07.05.2022 Экономика

Нефтяное эмбарго ЕС: сколько потеряет Россия и что будет с бюджетом

Фото
Shutterstock

Страны ЕС так и не смогли договориться о нефтяном эмбарго против России до вечера пятницы, но де-факто вопрос решен: спор уже идет только о месяцах отсрочки для Венгрии, Словакии и Чехии. В Еврокомиссии рассчитывают официально объявить о введении шестого пакета санкций до конца выходных. Европейское нефтяное эмбарго — одна из самых мощных мер в санкционном арсенале. Как сильно оно ударит по российской экономике и бюджету? Анализ от обозревателя  The Bell Юлии Старостиной.

Что происходит

Представители стран ЕС всю неделю обсуждали шестой пакет санкций против России, гвоздем которого должно стать введение нефтяного эмбарго — потенциально самого мощного удара по российской экономике и государственным финансам за все время «военной операции».

В среду глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен представила проект пакета, предполагающего полный запрет покупки российских нефти и нефтепродуктов до конца 2022 года. Судя по уровню проработки проекта, принципиальное одобрение большинства стран ЕС он получил еще в ходе предварительных консультаций. К пятнице, после двух дней официального обсуждения, самые уязвимые страны ЕС выторговали себе дополнительные отсрочки, но принципиально проект не изменился.

По состоянию на вечер пятницы параметры будущего эмбарго были таковы:

  • Все страны ЕС, кроме тех, для которых были сделаны исключения, должны будут отказаться от импорта российской нефти через 6 месяцев после утверждения пакета, от импорта нефтепродуктов — через 8 месяцев. Запреты начнут действовать до конца 2022 года.
  • С августа европейским судоходным компаниям будут запрещены морские перевозки российской нефти, а страховым компаниям — страхование таких перевозок. Это должно помешать России перенаправить нефтяной экспорт в сторону альтернативных покупателей. Покрытие 95% мировых танкерных перевозок обеспечивает зарегистрированная в Британии ассоциация профильных страховщиков International Group of P&I Clubs, которая должна будет соблюдать санкции ЕС, отмечает Bloomberg.
  • Первоначально предполагалось, что запрет на морские перевозки вступит в силу с июня, но по просьбе Греции, Мальты и Кипра, под чьими флагами ходят крупнейшие европейские танкерные компании, дедлайн был перенесен на два месяца.
  • Отсрочки по запрету на импорт нефти и нефтепродуктов до 2024 года получат три страны — Венгрия, Словакия и Чехия. Для последней дедлайн могут продлить до июня 2024-го, если до этого не будут налажены поставки в страну трубопроводной нефти с юга Европы по Трансальпийскому нефтепроводу. Первоначально предполагалось, что отсрочки будут действовать до конца 2023 года. Все три страны, через которые проходит российский нефтепровод «Дружба», почти полностью зависят от российской нефти: Венгрия получает через «Дружбу» 58% импорта нефти, Чехия — 86%, Словакия — 96%. По данным Reuters, на отсрочке также настаивала Болгария, но получила отказ.

Еврокомиссия рассчитывала объявить о единогласном одобрении нефтяного эмбарго (для введения санкций необходимо согласие всех 27 стран) в пятницу, но достичь договоренности до конца рабочей недели не удалось.

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель дал представителям стран ЕС в Брюсселе время на переговоры до конца выходных. Если им не удастся договориться, на следующей неделе будет созван внеочередной саммит глав МИД стран ЕС. Но опрошенные Reuters в пятницу источники выразили уверенность, что договоренность будет достигнута в выходные.

Главный публичный противник эмбарго — Венгрия, премьера которой Виктора Орбана обвиняют в близких связях с Россией. В пятницу Орбан заявил, что эмбарго станет «ядерной бомбой» для венгерской экономики, потребовал для Венгрии отсрочки на 5 лет и предупредил, что не будет голосовать за шестой пакет, пока требования Венгрии не будут удовлетворены. Но угрожать ветированием пакета напрямую он не стал. На закрытых переговорах представители Венгрии ведут себя вполне конструктивно, говорят источники Politico и Reuters, а публичные протесты Орбана один из них назвал пустыми угрозами.

Как эмбарго ударит по российскому экспорту

Европа — крупнейший рынок сбыта для российской нефти. По данным ФТС, на страны ЕС приходится более половины российского экспорта нефти (в январе 2022 года — 54,5%, или 2,29 млн из 4,2 млн баррелей в сутки). Доля российской нефти в совокупном нефтяном импорте европейских стран достигает почти 40% (данные Международного энергетического агентства на ноябрь 2021 года).

Наблюдаемые данные авторитетной норвежской аналитической компании Rystad Energy расходятся со статистикой ФТС — как сказали The Bell в Rystad, объемы сырой российской нефти, которым угрожает полное эмбарго ЕС, составляют около 3 млн баррелей в сутки.

С самого начала «военной операции» западные компании начали добровольно отказываться от покупок российской нефти. Но «самосанкции» сократили европейский импорт всего на 12%: по данным Rystad, в январе ЕС импортировал из России 3,4 млн б/с, а к апрелю импорт сократился примерно на 0,4 млн б/с.

Впрочем, глава отдела исследований нефтяных рынков Rystad Бьернар Тонхауген считает, что выдержать требования шестого пакета будет трудно: полный отказ ЕС от российской сырой нефти потребует больше шести месяцев, а к обнулению импорта нефтепродуктов (около 1,5 млн баррелей в сутки) из России к концу года следует и вовсе относиться скептически. Даже после введения эмбарго нельзя полностью исключать экспорт сырой российской нефти в Европу через серые схемы — например, через смешивание российской нефти с другими сортами, например латвийской смесью, говорится в переданном The Bell комментарии Тонхаугена.

В январе 2022 года общая нефтедобыча (с учетом конденсата) в России составила 11,3 млн баррелей в сутки против 17,6 млн б/с в США и 12 млн б/с в Саудовской Аравии, следует из данных Международного энергетического агентства (МЭА).

Глава Минфина Антон Силуанов в конце апреля говорил, что падение добычи по итогам 2022 года может составить 17% — в этом случае объем добычи составит 9,5 млн б/с. Судя по всему, он основывался на прогнозе Минэкономики, с которым ознакомился Reuters. В нем говорилось, что добыча нефти в России в 2022 году может упасть на 9,3–17%, а экспорт — на 1,1–7,6%.

Главный аналитик по сернистой нефти компании Kpler Виктор Катона на этой неделе оценивал дополнительное падение добычи в России в результате европейского эмбарго в 10% — вдобавок к уже произошедшему падению на 10% в феврале—апреле. С учетом исключений для Венгрии, Словакии и Чехии выпадающий объем российского экспорта Катона оценил в 1,5 млн б/с, а объем добычи в России к концу 2022 года — в 9 млн б/с. МЭА в середине марта предсказывало, что к концу года российская добыча упадет на 30% по сравнению с февралем — c 10,1 до 7 млн б/с.

Падение добычи нефти в России на 2–3 млн баррелей нефти в сутки, то есть на 20–30% к концу года, — это пессимистичный, но вполне возможный сценарий, сказал The Bell зарубежный нефтегазовый аналитик. Другой собеседник The Bell, возглавляющий российский нефтегазовый аналитический центр, более оптимистичен: он полагает, что Россия в результате эмбарго и прочих ограничений снизит добычу на 12–13% в этом году и еще на 6–7% в 2023-м.

Возможен ли «разворот на Восток»

Масштабы потерь российского экспорта (а значит, и российского бюджета) зависят от того, насколько быстро Россия сможет переориентировать экспортные потоки нефти на Китай, Индию и другие страны, лояльно настроенные к Москве. Независимые китайские НПЗ уже увеличили закупки у России, пользуясь большими скидками, но крупные государственные сырьевые трейдеры опасаются западных санкций, писала на этой неделе FT.

Россия попытается перенаправить как можно больше объемов нефти с Запада в Азию. Но главный трубопровод в Китай — Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО) — имеет только только 300 тысяч баррелей в сутки резервных мощностей, замечает Тонхауген из Rystad Energy.  Еще около 200 тысяч баррелей в сутки могут поставляться по железной дороге. Это дает всего 500 тысяч б/с — шестую часть от выпадающего в результате эмбарго экспорта в Европу. Некоторые объемы могут быть перенаправлены морским путем с Запада на Восток — но осуществимость морских поставок будет сильно зависеть от наличия нефтяных танкеров, готовых иметь дело с российской сырой нефтью, особенно учитывая риск санкций в отношении судоходства и страхования, добавляет Тонхауген.

Инфраструктурные ограничения и возможные проблемы с перевозками будут сдерживать возвращение России на уровни добычи до «специальной военной операции», соглашается зарубежный нефтегазовый аналитик. Если танкеры, принадлежащие европейским компаниям, не смогут перевозить российскую нефть, то к этому, вероятно, придется привлекать небольшие азиатские компании, что повлечет за собой рост транспортных издержек, полагает он.

Серьезной проблемой для России станут технологии, отмечает зарубежный нефтегазовый аналитик. Международные подрядчики не смогут работать в России, реализовывать технологически сложные проекты, например, разработку трудноизвлекаемых запасов, будет крайне сложно. Ситуация усугубится отсутствием инвестиций и иностранных технологий, что приведет к снижению буровой активности. В результате Россия не вернется к довоенному уровню добычи даже к 2026 году, согласны в Rystad Energy.

Поворот экспорта в Азию потребует времени и масштабных инвестиций в инфраструктуру, что в среднесрочной перспективе грозит России уже резким падением добычи и доходов, подчеркивает старший аналитик Rystad Energy Дарья Мельник.

Что будет с бюджетом

Выручка от продажи нефти и газа — крупнейший источник дохода России. В 2021 году, по оценке платежного баланса Банка России, на долю энергоносителей пришлось 42% всех поступлений от экспорта ($240,7 млрд из $489,8 млрд). Доля нефтегазовых доходов федерального бюджета в 2021 году, по данным Минфина, составляла 36% (9 трлн из 25,3 трлн рублей), а по закону о бюджете на 2022 год планировалось, что она вырастет до 38,1%. Несмотря на традиционно повышенное внимание к экспорту газа, четыре пятых нефтегазовых доходов бюджета приходится именно на нефть — например, в марте 2022 года 80,3%. По итогам 2021 года доля нефти и нефтепродуктов в нефтегазовых доходах составила примерно две трети, в совокупных экспортных доходах — почти треть.

Удар по российскому бюджету будет смягчен неизбежным ростом мировых цен в результате ухода с рынка части российской нефти. По оценкам Rystad Energy, несмотря на резкое сокращение добычи нефти в 2022 году, налоговые поступления от нефтегазовой отрасли в России в 2022 году значительно увеличатся и составят более $180 млрд — на 45% и 181% больше, чем в 2021 и 2020 годах соответственно.

По последним данным Минфина, российский бюджет в апреле недополучил 133 млрд рублей нефтегазовых доходов к ожидаемому уровню. Однако это означает, что совокупный объем дополнительных нефтегазовых доходов все равно превысил базовый (по бюджетному правилу) на 281 млрд рублей.

По оценке руководителя российского нефтегазового аналитического центра, сокращение поставок российской нефти приведет к скачку цен до $140–150 за баррель Brent и среднегодовая цена нефти Brent в 2022 году составит $120–130 в 2022 году. Если предположить, что средний дисконт Urals к Brent сохранится на уровне $30 за баррель (сейчас — $35), то средняя цена Urals до конца года составит $90–100 за баррель. Это значительно больше, чем среднегодовые $67 по итогам 2021 года, и более чем вдвое больше, чем цена, по которой сверстан бюджет на 2022 год ($44,2 за баррель). «Общая стоимость экспорта в 2022 году не снизится по сравнению с 2021 годом, но, скорее всего, эффект с точки зрения стоимости будет больше в 2023 году», — заключил собеседник The Bell.

Умерить рост цен и тем самым поставить Россию в сложное положение способна ОПЕК, которая, несмотря на давление США, до сих пор отказывается ускорять рост добычи нефти. Поведение картеля остается непредсказуемым. ОПЕК придется балансировать между нежеланием ключевых стран организации играть на стороне Запада против России и реальной необходимостью ребалансировки рынка, считает собеседник The Bell из крупной международной организации. Но, если на рынке появится по-настоящему значительный дефицит, у Саудовской Аравии и ее партнеров не останется другого выбора, кроме наращивания добычи. Кроме того, в случае снятия с него санкций добычу сможет нарастить и Иран.

Что мне с этого?

Для оценки удара по российскому бюджету и экономике (когда и насколько ослабнет рубль, как ускорится инфляция и пострадают реальные доходы россиян) необходимы конкретные параметры нефтяного эмбарго ЕС. Но если предположить полную потерю европейского рынка и гипотетическое отсутствие замещения азиатским, то удельные нефтяные доходы российского бюджета в долларовом выражении могут сократиться на четверть, предположил для The Bell главный экономист международной финансовой организации. Но краткосрочно российский бюджет выдержит эмбарго благодаря компенсирующему эффекту роста цен на нефть, считает он.

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии