11.01.2022 Экономика

Почему в 2022 году финансовые рынки с высокой вероятностью ждет обвал

Фото
Spencer Platt / Getty Images

Если принять версию о начинающейся стагфляции в США и в мире в целом (в развивающихся странах она уже налицо), то каким должен быть портфель инвестора? Ответ на этот вопрос в колонке для Forbes дает управляющий директор Arbat Capital Александр Орлов.

Каждый раз на слухах об очередном страшном штамме коронавируса инвесторы прикидывают в уме, что можно будет купить после восстановления рынка. Вместо этого им стоило бы подумать, а будет ли это восстановление вообще и не съест ли инфляция все их будущие доходы.

Инфляционная спираль

Пока еще инвестиционный мир остается в иллюзии временного характера инфляции. Действительно, цены на нефть и прочее сырье вряд ли снова удвоятся, карантины когда-то закончатся и логистические цепочки восстановятся, США помирятся с Китаем, а дефицит чипов рано или поздно будет преодолен. Однако бояться надо не того, что инфляция в развитых странах побила рекорд за 30 лет. Пугает композиция этой инфляции: она уже не сырьевая, не постковидная, а всесторонняя, затрагивающая даже зарплатные ведомости. Можно уверенно утверждать, что запустилась инфляционная спираль, когда у работников достаточно рыночных сил, чтобы заставить работодателей повысить зарплаты в ответ на рост цен.

А работодатели, в свою очередь, не готовы жертвовать своей рентабельностью и повышают цены на готовую продукцию, что вызывает следующую волну требований по увеличению зарплат. И все это на фоне более $10 трлн, напечатанных за пандемию ведущими центральными банками.

Инфляционная спираль будет раскручиваться до тех пор, пока макроэкономическая политика развитых стран не станет достаточно жесткой для ограничения избыточного спроса. Для этого нужно не только полное выключение «печатного станка» ЕЦБ и ФРС (ожидается в марте и июне 2022 года), но и повышение ставок хотя бы до 1–1,5% в долларах и ближе к 0% — в евро. Нужно, чтобы американский Минфин перестал посылать чеки всем и вся, после пандемии так и не восстановилось 4,2 млн рабочих мест, в основном из-за того, что людям выгодно оставаться безработными и получать пособия. С другой стороны, чем выше и дольше будет инфляция, тем быстрее они вынуждены будут вернуться на рынок труда, помогая тем самым разорвать порочный круг инфляционного давления.

Безусловно, ужесточение монетарной и бюджетной политики приведет к рецессии или как минимум к сильному торможению экономического роста, как это было после подавления последнего мощного инфляционного всплеска в США в начале 1980-х. Но если этого не сделать (а политические риски высоки — выборы в Конгресс пройдут в ноябре 2022-го), то экономика сама уйдет в стагфляцию, как после нефтяного шока 1970-х.

Чем страшна стагфляция

Начнем с определения. Стагфляция — это такое состояние экономики, при котором одновременно наблюдается высокая инфляция и замедляющиеся темпы роста ВВП. По отдельности эти два явления встречаются достаточно часто, составляя неотъемлемую часть нормального бизнес-цикла, но обычно они существуют в противофазе: растущая экономика стимулирует рост инфляции, а рецессия обычно сопровождается падением спроса и уровня цен.

Понятно, как бороться с каждой из проблем по отдельности: замедление экономического роста можно преодолеть снижением ставок и ростом госрасходов, а инфляцию, наоборот, победить ужесточением монетарной и бюджетной политик. А вот когда беда приходит с двух сторон, то уже требуется политическая воля, чтобы принять непопулярное решение и задушить инфляцию ценой сползания экономики в рецессию, — структурные реформы иногда помогают сгладить последствия. В начале 1980-х годов это удалось сделать главе ФРС Полу Волкеру и президенту Рональду Рейгану, но перед этим был долгий период стагфляции и многочисленных «нефтяных шоков».

Справедливости ради стоит привести и аргументы оптимистов, считающих, что сползания в стагфляцию не будет. Прежде всего они исходят из двух базовых предпосылок: инфляция носит временный характер и объясняется экстраординарным влиянием пандемии, а ФРС всегда будет спасать рынок и пойдет на любые меры для стимулирования роста экономики.

Действительно, значительная часть прироста инфляции в 2021 году была обеспечена факторами, прямо или косвенно связанными с пандемией. Это и нарушение логистических цепочек, и перебои с производством товаров из-за карантинов, и рост спроса на товары длительного пользования (автомобили для социального дистанцирования, электроника для дистанционной работы, бытовая техника и загородные дома для жизни вне офиса), и бурный восстановительный рост потребления сервисных услуг после снятия ограничений. Тем не менее все эти факторы играли важную роль в конце 2020-го — начале 2021 года. ФРС тогда даже придумала новый показатель инфляции без учета тарифов на авиаперевозки, цен на машины, стоимости бронирования номеров и прочих связанных с пандемией секторов. Но вот год прошел, а инфляция только ускорилась и распространилась на товары и услуги, которые даже креативная статистика ФРС не смогла устранить из рассмотрения. Более того, ожидаемая инфляция зашкаливает по всем видам опросов и уже давно превысила не только показатели до пандемии, но и уровни до кризиса 2008 года. Напомню, что в 2007 году ставка ФРС составляла 5%, доходности по десятилетним гособлигациям США были выше 5%. Сейчас же мы имеем 0% по ставке ФРС и 1,5% по доходности десятилетних treasures.

Последствия для финансовых рынков

Вряд ли на американском рынке осталось много очевидцев прошлых эпизодов стагфляции в США, большая часть которых пришлась на 1965–1982 годы, но статистика — вещь упрямая и дает следующую информацию: за последние 60 лет американский рынок акций в среднем рос на 2,5% за квартал, тогда как в периоды стагфляции падал на 2,1%. Для сравнения: в периоды замедления экономического роста или высокой инфляции (по отдельности) рынок падал всего лишь на 0,5–0,6% в квартал.

Итак, если мы примем версию о начинающейся стагфляции в США и в мире в целом (в развивающихся странах она уже налицо), то каким должен быть портфель инвестора? Простой ответ: защитным, то есть содержать инструменты защиты от падения рынка акций и долгосрочных облигаций, такие как купленные пут-опционы или пут-спреды, шортовые ETF.

Также защиту могут обеспечить вложения в драгоценные металлы и акции золотых рудников, рассчитанные на волатильность инструменты (такие как фонд iPath Series B S&P 500 VIX Short-Term Futures ETN (VXX), но с осторожностью и на короткое время) и даже криптовалюты.

А для тех, кто не готов к таким агрессивным методам защиты портфеля или не очень верит в стагфляцию, больше всего подойдет портфель из краткосрочных облигаций качественных компаний с инвестиционным рейтингом и акций компаний с высокой рыночной силой, которые смогут переложить рост издержек на конечного потребителя, вроде Nike или Meta (бывший Facebook).

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии