опять жить в державе, с которой считаются и которую боятся.

Однако при всей несомненной значимости этих факторов дело ими не исчерпывается. У многих в России есть вполне прагматичная материальная заинтересованность в поддержке режима, и подтверждение тому — значительно выросшие доходы некогда беспросветно дотационных регионов и бедных групп населения.

Региональная оптика

Хорошо известно, что макроэкономическая ситуация в России пока остается довольно благоприятной, но рост ВВП в 3,6% в 2023 году все равно не дает полного представления о том, каким потоком доходов обернулась война для отдельных регионов и отраслей. Если посмотреть отчет Федеральной налоговой службы РФ за прошлый год, то первое, что бросается в глаза, — это резкий рост отчислений регионов в консолидированный бюджет РФ в 2023 году по сравнению с 2021 годом. Эти поступления в бюджет, а значит, и региональные доходы, в совокупности выросли на рекордные 36%, причем основной рост пришелся именно на 2023 год.

Первая тройка регионов — лидеров роста выглядит весьма неожиданно: это Амурская область (+176%), Тульская область (+103%) и лишь затем идет Санкт-Петербург (87%). Привычных нам добывающих регионов нет даже в первой двадцатке, за исключением Сахалинской области. То есть санкции дают о себе знать: доходы традиционных регионов-доноров — ХМАО, ЯНАО, Москвы, Татарстана — тоже подросли, но весьма скромно на фоне других.

Зато в этой первой двадцатке, все участники которой увеличили свои отчисления как минимум в полтора раза по сравнению с 2021 годом, числятся субъекты РФ, которые даже в лучшие годы не были середнячками. Это, например, Чувашская республика (+72%), Смоленская область (+72%), Курганская область (+69%), Забайкальский край (+66%), Республика Марий Эл (+64%), Брянская (+58%), Псковская области (+53%) и даже Республика Тува (57%) и Еврейская АО с 49%.

Почти у всех перечисленных регионов, кроме Забайкалья, виден один и тот же характер изменений: их налоговые поступления (а значит, и региональные доходы) в 2022 году оставались практически на прежнем уровне, зато в 2023 году начался резкий рост.

Ситуация становится еще более наглядной, если посмотреть на рост региональных отчислений в федеральный бюджет от налога на прибыль предприятий. Здесь среди лидеров практически все те же упомянутые регионы — Чувашия, Брянская, Курганская, Смоленская области и так далее. Некогда «безнадежно бедные» Забайкалье и Еврейская АО тоже в рядах лидеров — эффект низкой базы никто не отменял.

Среди отстающих, демонстрирующих падение по налогам (а значит, и доходам) за два военных года, хорошо заметны три металлургических региона — Липецкая, Курская и Белгородская области. Тем не менее даже они в 2023 году все-таки смогли несколько отыграть сильное — почти в два раза и более — падение в 2022 году. А вот очевидно проигравших на конец 2023 года можно пересчитать по пальцам одной руки: Чукотка, Республика Алтай и предсказуемо Калининградская область.

Анализ данных Росстата — а именно изменение среднедушевых доходов — за два военных года также свидетельствует о том, что главными бенефициарами оказываются некогда дотационные регионы, расположенные в основном в Центральной России, Поволжье и на Урале, а также отдельные некогда самые бедные регионы Дальнего Востока. Правда, ситуация в самых бедных регионах Северного Кавказа (Ингушетия, Дагестан) почти не изменилась.

Отрасли-бенефициары

Даже беглый взгляд на перечень регионов, оказавшихся среди бенефициаров войны, свидетельствует о том, что это территории со значительными машиностроительными активами — именно на них обрушилась лавина бюджетных денег из оборонного госзаказа. Но сильно выиграли и связанные отрасли вроде производства пищевых продуктов, одежды и обуви.

Судя по отчислениям в консолидированный бюджет, а также данным Росстата, доходы этих отраслей выросли в два (обувная промышленность и производство текстильных изделий), а то и более чем в три раза (производство одежды). Своим ростом эти отрасли обязаны не только оборонзаказу, но и так называемому импортозамещению, ставшему наконец былью после ухода иностранных производителей и сокращения экспорта.

Неожиданно, хотя и объяснимо, в числе бенефициаров оказались гостиничный бизнес и общественное питание, чьи доходы за два военных года удвоились. Причем основной рост, в разы, наметился именно в 2023 году.

Для полноты картины перечислим те отрасли, которые проиграли. Среди них металлургия в части производства чугуна, стали и стального проката, что отлично рифмуется с падением собираемых налогов в металлургических регионах и связано с сокращением возможностей для экспорта. Для внутреннего потребления столько металла не надо, даже с учетом оборонзаказа.

К очевидно проигравшим также можно отнести деревообработку, что соотносится с потерями регионов европейской части, имеющих значительную долю в лесопромышленном комплексе (Карелия, Коми), и операции с недвижимостью. Наконец, отдельного упоминания заслуживает падение в полтора раза производства лекарств и медицинских материалов, а также сокращение медицинских услуг почти на 30%. Похоже, что с импортозамещением в этой сфере дела обстоят неважно.

Праздник для отстающих

Российское вторжение в Украину привело к тому, что пока одни российские регионы сталкиваются с обстрелами и сокращением доходов от экспорта из-за нарастающих санкций, другие, наоборот, получают небывалый приток денег, зарабатывая на обеспечении маховика войны и растущем внутреннем потреблении. К концу 2023 года не осталось сомнений, что доходы регионов, предприятий и людей, привыкших десятилетиями с трудом сводить концы с концами, резко выросли.

Казалось бы, все банально: для кого война, а для кого — мать родна. Наполненный холодильник и зудящий одно и то же телевизор совпали во времени. Трудно предсказать, насколько продолжительным будет это совпадение. Зато уже сейчас можно констатировать, что рост доходов в 2023 году затронул весьма многочисленную часть российского общества, привыкшую до этого жить от зарплаты до зарплаты. И эти люди способны обеспечить режиму Владимира Путина значительную и устойчивую поддержку не только из «имперского менталитета» или под гипнотическим воздействием пропаганды, а из самых что ни на есть прагматических интересов.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии